Эфиопия: христианство, ислам, иудаизм

Эфиопия: христианство, ислам, иудаизм

2. Эфиопия и ислам

2.1 Введение: «Ислам в Эфиопии» и «ислам и Эфиопия»

В предыдущей главе мы изучали эфиопское христианство в его качестве первичной сферы общей культуры страны. Христианская православная эфиопская церковь развилась с начала христианской эры, став религией правителей страны и также системой верований тех жителей Африканского Рога, которые определяли себя как «эфиопы».

 

Как мы уже видели ранее, христианство и церковь стали основой имперской государственности. Они обеспечивали базисной идеологией и религиозной легитимацией политические институты государства. В то же время они обеспечивали многочисленным эфиопским христианам рамки социальной и духовной повседневной жизни, от колыбели до могилы. В собственном восприятии христиан господствовало отождествление христианства и принадлежности к эфиопскому народу, и слова «христианин» и «эфиоп» использовались как взаимозаменяемые. Изучая историю христианства в Эфиопии, мы смогли проследить также и развитие внутренней напряжённости и региональной и этнической вражды. Хотя эфиопское христианство и было организованной и институциализированной религиозной системой, но оно являлось также и сосудом, вмещавшим в себя весь спектр местных верований. Его история отражала напряженность между институтом императорской власти и различными властными структурами, с одной стороны, и между многообразием этнических, языковых и региональных самоидентификаций, с другой стороны. Эта напряженность, между тенденциями к централизации и децентрализации, была и осталась главной осью истории Эфиопии.

«Таким образом мы можем бегло просмотреть историю эфиопского ислама», писал в 1960 г. Эдвард Уллендорф, один из ведущих и известных эфиопистов, «это возможно вследствие того, что ислам являлся не более чем вторичным по своему значению элементом в понимании сущности Эфиопии»*. Однако с тех пор наука достигла более глубокого понимания проблемы, и историки приобрели более широкий угол зрения. Тот, кто пытается изучать историю Эфиопии только в аспекте ведущей христианской культуры, довольствуется неполной картиной.

Настоящий раздел, «Ислам и Эфиопия», должен углубить и уравновесить наше понимание проблем эфиопской истории. Ислам и его носители – мусульмане играли полноценную, а иногда даже и определяющую роль в истории Эфиопии. Их удельный вес в ней постоянно увеличивался. Ислам на Ближнем Востоке, с начала своего возникновения в раннесредневековую эпоху и до наших дней, был для Эфиопии бульшим, чем просто соседом, могущественной религией и великой империей, постоянно бросавшими ей вызов. В Средние века мусульмане превратились в Эфиопии во внутренний фактор, часть жизни страны. С начала Нового времени число мусульман в Эфиопии неуклонно росло, и в начале 20-го века сравнялось с числом христиан. Мусульманские общины Эфиопии на протяжении многих поколений не стремились поколебать гегемонию христианства в качестве государственной религии и основы официальной культуры страны, но они добились больших успехов в борьбе за собственное выживание в христианской среде, за внедрение в важные сферы жизни эфиопского общества и внесли неоценимый вклад в экономическое развитие страны. В последнее десятилетие 20-го века – к этому мы подойдем в конце данного раздела – ислам в Эфиопии, как видится, достигает беспрецедентного расцвета и возможно даже впервые поднимается на уровень, позволяющий ему соперничать с претензией христианства на исключительность в качестве культуры эфиопской элиты. Эфиопский мусульманский историк нашего времени профессор Хусейн Ахмед отреагировал так на вышеприведённое высказывание о том, что «…ислам являлся не более чем вторичным по своему значению элементом в понимании сущности Эфиопии»: «Эфиопия всегда была многоликой страной, состоявшей также из несемитских, языческих и мусульманских групп, которые имели равное историческое значение… ислам в Эфиопии обладает давней историей… он не является маргинальным приложением, а представляет собою неотъемлемую часть всей подлинной истории страны»**. К этому высказыванию, само собой разумеется, мы еще вернёмся в конце нашего обсуждения.

Во всяком случае, на протяжении веков история эфиопского ислама вращалась вокруг оси диалога между организованным государством и господствующей культурой и многообразием общин, представляющих эфиопские меньшинства. Христианство, начиная со своих первых шагов в древности и до революции 1974 года, последовательно реализовывало себя в качестве религии государственного имперского порядка, религии, представляющей культуру, в основе которой находится собственность на землю, земледельческая и военная сферы. Ислам был принят на Африканском Роге теми, кто хотел, насколько это возможно, не быть поглощенными системой, основанной на вышеупомянутых ценностях, и принять их за основу своего бытия.

К принятию ислама в этом уголке мира тяготели различные племена, представители отдельных языковых групп, кочевники, торговцы, пастухи, отдельные этнические группы и т.п.

Члены этих групп или их часть определяли себя сами как мусульмане, чтобы закрепить собственную особость, а иногда даже и построить у себя на основе системы ценностей ислама собственные политические структуры. Вследствие этого исламские общины отделялись не только от христианской культуры, но и друг от друга. Мусульманские общины Африканского Рога отличались разнообразием языков, образов жизни, занятий и географических условий, и только изредка могли преодолеть
эти различия и объединиться. Ислам, родившийся на соседнем Ближнем Востоке как религия, гармонично объединявшая религиозную и политическую сферы, не реализовал себя в таком виде на Африканском Роге. Ислам на Востоке расцвел в качестве победоносной идеологии единого государства, организованной городской культуры, системы культа, образования и законности, использовавших арабский язык и письмо. На Ближнем Востоке он превратился в «религию и государство», в систему имперских институтов и ценностей.

На Африканском Роге эту функцию взяло на себя эфиопское христианство, создавшее имперскую политическую систему, а ислам распространился, в основном, в качестве подсобного инструмента для сохранения, и даже для политической консервации, таких явлений, как трайбализм, раздробленность и этноязыковая обособленность. В политическом смысле, мусульмане Африканского Рога определяли себя согласно этноязыковому критерию – как сомалийцы, сидама, оромо, афар и т.п., т.е по отдельным группам. Обычно лишь в таких небольших группах – в которых, кстати, не все члены становились мусульманами – ислам помогал создать местное руководство, династию или княжескую власть. С момента, когда представители этих народов организовывали вторжения или же бывали завоеваны сами и присоеднены к Эфиопии, большинство из них выбирали добровольно или бывали принуждены признать главенство христианских политических институтов. Находившиеся среди них мусульмане осуществляли свою религиозную жизнь, по большей части, при отсутствии классических для мусульманского общества арабоязычных институтов образования и судопроизводства, а так же политического выражения концепции «нации ислама» (умма), как структуры, объединяющей всех «правоверных». Ислам существовал, главным образом, только в качестве духовных рамок разрозненных общин, в качестве формы организации местных групп, группирующихся вокруг мечетей и структур исламского суда, как основа начального образования, социальных институтов, местной власти и религиозной иерархии, осуществлявших свою деятельность на упомянутых языках. И среди проживавших в центре страны носителей амхарского языка и тигринья – как видно, уже в первом веке существования ислама – появились достаточно заметные количественно мусульманские общины. Большинство этих мусульман занимались торговлей и ремеслом и этим как бы заполняли нишу в функционировании христианского общества, занимавшегося сельским хозяйством и военным делом.

Если бы мы озаглавили этот раздел «Ислам в Эфиопии», мы бы должны были сконцентрироваться на истории частного явления, истории христианского государства и мусульман в качестве одной из его составляющих частей. Однако такая картина являлась бы неполной. История эфиопского ислама проходила не на далёком острове, на котором уединились две религии (а также, впрочем, и другие). Она проходила в непосредственной близи от стран, составлявших сердцевину исламского мира, Ближнего Востока наших дней, района рождения и развития на протяжении многих поколений ислама, как победоносного симбиоза религии и политики. Эфиопия, исторический символ Чёрной Африки, таким образом, была и остается ближневосточной страной, да и её христианство, как мы видели, было связано прочной пуповиной с восточным, коптским египетским христианством. И её мусульманские общины, как мы увидим далее, возникли и функционировали в рамках тесных социальных и торговых связей с исламским миром Ближнего Востока. Более того, сами вожди имперского ислама на Ближнем Востоке во все времена прочно хранили историческую память об Эфиопии и её мусульманах. Эти двусторонние связи между исламом Эфиопии и Африканского Рога и единым победоносным исламом Ближнего Востока также влияли на историю изучаемого нами явления. В связи с этим всегда существовала вероятность, что мусульмане Эфиопии и Африканского Рога захотят избавиться от положения разрозненных элементов и объединятся, чтобы реализовать свою религию в её политико-имперском аспекте. Политизация ислама на Африканском Роге и его консолидация – через поддержку и вдохновление с Ближнего Востока – были и остаются одними из наиболее крупных внутренних проблем, стоящих перед эфиопским государством и культурой. С усилением влияния ближневосточного ислама ислам в Эфиопии временами превращался в угрозу её господствующим порядкам. С упадком влияния политического ислама усиливалась тенденция сотрудничества, сосуществования и углубления эфиопизации местного ислама. Чтобы попытаться охватить всю сложность этого исторического явления, как в его внутренних связях, так и его прочной ориентации на исламский мир вокруг, мы решили назвать этот раздел «Ислам и Эфиопия». Он проанализирует динамику этих двух элементов до ее зенита в наше время – в период беспрецедентного расцвета ислама, натиска, возвещающего, возможно, начало революционных изменений в отношениях между двумя главными религиями Эфиопии.

 Назад              Начало                 Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий