Иисус Христос. Том 2. Книга четвертая. Великие события в Иерусалиме

Иисус Христос. Том 2

Глава вторая. Иисус Христос на празднике Кущей в 29 году

Обыкновенно люди, претендующие на какое-либо положение в общественной деятельности, стараются захватить власть в свои руки силой, ловкостью или какой-нибудь хитростью. Добившись этого, они прилагают все старания, чтобы осуществить и привести в исполнение свои планы и намерения. Успех или неуспех — решает дело. Если человек побежден — его презирают; если он побеждает — его превозносят.

Иисус не следовал этому общечеловеческому правилу. Он мог и хотел властвовать только по доверию к Нему; Он не навязывал Своего учения, а предлагал его; единственным оружием Его были — живое слово, Его святое дело и обнародование Себя как Мессии.

Великая задача Иисуса выполняется постепенно, среди буйных противоречий толпы. В Иерусалиме, где Он умрет в присутствии массы народа и представителей власти, дела Его принимают более торжественный характер и окончательно возбуждают злобу.

Пребывание Иисуса в Иерусалиме, во время праздника Кущей, известно нам только из повествования св. Евангелиста Иоанна1. Все события переданы очень кратко, речи Иисуса выражены в одной фразе или слове, и все-таки, несмотря на эту краткость, страницы Евангелия оживляют перед нами памятный период в жизни Иисуса, когда Он столь сильным и живым словом и делом требовал признания Своих прав и Своего мессианского служения.

Св. Евангелист воскрешает перед нами поразительный успех Его учения, движение и волнение толпы, споры и разделение общественного мнения, часто побеждаемого очевидной истиной учения Христа; нам слышатся ропот, насмешки толпы, ее одобрения и невольно вырывающийся крик глубокой и убежденной веры; мы присутствуем при первых приступах вражды первосвященников против Иисуса; злоба их сторожит Его, завидует Ему, посылает за Ним слуг, тревожится и усиливается, видя успех Его проповеди; коварство и ненависть ищут случая схватить Его.

Все это происходит в храме, под портиком Соломона, или в галерее двора Израиля, подле алтаря, предназначенного для жертвоприношений. Здесь протекают дни Иисуса. Он приходит сюда раньше всех, поучает народ, опровергает фарисеев и книжников, а вечером удаляется со Своими учениками на Масличную гору, чтобы провести там ночь.

Толпа, которая собирается слушать Его, далеко не походит на ту, что следовала за Ним в Галилее, по берегу озера, была с Ним на горе и в пустыне. Рядом с чернью и простыми малообразованными людьми, пришедшими из глухих провинций, встречались иерусалимляне, жители самого города Иерусалима, иудеи, как называет их св. Пророк. Отличаясь от массы некоторым знанием св. Писания, набожностью и полным подчинением власти, они зорко следили за каждым ее приказанием, готовые исполнять его без промедления, и думать, и делать то, что прикажут.

Иудейские начальники находились среди толпы, стараясь оградить ее от влияния Иисуса и осуждая Его действия. Появляясь и во дворе первосвященников, и в большой зале совета, старейшины, члены Синедриона, саддукеи со свойственным им скептицизмом, и неумолимые, пристрастные к своей науке фарисеи, несомненно, сами слышали уже проповедь Иисуса. Многие из них были совершенно ослеплены и подавлены новым учением, которое приводило их в негодование.

Но ошибочно было бы полагать, что форма учения Христа в Иерусалиме была различной. Она — одна и та же и здесь, в центре образования, среди религиозных и основанных на предании знаний, в преддверии Синедриона, где разбирались и решались всевозможные задачи религиозной казуистики, где обсуждалась вся злоба дня и поучали лживые пророки,— она одинакова и в Галилее, где Иисус обращался более всего к простому народу, к массе. В Иерусалимском храме Он говорил для всех: и для обитателей далеких провинций, и для жителей главного города, для лиц, имеющих влияние в государственной иерархии, и для знаменитых и наиболее известных учителей закона.

Повсюду одна сущность Его учения, менявшая только иногда свою внешнюю форму; она может быть обобщена в двух существенных пунктах: в божественном происхождении Иисуса и святости Его посольства как Мессии. В Иерусалиме Он не выражается притчами, а ссылается на священное Писание перед книжниками, привыкшими клясться Писанием. Галилеяне удивлялись силе и оригинальности учения Иисуса. Иудеи невольно поражались Его знанием св. Писания.

«И дивились Иудеи, говоря: как Он знает Писания, не учившись?»

Для книжников и законников Иисус был просто неученым. Им было известно, что Он плотник родом из Назарета, не посещал никакой школы, а между тем выказывал поразительное знание закона и пророков, превосходя в этом даже образованнейших из учителей и законников. Он доказывал из Писания древние и новейшие истины, приводил в недоумение своих противников, заставляя их этим самым замолчать. Ни один из книжников не умел говорить так о вечном царстве Отца Небесного, как Он; никто не доказывал так ясно всей суетности обрядов, передаваемых от древности. Никто, кроме Иисуса, не заявлял себя Мессией; и Его светлый образ, озаренный могуществом и непоколебимым сознанием, поразительными знамениями, подтверждал, что именно Он был Им.
Изумленная толпа внимала Ему, но начальники, блюстители общественного образования, ученые озлоблялись, высказывая презрение к учению, на которое они смотрели как на личные измышления Иисуса; они не придавали Его учению особой цены, так как оно не опиралось на власть и ученость кого-либо из учителей закона.

Известно, как в это время высоко ставились предания учителей синагоги. Ничего не решалось без их авторитета. Для того чтобы какое-либо ученое решение, судебное или церковное, имело силу, нужно было, что¬бы его принял под свое могущественное покровительство кто-либо из так называемых «великой четой». Иисус Христос, строго порицавший заблуждения последних веков, превосходивший всех пророков и не боявшийся заявлять Себя Посланником Божиим, пришедшим восполнить закон, Он, разумеется, не мог ссылаться на какой-либо авторитет, кроме Бога.

Иисус сказал: «Мое учение — не Мое, но Пославшего Меня»2.

Указав божественное происхождение Своего учения и связывая его с Своим посланничеством, Иисус ответил этим сразу и изумленно внимавшей Ему толпе, и с презрением относящимся к Нему негодующим начальникам. Посланник Божий озарен светом Пославшего Его. Он не нуждается в людском одобрении и поощрении. Люди не могут осуждать слово Божие, потому что оно управляет ими; они должны лишь всей душой воспринимать Его ради собственного спасения.

Но как узнать, Бог ли говорит устами Иисуса? Чем доказать, что Его учение имеет не человеческое, а божественное происхождение? Он не ссылался ни на Свое дело, ни на какие-либо внешние знаки божественного доверия. Чудеса, знаменовавшие присутствие Бога с Ним и в Его лице, поражали иудеев; но в умах этих людей, предубежденных против Иисуса, глубина и смысл чудес Его исчезали перед явным нежеланием признать их, перед полным извращением фактов и неумением понять их источник и основу. В Своем учении Иисус взывал к голосу людской со¬вести. Но не всем одинаково дана сила разума. Есть много простых и невежественных людей, которые не умеют пользоваться этими дарами; голос совести — это яркий луч света, руководящий человечеством в темноте и суетности жизни.

«Кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю»,— сказал Иисус.Творить волю Божию — это следовать честному влечению сердца и доброй воле человека. Надо отвернуться от предрассудков и ложных учений, которые нас ослепляют; надо забыть личные интересы и безумные страсти. Стремления и любви к истине и добру — вот чего требует Иисус Христос. И проникнутый этим стремлением, человек не поколеблется поверить Ему, лишь только услышит Его и увидит Его. Глубокая, искренняя вера даст ему уверенность, надежду, любовь и душевный мир, все те блага, которых не даст никакое земное, человеческое счастье, и которые носят в самих себе отпечаток их божественного начала. Иисус был единственным Учителем, учившим, что познание Божества получает свое начало в чистом человеческом сердце.

«Блаженны чистые сердцем; ибо они Бога узрят!» — сказал Иисус3.

Познав, что Господь есть благо, которого жаждет душа, сила, без которой она погибнет, чистый сердцем человек поймет всю силу учения Христа, которое одно есть высшее проявление разума и жизни.

Эти внутренние начала, простые и в то же время полные высшей правды, доступны всем; они составляют верный путь к познанию истины, которой учил Христос; проясняя эту истину Своим противникам, Иисус употребляет последнее усилие, чтобы спасти их. Но путь, указанный Им, остался свободен; человек не хотел верить и, убежденный в своей право¬те, как в крепости стены, упрямо отказывается исполнить волю Божию и проверить слова Иисуса своей собственной совестью.

Начальники иудейские относились к Иисусу враждебно, потому что по своей слепоте видели в Нем не Посланника Божия, пришедшего в мир спасти их народ и все человечество, а только опасного противника, заранее всеми отвергнутого.

Учение Иисуса заключало в себе и Его прославление. Враги Его, оскорбляя Его мессианские стремления, с преувеличением говорили о Нем, что Он восхваляет только Самого Себя, и с негодованием упрекали Его в этом.

— Если бы Я говорил от Себя, ваши обвинения были бы справедливы,— возражал им Иисус. «Говорящий сам от себя ищет славы себе; а Кто ищет славы Пославшему Его, Тот истинен, и нет неправды в Нем»4.

Он говорит только то, что внушено Ему Богом; Он делает только то, что повелевает Ему Господь.

— Вы обвиняете Меня в том, что Я преступаю закон. «Не дал ли вам Моисей закона? и никто из вас не поступает по закону. За что ищете убить Меня?»

Этими словами Иисус напоминал исцеление расслабленного у овчьей купели (по-еврейски называвшейся Вифезда), во время Своего послед¬него пребывания в Иерусалиме, и те угрозы убить Его, которые Он слышал тогда из уст посланных от Синедриона5. Народ, окружавший Иисуса, несомненно, не знал об этом исцелении и угрозах, и из последних слов Его понял, что Иисус подозревает его в злоумышлении на Свою жизнь.

«Народ сказал в ответ: не бес ли в Тебе? Кто ищет убить Тебя?»

Иисус принял оправдание народа и, продолжая речь, сказал:

«Одно дело сделал Я (исцелив расслабленного.— Авт.), и все вы дивитесь», что Я нарушил закон, не исполнив субботнего дня. А разве вы сами не нарушаете его?

«Моисей дал вам обрезание (хотя оно не от Моисея, но от отцов), и в субботу вы обрезаете человека».

«Если в субботу принимает человек обрезание, чтобы не был нарушен закон Моисеев,— на Меня ли негодуете за то, что Я всего человека исцелил в субботу?6».

Примечания:

1. Иоанн, VII, 10 и след
2.   Иоанн, VII, 16
3.  Иоанн, VII, 17
4.  Иоанн, VII, 18 и след.
5. См.Книга, II, гл. VII
6. Иоанн, VII, 21 и след

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий