Диалог религий поверх политических раздоров

Главный раввин Москвы и Европы Пинхас Гольдшмидт — о том, зачем он встречался с Папой Римским Франциском

Пинхас Гольдшмидт

В апреле я встретился с Папой Римским Франциском. Это была первая в истории двух религий встреча папы римского и главы европейского еврейства.

К этому событию мы шли 2 тыс. лет. От зарождения христианства как ветки иудаизма, через гонения, инквизицию и изгнания до полноправного диалога и очень радушного приема, оказанного понтификом делегации из Москвы. Такого никогда не было. Мы живем в поистине удивительное время.

Мы поехали в Ватикан, чтобы договориться  о мире. В самом широком смысле.  С одной стороны, парламентарии Запада периодически пытаются ограничивать свободу вероисповедания. Запретить носить хиджабы, например, или обрезать своих сыновей. С другой стороны, Европа, увы, «пригрела на груди» ростки исламского фундаментализма, и сегодня это оборачивается чудовищными терактами  и средневековой резней.

Мы приехали к папе договариваться о мире, спокойствии и благополучии и для верующих, и для светских. В том числе — финансовом благополучии. Из-за охлаждения отношений между Западом и Востоком, санкций и антисанкций материальные трудности испытывают обычные люди, невиновные в дипломатическом кризисе. И обсудить, что делать со второй бедой — терактами со стороны радикалов.

Мы нашли у папы понимание — он резко осудил нападения на евреев.

Западный мир стремительно секуляризируется. Россия (хоть всё чаще православие и называют «государственной религией») не отстает: всего 2% граждан соблюдают важные посты. Почему же тогда именно религиозные лидеры, чье влияние, по логике вещей, должно снижаться, взяли на себя труднейшую миссию примирения?

И не ждет ли провал это предприятие?

Вопреки логике, мы видим, что влияние папы распространяется далеко за пределы католического и даже христианского мира. К его мнению прислушиваются и атеисты, и влиятельнейшие политики, хотя у Ватикана нет ни одной атомной подлодки. Франциск стал первым папой, которого пригласили  выступить в конгрессе США, стране исторически антикатолической.

Несколько месяцев назад саудовскому блогеру Раифу Бадуи грозило побиение палками — за правозащитную деятельность. Архиепископ Австрии вмешался и пригрозил выходом этого государства  из международного центра межрелигиозного и межкультурного диалога имени короля Саудовской Аравии Абдаллы ибн Абдель-Азиза ас-Сауда (KAICIID). Наказание отменили.

В Румынии периода Чаушеску главный раввин этой страны Мозес Розен смог обеспечить евреев развитой общинной инфраструктурой. Он возглавлял общину, где было больше 400 тыс. евреев. Он дал возможность Румынии получить статус фаворита в США —  беспрецедентный случай для страны, входящей в социалистический блок. Розен — пример человека, религиозного лидера, раввина, который стал мостом между Западом и Востоком.

Еще примеры. В 2009 году в Швейцарии был принят закон, запрещающий строительство минаретов на мечетях. Затем во Франции и Бельгии появились запреты на ношение хиджабов для мусульманок. Я уже тогда написал статью в New York Times, в которой сказал: если начинают диктовать, кому вот что одеваться и кому что кушать, то дальше будет только хуже.

Так и случилось.

Нижняя палата голландского парламента пыталась ограничить производство халяльного и кошерного мяса. Конференция европейских раввинов, которую я возглавляю, вмешалась в процесс, законопроект не прошел. А в Гамбурге чуть было не ввели запрет на обрезание. Для мусульман и иудеев это равносильно заявлению: «Уезжайте отсюда». Мы провели большой Совет раввинов. Через два дня Ангела Меркель выступила против запрета.

У Москвы в этом смысле большой потенциал не только как у моста между цивилизациями. Еврейская Москва, например, сегодня находится в мейнстриме еврейской Европы. В Брюсселе, например, нет ни одного кошерного ресторана, тогда как российская столица — очень комфортный для проживания иудеев город.

Итак, влияние лидеров конфессий даже в светском мире остается сильным, хоть и недооцененным.

Однако мы не намерены навязывать собственное мнение, лоббировать свои религиозные воззрения через государственный аппарат или принуждать людей ходить в церковь по воскресеньям. В иудаизме, к слову, миссионерство запрещено вовсе. На людей нельзя давить, особенно в таком интимном вопросе, как вера. В Израиле, например, общество с большим негативом воспринимает любые попытки религиозных партий навязать соблюдение законов Торы. При этом там нет закона, обязывающего делать обрезание или поститься в Йом Кипур (Судный день), но 90 % израильтян постятся и обрезают сыновей, без всякого принуждения сверху.

Мы лишь хотим, чтобы к тем, кто уже верит и не собирается нарушать границы свободы других людей, относились с уважением.

Уникальность исторического момента не только в том, что когда-то непримиримые авраамические религии начали договариваться. Мы стоим на стыке эпох. Нас может объединять традиционный еврейский принцип «тикун олам», исправление мира с либеральными ценностями. Это исправление приходит через терпимость к другим, через свободу. Эпоха «священных войн», насильственных обращений и гонений западного мира осталась в далеком прошлом.

Встреча в Ватикане была не только декларативной. Она стала началом реализации совместных проектов, утверждающих религиозную свободу и противостоящих религиозному экстремизму. Уже есть успешный опыт проведения конференции в Вене, в которой католиков представлял кардинал Шенборн (еврей по матери, кстати). Русскую православную церковь представлял митрополит Илларион. В будущем намерены приглашать также и протестантов, и мусульман.

Пока политики «обмениваются любезностями» в виде санкций, антисанкций и шпилек в адрес друг друга, религия снова становятся фактором обмена общечеловеческими ценностями. Со стороны Европы это уважение к правам человека, толерантность, свобода мнений. В свою очередь, евреи стран бывшего СНГ несут в Европу свои культурно-исторические ценности. Что называется, From Russia with Love. Например, с 12 по 14 мая в Тулузе пройдет Конференция раввинов Европы, которая будет посвящена 70-летию Великой Победы, в ней примут участие 30 раввинов со всей России. Пройдет вечер памяти, в котором примут участие ветераны Великой Отечественной, а также родственники кардинала Тулузы, который во время войны спасал евреев, получил звание «праведника народа мира».

Более того. Отныне евреи всего мира, от Ирана до Великобритании, будут отмечать 26 ияра (выпадает на май), День Спасения и Освобождения (Йом Шихрур ве-Ацала), День Победы над нацизмом по традиционному еврейскому летоисчислению. С такой инициативой выступил именно российский еврей, известный меценат Герман Захарьяев.   На фоне того что в Европе забывается важность этого дня, на фоне попыток пересмотра Второй мировой, позорных попыток «замарывания» подвига героев войны такая инициатива очень важна. Этот день останется в мировой еврейской традиции на тысячелетия. Он важен и для нас — миллион евреев, хоть у нас и не было единого флага, воевал во всех армиях антигитлеровской коалиции, и это огромная цифра для крошечного народа.

Ко всему, как мы и говорили, Европа становится слишком светской. А в России традиционен пиетет к христианским ценностям.

Объединяться нужно еще и под угрозой радикализма. Ничто не сплачивает любые группы, лучше, чем общий враг. В Европе на протяжении столетий таким «общим врагом» был еврей, ненависть к которому объединяла все сословия, когда больше не было средств для объединения. В Израиле это арабские исламисты. В еврейском государстве живут выходцы из десятков стран. Израильтянин может «наезжать» на американского еврея, но через минуту, если будет взрыв, израильтянин первым защитит его от удара и будет рад в дальнейшем, если сын «американца» станет мужем его дочери. А сегодня борьба с общим врагом — исламистской угрозой — должна объединять Европу, Россию, Ближний Восток, США. Опасно этого не понимать.

…Когда я вернулся из Ватикана, то увидел, насколько позитивно была воспринята эта встреча. Другими конфессиями, обществом, журналистами. Но главный критерий всё же — это то, что позитивно отнеслись к ней сами евреи, и верующие, и светские. Те самые евреи двухтысячелетнего изгнания, воспитанные на историях о притеснениях и сложности жизни в христианском мире. Прекрасно знающие, что католики далеко не всегда были лучшими друзьями евреев. Они отнеслись к этой встрече хорошо, а значит, тектонические сдвиги действительно происходят.

Хороший знак для политиков.

Источник: «Известия»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий