Cхиархиепископ Антоний (Абашидзе)

Cхиархиепископ Антоний (Абашидзе)Будущий архипастырь, в миру Давид Ильич Абашидзе, родился 1 октября 1857 года в селе Веджины Сигнахского уезда Тифлисской губернии. Он происходил из старинного грузинского вельможного рода... Родители сделали всё возможное, чтобы их сын, получил блестящее воспитание и образование.


После окончания Тифлисской гимназии Давид продолжил обучение на юридическом факультете Императорского Новороссийского университета, в 1892 году, окончив его с отличием, поступил в Киевскую Духовную академию. В стенах Киево-Печерской Лавры он принял иноческий постриг. Монашеское имя он получил в честь великого ревнителя Православия святителя Димитрия Ростовского. По окончании академии 1896 году он был удостоен звания кандидата богословия и посвящен в сан иеромонаха, в этом же году он был назначен преподавателем Священного Писания в Тифлисскую духовную семинарию. Среди его воспитанников оказался Иосиф Джугашвили.
В 1897 году отец Димитрий был назначен инспектором Кутаисской духовной семинарии, а через год, в этой же должности, возвратился в Тифлисскую духовную семинарию. Здесь он попытался возобновить доверительные отношения с Иосифом Джугашвили. Но юноша к тому времени стал угрюм и скрытен, казалось, его гложет какая-то тайная тоска, о причинах которой он наотрез отказывался рассказывать своему наставнику. Несколько раз Джугашвили уличали в нарушении семинарской дисциплины, посещении революционных сборищ и хранении нелегальной литературы, в мае 1899 года Иосифа Джугашвили отчислили из семинарии. Отец Димитрий пытался вразумить его, не раз встречался с Иосифом, писал ему письма. Но бывший семинарист все теснее связывался с революционным подпольем. А отец Димитрий продолжал свое служение Церкви, при этом начал устно и в печати выступать с пламенными проповедями, обличающими революционное безумие.
В 1900 году отец Димитрий был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Александровской Ардонской духовной семинарии. Будучи ректором, он не боялся посещать расположенный неподалеку лепрозорий и причащать прокаженных...
23 апреля 1902 года состоялась его хиротония во епископа Алавердского, викария Грузинского Экзархата. В речи при наречении в святительский сан он засвидетельствовал свою готовность к жертвенному служению на ниве Христовой в грозные времена надвигающейся на Отечество смуты: «...Восхождение на кафедру епископскую есть приближение к Голгофе. Но Голгофа не может устрашить христианина, для нее мы рождены, ибо без Голгофы нет Воскресения, без страданий — нет радостей...»
В первые же годы святительского служения Преосвященный Димитрий занимается делами духовного образования, председательствует в Грузинском епархиальном училищном совете. Разбирается в очень сложных вопросах организации церковной жизни в Грузии, возглавляет Комитет по изданию грузинского церковного обихода. Находит время для занятий историей: возглавляет Археологический музей Грузинского Экзархата и организовывает пополнение его собрания. Одновременно владыка Димитрий является настоятелем Тифлисского Спасо-Преображенского монастыря.
В 1903 году Преосвященный Димитрий был назначен епископом Гурийско-Мингрельским, через два года он назначается епископом Балтским, викарием Подольской епархии. А в 1906 году епископ Димитрий получает назначение на находившуюся тогда в катастрофическом положении Ташкентскую и Туркестанскую епархию. В то время Туркестанская епархия считалась «самой дальней и самой бедной в Русской Церкви»: приходы были разбросаны по огромной территории, священников не хватало; духовенство крайне неохотно ехало в край, откуда доходили тревожные слухи о землетрясениях, об эпидемиях чумы и холеры.
Епископ Димитрий с большим воодушевлением принимает назначение. Приступив к выполнению своих обязанностей, он решается писать лично императору Николаю II о бедственном положение, в котором оказалась епархия вследствие чиновничьего произвола, в письме он просил вернуть епархии 34 храма, отошедшие к военному ведомству... Благочестивый Государь был до глубины души возмущен антицерковными действиями своих чиновников в Туркестане, по его личному приказу началось восстановление разрушенной церковной жизни в Туркестане.
За шесть лет число храмов в Туркестане увеличилось более чем вдвое (с 78 до 161)... Было завершено, тянувшееся десятилетиями, строительство Софийского кафедрального собора в Верном, который по красоте сравнивали с Покровским собором (храм Василия Блаженного) на Красной площади в Москве, а его создателя, местного архитектора Андрея Зенкова, современники называли «гигантом и сказочником»...
С первых же шагов своего служения в Туркестанском краю Преосвященный Димитрий начал завоевывать симпатии во всех слоях общества... Многообразные познания помогали ему находить общий язык с «интеллектуальной элитой»...
Благодаря владыке Димитрию духовенство в Туркестане получило свой печатный орган... «Туркестанские епархиальные ведомости» за несколько лет сделались авторитетным изданием, имевшим значительное влияние на состояние умов в Туркестане. Епархиальный журнал с момента своего открытия стал «единственной связью между разбросанным на тысячеверстные расстояния духовенством».
Следует отметить, что Преосвященный Димитрий посещал не только храмы и монастыри края, но и находил время для поездок в Россию, Украину. Каждый раз после поездок по святым местам он привозил пастве святыни: частицы мощей великих угодников Божиих, святые иконы.
В годы Первой мировой войны владыка Димитрий, движимый патриотическим порывом, три года в качестве в корабельного иеромонаха служил на линкоре «Мария». (На флот тогда брали только монашествующее духовенство, так как опасность была большей, чем на суше, и в случае гибели не страдала семья простого судового священника.) За проявленное при этом мужество он получил редкую награду: панагию на Георгиевской ленте.
В 1915 году владыка Димитрий был возведен в сан архиепископа. На Поместном Соборе 1917—1918 гг. он открыто выступил против интеллигенции и чиновников, пытавшихся воспрепятствовать спасительному для Русского Православия восстановлению Патриаршества... В охваченной революционным безумием Москве именно владыка Димитрий взял на себя переговоры с большевиками и сумел добиться от них прекращения обстрела Кремля, что позволило продолжить работу Поместного Собора.
В конце 1918 года архиепископ Димитрий возвратился в свою Таврическую епархию. В Крыму уже бушевала гражданская война, полуостров переходил из рук в руки. В воспоминаниях митрополита Вениамина (Федченкова) упомянуто о том, как Высокопреосвященный Димитрий помогал офицерам царской армии укрыться от «революционной» расправы. Гражданская война сделала невозможным единое управление Русской Церковью. Когда в Крым вошли войска барона Врангеля, владыка Димитрий был избран председателем Временного Высшего Церковного Управления юго-востока России, окормлявшего паству на территориях, еще контролировавшихся Белым движением. Он пытается выступить миротворцем между противоборствующими станами: летом 1920 года по его почину в Крыму объявляются «дни покаяния», к участию в которых владыка надеется привлечь и красноармейцев...
В это время владыка Димитрий узнал, что его бывший семинарский воспитанник Иосиф Джугашвили (Сталин) занял видный пост в большевистском руководстве (он был тогда представителем Совнаркома в командовании Юго-Западного фронта, развернутого против войск Врангеля). Владыка Димитрий пишет ему письма, умоляя отпустить брошенных большевиками в тюрьмы священнослужителей, и Сталин удовлетворяет его просьбы.
После поражения Врангеля большинство находившегося в Крыму духовенства вместе с его войсками ушло в эмиграцию, однако, владыка Димитрий остался, он был готов принять венец мученичества за Христа.
Владыку Димитрия арестовали в архиерейском доме в Симферополе (1922г.), затем вынесли приговор: «расстрелять за контрреволюционную деятельность, участие в вооруженной борьбе против Республики». Но приговор направили на утверждение Сталину, и тот заменил казнь тюремным заключением. В тюрьме архипастырь томился около двух лет. Там он потерял зрение...
В 1925 году он возвращается в Киево-Печерскую Лавру. Там после его многодневной слезной молитвы у гробниц преподобных отцов Печерских свершилось чудо: Господь частично вернул ему зрение. В 1926 году он принял схиму с именем Антоний, в честь основателя русского монашества...
Служение схиархиепископа Антония не ограничилось одной молитвой, он не оставлял без наставлений православный народ, и слово нового Киево-Печерского старца, схиархиепископа Антония, далеко разносилось по Русской земле... В своих посланиях он выступал с обличениями обновленчества и «григорианского» раскола.
После закрытия Лавры с 1924 года владыка Антоний был вынужден жить у своих духовных чад в Киеве... По свидетельству очевидцев, к прозорливому старцу тайно приезжали духовные дети, он предупреждал их об опасностях, утешал, поддерживал унывающих, по его молитвам совершались многочисленные исцеления больных.
Началась война, в город вошли немцы, они разрешили открыть церкви и монастыри. 27 сентября 1941 года, в праздник Воздвижения Креста Господня, монахи во главе с владыкой Антонием вернулись в Лавру. Епископу было тогда уже 84 года, но, несмотря на возраст, он возглавлял Лавру до самой своей смерти.
Из воспоминаний проф. Никодимова И.Н.: «С воспоминаниями о Лавре тесно связывается личность схиархиепископа Антония (Абашидзе). Я познакомился с ним в то время, когда он еще не был схимником и проживал на покое в Китаевской пустыне. Помню, как он ежедневно в священнической фелони и омофоре совершал богослужения. Глубокий старец, небольшого роста, он еще носил следы прежней красоты. Черные выразительные глаза выдавали в нем, несмотря на большую седую бороду и белые, как лунь, волосы, в прошлом темного брюнета. Его жизнь представляла своеобразный интерес. В миру грузинский князь, он получил блестящее воспитание и образование. Впоследствии, уйдя из мира, он не раз вспоминал о своих прежних высоких связях и знакомствах. Особенно охотно и с чувством глубокой симпатии он рассказывал о своих встречах с царской семьей. Вскоре после пострижения в монашество он получил назначение на епископскую кафедру. Значительную часть своего архиерейского служения он провел на Кавказе, а затем в Крыму. Последние годы его активной церковной работы прошли на Таврической кафедре. Он искренне привязался к этому краю и полюбил и знойную крымскую природу...
Жил архиепископ на частной квартире, на Козловской улице (в Киеве). Славился он своей необыкновенной простотой и сердечностью. Бывали у него люди самых разнообразных взглядов и убеждений, и владыка всех без различия привлекал своей необыкновенной обаятельностью. Неизменно тактичный, гостеприимный хозяин и интересный, всесторонне сведущий собеседник, он умел занять гостей, охотно прощая им неловкости поведения, сглаживая резкие поступки и ко всем относясь с истинно христианской снисходительностью... Во время немецкой оккупации Киева он переселился в Лавру, которую очень любил, и занял маленький домик бывшего настоятеля, или блюстителя, Ближних пещер. В этом домике для владыки была восстановлена уничтоженная во время советской власти церковка. Здесь схиархиепископ по праздникам и воскресеньям сам служил наедине, без посторонних богомольцев. Помогали ему в этих службах его домочадцы: пело несколько монахинь, которые обслуживали домик, и его секретарь иеромонах Димитрий... В 1942 г. в день своего Ангела он в последний раз принимал участие в богослужении в Великой церкви. К этому дню собралось много богомольцев. Все подходили к схиархиепископу под благословение и трогательно приветствовали его, точно верующие чувствовали, что владыка уйдет в иной мир...»
Старец-схиархиепископ Антоний (Абашидзе) мирно отошел ко Господу в конце 1942 года и был погребен близ места своих подвигов, у входа в ближние пещеры Киево-Печерской Лавры. Могила его у входа в Ближние пещеры сохранялась до шестидесятых годов, и была местом поклонения верующих. В годы хрущевских гонений на Церковь по распоряжению властей могилу сровняли с землей и залили асфальтом, однако через тридцать лет отец Дамиан* восстановил место погребения владыки Антония, на его средства была изготовлена надгробная плита, на которой были, по его просьбе, добавлены к надписи слова из псалма: «В память вечную будет праведник…»
В Киеве схиархиепископа Антония почитают как преподобного подвижника, молитвенника и прозорливого старца.

Господи, молитвами старца Антония, спаси нас!

*Архимандрит Дамиан (Давыдов) –наместник киевского Свято-Введенского монастыря, в котором в 1994 году отображением на стекле киота и последующими чудесами прославилась икона Божией Матери «Призри на смирение».

Библиография

1.«Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир. Cхиархиепископ Антоний (Абашидзе)», Владимир, митрополит Ташкентский и Среднеазиатский,2005 г.
http://pravoslavye.org.ua/index.php?r_type=article&action=fullinfo&id=5683
2. Отрывок из книги проф. Никодимова И.Н. «Воспоминание о Киево-Печерской Лавре (1918—1943 гг.)», – Киев: Типография Киево-Печерской Лавры – 1999 г.
http://www.la-france-orthodoxe.net/ru/palom/antoine
3.Святослав Речинский. «В память вечную будет праведник». // Газета «Регион». № 20, – Киев, 1997 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий