Иисус Христос. Том 2. Книга пятая. Смерть Ииуса Христа и последующие события

Иисус Христос. Том 2

Глава седьмая.  Последняя беседа Иисуса Христа с ученикам

Часто человек, чувствуя приближение смерти, совершенно преобра­жается. Душа святых людей озаряется божественным светом; их сердце, отрешившееся от всего земного и суетного, исполняется безграничной любовью; из уст их звучат слова, полные величия и успокоения в вечно­сти.

Иисусу не нужно было этих признаков близкой смерти, чтобы свой­ства Его человеческой природы превознеслись в Боге; они всегда живут и действуют в Нем по изволению Духа Божия, когда это нужно для славы Божией и для блага человечества.

Однако по примеру святых людей, чувствующих приближение смер­ти, и Он сохранил для этой великой и трогательной минуты Свои наибо­лее знаменательные слова.

Иуда вышел, и Иисус остался в горнице среди Своих одиннадцати учеников. Теперь Он может откровенно высказаться перед ними. Все они преданы и верны Ему. Он избрал их, сделал причастными Своей жизни и жизни Божией, питал их Своим учением и Своей любовью; Он вложил в них Свою душу и озарил их светом Своего божественного Духа; Он знает, что скоро должен оставить их и что эта разлука неизбежна: еще несколь­ко часов остается Ему пробыть с ними.

При этом нежность и любовь Иисуса к ученикам выразилась в глубо­ко прочувствованных словах. Он сказал им1:

«Дети! Недолго уже бьггь Мне с вами. Будете искать Меня, и, как ска­зал Я Иудеям, что, куда Я иду, вы не можете прийти, так и вам говорю теперь».

Иисус чувствует, какая глубокая пустота должна наполнить душу Его учеников, когда Он удалится от них.

Пока Он с ними, им нечего бояться. Он охраняет их; Он — их сила, свет и жизнь; но что станет с ними, когда Его не будет?

Тем не менее разлука должна совершиться. Сын Человеческий воз­вращается к Богу, к Отцу Своему, к бесконечной славе, ожидающей Его в Царствии Божием. Но каким путем? Путем, предначертанным волей Не­бесного Отца: ужасной смертью и позорной казнью. Все страдания обру­шатся на Него.

Этот скорбный путь в святилище еще не открыт2: Иисус откроет Его. С полным мужеством пройдя этот путь, Он войдет в славу Огца Небесно­го, и тогда только избранники Его могут последовать за Ним.

Таким образом, Апостолы, которым дано преимущество — следовать за Иисусом по первому Его призыву, среди борьбы и скорбей, и участво- ватъ во всех трудах Его земного служения людям,—даже они не последу­ют за Ним теперь по Его скорбному пути на страдания и смерть.

Иисус спешит высказать ученикам Свою последнюю волю3:

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга».

«По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою».

Любовь, которую завещает Иисус Своим ученикам и называет новой заповедью, нельзя смешивать ни с простым чувством человечности и со­страдания, которое коренится в глубине всякого чистого человеческого сердца и сознания и которое было известно даже язычникам, ни с любо­вью, предписываемой известной заповедью Десятисловия4. Любовь, за­поведанная Христом, вытекает из другого начала, имеет свою область и свою цель и руководствуется иным законом. Началом ее служит всеоживляющий Дух Божий, проникающий в наше сердце и заставляющий нас видеть в каждом человеке — без различия племени и религии его, степе­ни развития и образования, звания и пола — разумное и свободное суще­ство, способное сделаться избранным сыном Божиим; цель ее в том, что­бы привести человека к Богу — высшему и бесконечному Благу; закон ее — самопожертвование, бескорыстная и полная преданность, готовая идти на страдания и смерть.

То, что совершил Иисус ради спасения людей, Он требует и от каждо­го из нас. Эта любовь — величайшая и новая заповедь. До Него никто — ни иудеи, ни язычники не имели ни малейшего понятия о такой любви. Она является отличительным свойством Спасителя мира и будет харак­терной чертой Его учеников. Вне царства Иисуса люди пребывают под гнетом взаимной вражды и злобы, несмотря на то, что хвалятся своим человеколюбием; даже у иудеев, вопреки их закону, милосердие ограни­чивалось условиями принадлежности к известному племени и опреде­ленным верованиям. Человек, принадлежащий к другому племени и ис­поведующий другую веру, уже не считался их ближним. Одни только ис­тинные христиане, следуя по стопам своего Учителя, знают эту безгра­ничную, всеобъемлющую любовь и милосердие; они должны проявлять ее даже в отношении тех, кто не принадлежит к их вере, потому что Ии­сус, Учитель наш, возлюбил нас прежде, чем мы сделались достойными Его любви, мы — блуждающие во мраке греха и смерти5.

В этой заповеди Иисуса заключается все. Если человек ради того, что­бы приобщить своих ближних к жизни Божией, готов на самопожертво­вание, страдания и смерть, то в нем уже таится источник благодатной жизни.

— Дети! «Любите друг друга», как Я возлюбил вас, — говорил Иисус Своим ученикам. Теперь Он готов отдать Свою жизнь за людей. Все на­ставления , которые Он провозглашал и которые в Его Лице находили свое полное осуществление, ясны и производят неотразимое влияние. Ника­кая философия не объяснит их лучше и никакие наставления не приба­вят ничего к их убеждающей силе.

Между тем одна мысль несказанно смущала Петра и тяжелым гнетом давила его сердце: неужели Иисус не уверен в преданности и мужестве Своих учеников, если говорит им также, как некогда иудеям, что они не могут следовать за Ним туда, куда Он пойдет. И он снова возбуждает во­прос о разлуке.

«Господи! куда Ты идешь?» — печально спросил он Иисуса, выражая этим свою горячую готовность всюду следовать за божественным Учите­лем.

«Иисус отвечал ему: куда Я иду, ты не можешь теперь за Мною идти, а после пойдешь за Мною».

Но эти слова успокоения не удовлетворили Петра. Как все, искренно любящие, он не мог сдерживать волновавшего его нетерпения. Не сомне­ваясь в своем сердце, он не сомневался также и в своих силах.

«Он сказал Ему: Господи! почему я не могу идти за Тобою теперь?»

Тогда Иисус, предвидя угрожающую бурю скорбей, которые должны скоро обрушиться на Петра и прочих учеников, и зная слабость души че­ловека, еще не преображенного благодатью Святого Духа, сказал:

«Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас, как пшеницу».

«Но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, об­ратившись, утверди братьев твоих»6.

Этими пророческими словами Иисус делает тонкий намек неосто­рожному Петру, что он еще далеко не в силах выдержать предстоящую ему борьбу. Враг силен, а слабость человеческая велика, и вся сила чело­века в Том, Чья всемогущая молитва может снискать ему милость Божию.

По предначертаниям воли Божией, все одиннадцать учеников Иису­са должны подвергнуться тяжким испытаниям: Он указывает им на это. Они на опыте узнают все свое ничтожество и свою духовную нищету. Зато они будут тверды, и молитва Иисуса сделает их непобедимыми. Но Петр уверен в себе; вместо того, чтобы стараться понять истинный смысл слов Учителя, он с полной самоуверенностью восклицает:

«Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти».

«Я душу мою положу за Тебя».

«Иисус отвечал ему: душу твою за Меня положишь? Истинно, истин­но говорю тебе: не пропоет петух сегодня, как ты трижды отречешься, что не знаешь Меня»7.

Эти слова должны были очень поразить Петра. Слишком полагать­ся на свои собственные силы свойственно людям, подобным Петру, с пылким характером и увлекающимся своими обманчивыми мечтами. Когда человек искренно любит, он считает себя способным на все. Стра­дания, смерть — все это ничто. Из всех заблуждений человека самое не­исцелимое, самое наивное и самое извинительное, потому что оно все­гда глубоко искренно, это — не заблуждение ума или воли, а заблужде­ние его сердца.

Итак, ученики Его предупреждены: они не могут следовать теперь за своим Учителем; разлука будет слишком тяжела для них, оставляемых среди борьбы и многих испытаний, под гнетом которых они будут иногда ослабевать. Дни безмятежного покоя приходят к концу; они исчезнут вместе с уходом Иисуса. Когда Господь был с ними, заботясь обо всем, тогда они ни в чем не нуждались, хотя ничего своего не имели.

«И сказал им: когда Я посылал вас без мешка, и без сумы, и без обуви, имели ли вы в чем недостаток? Они отвечали: ни в чем».

«Тогда Он сказал им: но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, так­же и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч».

«Ибо сказываю вам, что должно исполниться на Мне и сему напи­санному: и к злодеям причтен8. Ибо то, что о Мне, приходит к концу»9.

Не с полным кошельком денег, не с сумой, наполненной хлебом, не с мечом в руке посылает Иисус на борьбу Своих Апостолов. Ошибочно было бы понимать Его слова в смысле призыва к материальному вооружению. Следуя Своему обыкновению, Иисус в ярких и точных образах указывает на всю ту вражду, которая ожидает Его учеников. Их единственное ору­жие — это меч Духа Божия. Сам Он, предавая Себя на смерть, отвергает всякую мысль об убийстве, и настанет время, когда ученики Его пойдут по Его стопам, подобно кроткому агнцу, ведомому на заклание.

Ученики, между тем, не поняли истинного смысла слов своего Учи­теля. При слове «меч» они говорят Ему:

«Господи! вот здесь два меча»10.

Иисус ничего не возразил им на это; переменив разговор, Он со скор­бью сказал:

— Для того, на что вам понадобится это оружие — «довольно».

Примечания

1.   Иоанн, XIII, 33.
2.  К Евр., IX, 8.
3.  Иоанн, XIII, 34,35.
4.  Второз., VI, 5.
5.  КЕфес.,Н, 4,5.
6.  Лука, XXII, 31,32; Иоанн, XIII, 34 и след.
7.   Лука, XXII, 33,34; Иоанн, XIII, 38.
8.  Исаия, UII, 12.
9.  Лука, XXII, 35 и след.
10. Лука, XXII, 38.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий