Национальная стратегия действий в интересах детей, ЛГБТ и «Глобальная инициатива»

Павел Астахов

В какую сторону будет развиваться семейное законодательство, удастся ли России сохранить суверенитет в этой сфере, и куда нас тянут, вопреки воле большинства россиян, стратеги из Совета Европы и их «пятая колонна» в органах власти РФ.

Об этом рассказал в своем последнем докладе на заседании Совета по защите семьи и традиционных ценностей при Президенте бывший уполномоченный по правам ребенка при Президенте Павел Астахов.

В 2017 году заканчивается срок действия национальной стратегии действий в интересах детей, и сейчас лоббисты антисемейных технологий вовсю пишут новую стратегию, взяв за основу отвергнутую Россией, в том числе и благодаря Астахову, Стратегию Совета Европы по обеспечению прав ребенка на период до 2021 года.

«Антисемейная направленность и ЛГБТ-тематика буквально пронизывают принятую в апреле 2016 года новую долгосрочную европейскую Стратегию по обеспечению прав ребенка Совета Европы на период 2016—2021 годы», — сообщил Павел Астахов.

Данная Стратегия по обеспечению прав ребенка была официально запущена 5-6 апреля в ходе конференции высокого уровня по защите прав детей в Болгарии.

Павел Астахов сообщил, что он отказался участвовать в подписании этой Стратегии, но на конференции присутствовали представители МИД РФ и Минобрнауки РФ. На стадии разработки проекта Стратегии по обеспечению прав ребенка Совета Европы Павел Астахов неоднократно заявлял о недопустимости включения в нее надуманные положения, касающиеся гомофобии и дискриминации детей, имеющих нетрадиционную ориентацию.

«Сама концепция Стратегии Совета Европы содержит антисемейные положения, которые принципиально противоречат национальным интересам России, закрепленным, в частности, Стратегией национальной безопасности Российской Федерации и Концепцией государственной семейной политики Российской Федерации на период до 2025 года. Вот два стратегических документа, которые впрямую не позволяют принимать нам подобную Стратегию», — убежден Павел Астахов.

«Эти важнейшие стратегические документы России в числе основных национальных приоритетов провозглашают возрождение духовно-нравственных традиций в семейных отношениях и семейном воспитании, сохранение и развитие традиционных российских духовно-нравственных ценностей, включая ценности брака как союза мужчины и женщины.

Размывание исторически сложившейся ценностной системы и ценностей в этой сфере путем внешней культурной информационной экспансии, пропаганды вседозволенности, насилия отнесены прямо к угрозам национальной безопасности России.

В связи с этим еще на стадии разработки проекта европейской Стратегии я неоднократно заявлял о недопустимом включении в нее положений, возбуждающих гипертрофированный, совершенно необоснованный, надуманный общественный интерес к большей части выдуманной проблеме гомофобии и дискриминации детей ЛГБТ.

Под предлогом защиты прав детей ЛГБТ ничем не обоснованное повышенное внимание к этому вопросу создает риск и его решение в ущерб правам и законным интересам остальных детей, формирует легитимную основу для пропаганды нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних, что у нас прямо запрещено законом.

Очевидно, что оценка масштабов этой проблемы ЛГБТ-подростков сильно преувеличена и имеет надуманный и абсолютно оценочный характер, не подтверждена данными научных исследований.

Дискриминации детей ЛГБТ в европейской Стратегии уделено больше внимания, чем даже актуальнейшим в современный период времени проблемам грубого нарушения прав детей и жертв вооруженного конфликта и физического и психологического восстановления, социальной реинтеграции.

С точки зрения создателей Стратегии права детей ЛГБТ важнее.

Я не буду останавливаться на тех, кто руководил комитетом по созданию этой Стратегии. Я всех их лично знаю, знаю их пристрастия и интересы, поэтому во многом они просто отражали свои личностные предпочтения.

Наши принципиальные возражения вызвало включение в проект Стратегии по обеспечению прав детей положений, содержащих международное признание семьи ЛГБТ и оценку их роли в качестве «основной ячейки общества и естественной среды для роста и благополучного существования ребенка».

Причем я это привожу формулировки, закавыченные оттуда, из Стратегии.

Ну, как можно сказать, что это — «основная ячейка общества»?

Российской стороной было заявлено, что такая концепция противоречит традиционным российским и европейским ценностям, продвижение нетрадиционных отношений среди детей и подростков может причинить психологический вред здоровью и развитию наших будущих поколений.

И это представляет особую опасность именно сейчас, когда численность коренного населения Европы стремительно падает.

Противоречит такой современный неолиберальный европейский подход и основополагающим международным правовым актам о правах ребенка.

Я напомню, что согласно Конвенции ООН о правах ребенка, принципу 6 Декларации прав ребенка, ребенку для полного и гармоничного развития его личности необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания.

Это все знают, все это закреплено, все это существует, а нам просто пытаются подорвать даже это основополагающее положение тем, что придумывают новую форму семьи.

Всемирная Декларация об обеспечении выживания, защиты и развития детей принципиально подчеркивает огромную роль семьи как основной ячейки естественной среды роста и благополучия детей, требует от государства содействовать уважению роли семьи в обеспечении детей, обеспечить семью всеми возможными видами защиты и помощи.

Согласно Эр-Риядским руководящим принципам «семья является основной ячейкой, ответственной за первичную подготовку детей к жизни в обществе» (пункт 18), поэтому «каждое общество должно придавать первостепенное значение потребностям и благополучию семьи и всех ее членов».

Это пункт 11. Я здесь неслучайно привожу именно международные источники, чтобы показать, что даже в международном правовом поле эта Стратегия просто несостоятельна.

Мы сейчас говорим про это, но вы же понимаете, в споре с ними невозможно говорить «а у нас такой закон, а у нас вот такие принципы, у нас Конституция такая».

Они вам будут говорить:
«Ну, что вы, международное право выше».

Вот, пожалуйста, международное право тоже говорит, что вы не правы. Перед принятием всех этих актов семья вообще существовала да и существует на сегодняшний день как социальный институт, основанный на гетеросексуальном союзе мужчины и женщины, то есть на браке, создаваемом в целях совместной жизни, в том числе для рождения и воспитания детей.

Я напомню, что у меня были такие дискуссии и в Европе, и в Америке. В частности, у нас был очень серьезный спор как раз в тот день, когда в США Верховный Суд признал везде существование однополых союзов.

Я привожу простой пример — что 2500 лет назад, когда формировались основы права будущего и цивилизации как правовой формы существования человека, было дано определение, которое в юридической сфере не менялось 2500 лет.

Собрание законов Юстиниана – известные дигесты — содержат определение, данное Модестином еще тогда: «Семья, брак – это добровольный союз мужчины и женщины, объединившихся на основе человеческого и божественного права». Все. Ничего другого 2500 лет не менялось и не происходило, я имею в виду под юридической сферой.

Сейчас же в юридической сфере мы видим, какие казусы совершаются.

В связи с этим мы совместно с МИДом России категорически настаивали на исключении из проекта Стратегии по обеспечению прав ребенка Совета Европы слов «семья, независимо от ее формы». Как раз в этом они нам сделали такой шаг навстречу, сказав:
«Ну, хорошо, если вы против, чтобы мы писали «ЛГБТ-семья», мы напишем вот так».

Но мы считаем, что и это невозможно, потому что что такое «семья, независимо от ее формы»? Мы также настаивали на том, чтобы исключить положение о том, что «Совет Европы будет действовать в интересах ребенка в контексте новых форм семьи».

Там это повторяется дважды. Несмотря на это, данные формулировки, к сожалению, в принятом тексте Стратегии сохранены. В первоначальный проект Стратегии Совета Европы были включены недостаточно проверенные, неаргументированные выводы о якобы широком распространении семейного насилия.

Это второй вопрос, который мы неоднократно обсуждали и на полях нашего Совета, и вообще просто в нашей повседневной работе. Мы знаем, что семейное насилие — это надуманная тема вообще, не говоря уже о термине, который нам навязывают и постоянно говорят: «Семейное насилие, семейное насилие, семейное насилие, семейное что?»

И все люди, даже неподготовленные, отвечают в первую очередь: «Насилие».

В Стратегии Совета Европы тем не менее остались формулировки о семейном насилии.

Причем, обратите внимание, Стратегия эта долгосрочная, пятилетняя. И почему я так подробно на ней останавливаюсь? Да потому что с этой Стратегии Совета Европы по обеспечению прав ребенка будет списана наша следующая Национальная стратегия действий в интересах детей. Точно также, как она была списана и в прошлый раз с предыдущей Стратегии, это совершенно точно.

И если бы на стадии ее подготовки я не получил проект, в котором, извините меня, пунктом шестым просто стояло «ювенальное правосудие»…

Конечно, название поменяли, его назвали «правосудие, дружелюбное к детям». А раньше там просто стояло «ювенальная адвокатура», «ювенальная прокуратура» – все-все было со словом «ювенальная».

Ее просто переписали и попытались принять. А вы знаете, как приняли Национальную стратегию действий в интересах детей в 2012 году. Пришла спикер Совета Федерации к Президенту, положила на стол, и Президент подписал ее.

Вот так это было сделано. Но перед этим мы все-таки хоть что-то выправили.

Наша Национальная стратегия действий в интересах детей заканчивается в 2017 году, поэтому надо писать новую Стратегию. Откуда она будет списана?

Понятно откуда.

Не дай Бог.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий