Иисус Христос. Том 2. Книга пятая. Смерть Ииуса Христа и последующие события

Затем речь Иисуса становится более и более ободряющей. Он стара­ется успокоить, утешить Своих учеников.

«Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте»11.

Вера предполагает благость и могущество: веровать можно только в Того, Кто благ и всесилен. Веровать в Бога и в Иисуса — значит верить в их всемогущую благость. Несмотря на борьбу, препятствия, на все скорби и слабости человеческие, все приходит к назначенному пределу по воле Господа Бога и Христа Его: торжество Их силы бесконечно; и верующие, непоколебимые в своем искреннем доверии, могут бьггь спо­койны.

Потом, желая поддержать веру в Своих учениках, Иисус прямо ска­зал им о том, куда идет от них, причем указал на необходимость Своего удаления, и вместе с тем утешает их мыслью о Своем скором возвраще­нии и соединении с ними. Разлука будет временной. Все они придут к Нему. Он обещает им то же, что обещал и Ап. Петру, и всем, кто искренно уверует в Него.

«В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам».

«И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я».

Иисус говорит здесь о невидимом и вечном мире, говорит просто, ясно и как власть имеющий. Он знает этот мир и господствует над ним. Обле­кая Свои слова в простые, но глубокие по смыслу образы, Он желает, что­бы простая верующая душа человека могла понять их.

Через смерть Свою Иисус возвращается в обитель Отца Своего. Бог есть вечное Жилище, истинный Храм. Тот, кто любит Бога и знает Его, воистину живет в этом вечном Храме. Один только Иисус обладает со­вершенным познанием и безграничной любовью Своего Отца Небесно­го; поэтому только Он один имеет право говорить о доме Отца Своего: этот дом принадлежит так же и Ему, как принадлежит Отцу. Как Сын Бо­жий, Он никогда не оставлял обители Отца Своего; но сделавшись Сы­ном человеческим, Он сошел на землю, в мир скорбей и смерти, чтобы пострадать и умереть за человечество. Теперь Его земное скорбное стран­ствование кончено, и Он снова войдет в славу, бесстрастие и жизнь Бо­жию. Его преображенная плоть будет средоточием обновления вселен­ной, и весь внешний, материальный мир, преображенный Богом-Отцом и Им, соделается жилищем Отца.

Задача Иисуса состоит в том, чтобы ввести в эту обитель своих из­бранных и приготовить место там. Только через Него они могут войти в нее. Ни одно существо само по себе не обладает такой силой, чтобы мог­ло соединиться с божественным Существом, вполне познать Его, возлю­бить и обитать в Нем. Если бы человек был даже чужд греха, то и в таком случае он не может надеяться на это, потому что такое предназначение есть высочайший дар бесконечной благости Божией. Только один Иисус может сообщить нам эту силу, вместе с благодатью Духа Святого; и тем же Духом Он возвратится к нам, чтобы освободить нас от плотской на­шей природы, от человеческих страстей и смерти. Он возьмет нас с Со­бою и вознесет к Богу, чтобы мы были там, где будет Он.

Это возвращение Иисуса совершается непрестанно, повсюду и неви­димо, во всех сердцах, открытых для истинной и живой веры; равным образом соединение верующих со Своим Учителем совершается также непрестанно и повсюду, в тот час, когда смерть расторгает все узы, свя­зующие человека с этим миром, омраченным грехами.

Объяснив ученикам Своим эти тайны, Иисус мог сказать им:

«А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете»12.

Один из одиннадцати учеников Его, Фома, не понял слов Учителя и откровенно признался в этом.

«Он сказал Иисусу: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь?»

«Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня».

Тут нет ничего непонятного и неизвестного. Предел — это Отец Не­бесный, вечный, неизменяемый и неиссякаемый источник бытия, исти­ны, любви и жизни; вот куда идет Сын Человеческий, но не для того, что­бы уничижаться, а чтобы быть прославленным и открыть путь туда из­бранным Своим. Никто не может прийти к Отцу без Него, потому что только через Сына Божия мы можем познать Бога-Отца, так как Он есть сама Истина; только Он один может привести нас к жизни в Боге, потому что имеет в Себе Духа Божия и ниспосылает Его нам. Эти понятия явля­ются не простым выражением чувств или фактов в обыкновенном чело­веческом смысле слова — они возносят душу к Богу и раскрывают завесу, скрывающую от нас славу Божию. Единение между Иисусом и Его От­цом неразрывно: оба Они пребывают Один в Другом. Иисус подтвержда­ет это в необыкновенно сильных и образных выражениях:

«Если бы вызнали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его»13.

Хотя Апостолы признавали в Своем Учителе Христа, Сына Бога жи­вого, однако они не могли еще проникнуть в тайну единения Его с Бо­гом-Отцом. Разъясняя им эту тайну, Иисус посвящает их во внутреннюю жизнь Своего существа, открывает им живой источник утешений и вну­шает искреннюю веру в Свою божественность.

Филипп, не обладавший положительным и недоверчивым характе­ром Фомы, слыша, что Иисус говорил о том, что они знают Отца и виде­ли Его, простодушно спросил:

«Господи! Покажи нам Отца, и довольно для нас».

Такое искреннее простодушие заставило Иисуса еще раз повторить тайну Своего существенного и ипостасного единения с Богом-Отцом.

«Иисус сказал ему: столько времени Я с вами, и ты не знаешь Меня, Филипп? Видевший Меня видел Отца; как же ты говоришь: покажи нам Отца?»«Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? Слова, которые говорю Я вам, говорю не от Себя: Отец, пребывающий во Мне, Он творит дела».

«Верьте Мне, что Я в Отце и Отец во Мне; а если не так, то верьте Мне по самым делам»14.

Искренней веры в Свое полное и совершенное единение с Богом-От­цом — вот чего требует Иисус от Своих учеников. Вера есть основа всего; без такой веры они никогда не познают Его и не уразумеют, что Он во всем равен Богу-Отцу, что Бог дал Ему все, и что, получив все от Бога, Он сосуществует с Ним в единении истины, любви, безграничного, вечного и нераздельного могущества; они не поймут, что Он есть совершенней­шее проявление Отца, и что видя Его, они видят сокровенно пребываю­щего в Нем Отца. Человеку не дано здесь, на земле, созерцать Бога в са­мом Его Существе и путем этого внутреннего созерцания войти в жизнь несотворенного Существа, которое есть неизменяемое начало всего. Мы можем познавать Бога только посредством Его внешних откровений, в делах Его всемогущества, премудрости и благости. Вся вселенная есть проявление высшей творческой силы, законы которой неизменно дейст­вуют перед нами и помимо нас, законы бесстрастные, грозные, безлич­ные. Совесть говорит нам о правосудии и гневе Божием; она напоминает нам о нашей неисцелимой нравственной нищете и чувствует себя винов­ной пред Богом во всех своих слабостях, бессилии, заблуждениях и в сво­ем ничтожестве. Но в лице Иисуса Христа Бог является спасающим, про­щающим, восстанавливающим нас из нашего нравственного падения, призывающим нас к Себе, с отеческой любовью говорящим нам о Себе языком, доступным нашей вере и пониманию.

Таким образом, кто видит Иисуса, тот видит Отца; кто слушает Его, слушает Отца Небесного; кто видит Его дела, тот видит дела Отца. Ничто в учении Иисуса не внушено Его человечеством: всякое слово, исходя­щее из уст Его, есть выражение вечной мысли Бога-Отца и Его вечного Слова. Ничего Он не творит исключительно по решению Своего челове­ческого разума; все Его действия суть совершеннейшее исполнение веч­ной воли Отца; Отец небесный, вечно живущий и пребывающий в Иису­се, творит через Него волю Свою.

Человеческая природа в Иисусе — это идеал высочайшего и полней­шего совершенства. По своей сущности и свойствам она есть чистейшее выражение божественности. Премудрость, всемогущество, бесконечная любовь сияют в Нем, как солнечные лучи. Вечное и невидимое стано­вится в Нем видимым, и человек верующий, более проницательный, чем Филипп, может сказать, созерцая Господа: «Я вижу Отца Небесного, и с меня довольно». Вера, которую требует Иисус от учеников Своих, не долж­на быть бесплодна; она должна быть началом божественных действий, свидетельствующих божественное происхождение Того, Кто служит пред­метом этой веры.

«Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые тво­рю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит, потому что Я к Отцу Моему иду»15.

Посредством веры между Иисусом и Его учениками устанавливается святое общение. Верующий человек как бы перестает жить сам по себе; живет в нем, говорит его устами, управляет его действиями Сам Иисус; отсюда вытекает могущество верующего сердца. Иисус, восходя к Отцу Своему во славе и достоинстве Своего восторжествовавшего человечест­ва, будет продолжать через Своих учеников Свои действия на земле и со­вершать великие дела; через них Он будет продолжать совершать Свои чудеса, необходимые для свидетельства истины, победит мир язычества и разрушит царство зла на земле.

Чтобы быть орудиями Его святой воли, Иисус требует от Своих по­следователей только молитвы и веры.

Сам по себе человек бессилен в осуществлении предначертаний Про­видения; его силы — ничтожны. Только при руководстве Божием он по­лучает действительную силу и только чрез молитву он обретает помощь Божию. Иисус говорит:

— Молитесь! «И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне».

«Если чего попросите во имя Мое, Я то сделаю».

Иисус говорит, как верховный Властитель всего и Бог. Его человече­ская природа есть только откровение Самого Бога, сокрытого в Нем. Ино­гда в Нем действует человеческая природа, когда Сын человеческий мо­лится, страдает и смиряет Себя пред волей Отца Небесного, Его деяния полны безграничного величия вследствие сущностного единения Его с Богом-Отцом: Его молитва всемогуща, Его страдания все искупают, Его самопожертвование все очищает.

Но молитва тогда только имеет силу, когда будет внушена любовью верующего человека к Своему Учителю, а любовь к Нему возможна толь­ко при искренней вере в Него.

«Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди».

«И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя16, да пребудет с вами вовек». Иисус умоляет Отца Своего, чтобы Он ниспослал на верных учени­ков Его Духа Святого, Который пребывает в Нем и в Боге-Отце, Который составляет вечный союз между Отцом и Его божественным Сыном, Ко­торый есть таинственная благодать, пребывающая в Его человечестве, невидимая, действующая сила великого дела спасения человечества, — и чтобы сей самый Дух Божий пребывал с ними вовек17.

Примечания:

11. Иоанн, XIV, 1 и след.
12. Иоанн, XIV, 4 и след.
13. Иоанн, XIV, 7.
14. Иоанн, XIV, 9-11
15. Иоанн, XIV, 12.
16. Трудно определить, какому выражению соответствует это слово на арамейском языке. Но нет сомнения, что слово, употребленное евангелистом, не тождественно со словом, которое было употреблено Иисусом. Буквально оно означает «призванный». Точ­ный перевод его на латинском языке «advocatus», по-французски «avocat». Из этого ос­новного значения вытекают и другие: Утешитель, Советник, Вдохновитель.
17.  Иоанн, XIV, 13 и след.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий