О развитии идеи «Киевского патриархата» в украинском униатстве

Петрушко Владислав Игоревич

Доктор церковной истории В.И. Петрушко описывает почти пятисотлетнюю историю идеи создания «Киевского униатского патриархата», особое внимание уделяя попыткам со стороны греко-католиков, которые предпринимались в ХХ веке.

Идея создания Киевского униатского патриархата впервые была выдвинута в период подготовки Брестской унии, в 1570—1580-е гг. Данный проект задумывался как средство вовлечения в унию православных Речи Посполитой, но реализовать его тогда так и не удалось1. К плану создания Киевского патриархата католическая сторона обратилась вновь в связи с попытками диалога между православными и униатами Речи Посполитой в 1620—1640-х гг., обусловленного стремлением обеих сторон преодолеть острое межрелигиозное противостояние, причиной которого стала Брестская уния. Приверженцы Православия соглашались на обсуждение вопроса об общем с униатами патриархате, полагая, что тем самым будет возможно положить конец гонениям со стороны католиков. Последние же вновь видели в этом проекте средство распространения унии. Эта попытка создания униатского патриархата также не увенчалась успехом2.

  Украинские греко-католики вновь вернулись к проекту Киевского униатского патриархата лишь в ХХ в. Значительное оживление церковной жизни в Униатской Церкви в Галиции, наступившее на рубеже XIX—ХХ вв. благодаря деятельности митрополита Андрея Шептицкого, сопровождалось усилением прозелитизма униатов на Востоке Украины и в России. Шептицкий планировал распространить униатство на этих территориях и создать под своим главенством обширную униатскую церковную структуру.

Разрабатывая в быстро меняющихся политических условиях новые стратегические планы распространения унии на Восток, Шептицкий старался не афишировать своих патриарших амбиций. Но если в своей официальной переписке с Ватиканом по вопросу миссии на Востоке митрополит Андрей избегал говорить о своем потенциальном патриаршестве, то с политическими партнерами он иногда бывал более откровенен. Так, например, в письме к эрцгерцогу Вильгельму Габсбургу3 глава греко-католиков Галиции, имевший на основании доходивших до него слухов весьма неясные представления о проходившем в Киеве в продолжение 1918 г. Всеукраинском Православном Церковном Соборе4, писал:

«Я узнал, что часть главного собора украинской Церкви, который должен собраться 21 июня, имеет намерение дать мне достоинство украинского патриарха. Это выступление было бы с одной стороны выражением протеста против избрания Антони5 митрополитом Киевским, а с другой стороны подтвердило бы этим конкретным способом автокефалию украинской Церкви»6.

Шептицкий отмечал, что принял бы такое избрание на патриаршество не иначе, как «абсолютным, свободным, подавляющим большинством, которое в то же время имело бы каноническую силу по правилам Восточной Церкви».

Одновременно униатский митрополит подчеркивал: «Нечего и говорить, что такое избрание равнозначно принятию унии. Рим должен подтвердить избрание. Пока что полномочий, которые я получил от Папы Пия Х, могло бы быть достаточно. Естественно, на это должен был бы попросить согласия Его Величества7»8.

Тем не менее, несмотря на готовность униатского митрополита вступить в альянс со сторонниками автокефалии Православной Церкви на Украине, дальнейшего развития проект избрания Шептицкого патриархом украинских автокефалистов не получил.

Повышение миссионерской активности униатов при Шептицком привело к большим переменам в их самосознании: греко-католики начинают рассматривать униатство не как локальное исповедание галичан, но как универсальную Католическую Церковь восточного обряда, своего рода религиозно-культурный мост между Востоком и Западом. Формированию подобного самосознания в среде униатов Галиции также значительно способствовало появление в конце XIX—середине ХХ в. многочисленной диаспоры галичан в Америке и Западной Европе. Следствием этого стало сохранение и дальнейшее усиление «патриарших» амбиций как самого Шептицкого, так и возглавляемой им Униатской Церкви. С новой силой они проявились в период Второй мировой войны.

В годы войны Андрей Шептицкий неоднократно обращался к православным и автокефалистским епископам и представителям украинской православной интеллигенции с предложением начать переговоры о сближении с греко-католиками и последующем объединении в единую поместную Украинскую Церковь9. Одновременно униатский митрополит поднимает вопрос о создании Киевского патриархата, хотя делает это преимущественно в риторическом ключе.

В частности, в письме к архиепископу Холмскому и Подляшскому Илариону (Огиенко) от 21 октября 1941 г. он писал: «Вашему Преосвященству всем сердцем желаю, чтобы Вы на Холмщине, а может, и на всей Украине, сели на митрополичьем престоле в Киеве. Все мы надеемся, что этот престол будет патриархами, а может и Вселенской Церковью и Вселенским Собором возведен в достоинство патриархата»10.

  В то же время Шептицкий вполне определенно заявил о необходимости присоединения Киевского патриархата к Католической Церкви. Имея в виду потенциальное воссоединение греко-католиков и православных в Киевском патриархате, митрополит Андрей в мае 1942 г. писал:

«Говоря об этом соединении, старался я так представить дело, чтобы было ясно, что не только мы, греко-католики, не имеем никакой воли старшинствовать и главенствовать над нашими братьями, но, напротив, мы готовы даже с ущербом для себя подчиниться им, так что полное соединение двух укр[аинских] вероисповеданий выглядело бы так, что скорее пришлось бы говорить о подчинении греко-католиков власти киевского патриарха. Очевидно, что перед таким присоединением мы ставим условие, чтобы будущий киевский патриархат принял Вселенскую веру, то есть православие первых Вселенских Соборов дополнил решениями Вселенских Соборов от Х в. до новейших времен»11.

Тесные контакты Украинской Греко-католической Церкви с гитлеровским оккупационным режимом и ее покровительственное отношение к украинскому националистическому движению в 1940-е гг. обусловили негативное отношение советских властей к униатству, результатом чего стало принуждение Греко-католической Церкви к самоликвидации на территории советской Украины. Тем не менее, наличие церковных структур украинских греко-католиков в диаспоре позволило Украинской Греко-католической Церкви сохраниться, мобилизовав ресурсы, остававшиеся вне пределов СССР. Этому способствовало усиление в послевоенные годы идеологического противостояния между Западным миром и странами социалистического лагеря и начало т.н. «холодной войны». В этих условиях становится более значимой политическая роль украинской националистической эмиграции, которую спецслужбы западных стран вовлекают в антисоветские пропагандистские акции. Соответственно на Западе возрос интерес и к украинским греко-католическим церковным структурам, чему способствовали антисоветский характер политики Ватикана в период понтификата Пия XII и его вовлеченность в политическое противостояние между Западом и Востоком.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий