Событие Рождества Христова и история Христианской Церкви до IV века

*  *  *

Конфликт между христианством и миром, однако, не исчерпывался только государственным преследованием верующих. Опаснее открытого гонения для Церкви было соприкосновение с идеями и верованиями её эллинистического окружения. Здесь она наталкивалась на опасность уже внутреннего искажения веры Христовой, извращения своего изначального духовного опыта. Второй век отмечен напряженной борьбой христианства за чистоту и целостность учения Христа. Пока христианство распространялось среди евреев, оно, хотя и часто отвергаемое, оставалось им понятным. Оно говорило на одном с евреями языке — на языке Библии, оно было основано на том же, ветхозаветном, понимании Бога, мира, человека, греха. Неизмеримо труднее понять и принять христианство было человеку, выросшему и воспитавшемуся в атмосфере эллинизма. В строе античного мировоззрения слова о воплощении Бога, о Его смерти на кресте и воскресении казались безумием и не могли быть восприняты без глубокого перерождения всего сознания человека. Поэтому история раннего христианства есть история борьбы учения Церкви с античной философией. Через эту борьбу и совершилось медленное воцерковление эллинизма.

Во II веке основную идеологическую опасность для Церкви представлял гностицизм. Языческий гнозис был странным сплавом греческой философии с восточным мистицизмом и сам по себе не мог нанести вред внутренней жизни Церкви, будучи совершенно ей чуждым. Однако мы видим, что с первых шагов христианства зарождается христианский гнозис, то есть попытка примирить учение Евангелия с греческой философией. Гностики, отводя Христу первое и центральное место в своем учении, признавая Его Логосом, Спасителем, Искупителем, одновременно разлагали саму сущность христианства как веры в воплощение Бога, в пришествие Его в мир. В их толковании христианство превращалось в своеобразную мифологическую философию.

Победа христианских богословов над гностицизмом сыграла в истории Церкви несомненно огромную роль. Борьба с ним ускорила и во многом определила осознание Церковью собственной веры и опыта, заставила её точнее определить во внешних формах и формулах сущность своей внутренней жизни. Борьба с гнозисом привела и к закреплению в окончательный канон книг Нового Завета, к установлению принципа церковного Предания и апостольского преемства иерархии, иными словами, к утверждению тех основных начал, на которых и доныне зиждется церковная жизнь.

***

Во II веке среди христианских писателей появились апологеты, то есть защитники христианского вероучения. Все они знали языческую мифологию, изучали современные им науки, имели широкий взгляд на государственную и гражданскую жизнь. Их труды, «апологии», составляют первую главу в истории церковного богословия, первую попытку систематизировать Священное Писание и Предание. Сохранились «апологии» — защитительные речи, с которыми образованные христиане обращались к императорам и к общественности, доказывая ошибочность обвинений христианства, представляя свою веру как высшую истину, доступную всякой честной философской проверке, как истинный ответ на все запросы человеческого сознания. Самая древняя апология, адресованная императору Антонину Пию, принадлежит Аристиду. В середине II века знаменитый руководитель философской школы в Риме Иустин в своих произведениях сделал попытку объяснить эллинистической интеллигенции истины христианства. Его ученик Татиан в своей апологии подверг острой критике эллинизм. Афинагор Афинский боролся против обвинений христиан в атеизме, теистовских обедах и эдиповских кровосмешениях. В конце II века Минуций Феликс в своем «Октавие» ниспровергал политеизм, утверждал христианский монотеизм и показывал язычникам преимущество христианской нравственности. По своим литературным достоинствам, выдержанности плана и логичности доказательств «Октавий» признается лучшей апологией II века.

Вслед за апологетами христианское богословие на Западе развивали святитель Ириней Лионский, Тертуллиан, святитель Киприан Карфагенский. На Востоке особое значение приобрела деятельность Александрийской богословской школы. Если до III века христианская письменность носила защитительный характер, была направлена против ересей и язычества или состояла в простом изложении основных моментов церковного вероучения, то богословы Александрийской школы впервые осмыслили христианское вероучение как целостную мировоззренческую систему.

***

К концу II века так называемый «первохристианский» период церковной истории закончился. Ученики Христовы в Римской империи все ещё составляли гонимое меньшинство, но именно к этому времени относятся слова Тертуллиана о христианах, наполнивших весь мир. К началу III века Церковь освободилась от соблазнов иудео-христианства, с одной стороны, и гностицизма — с другой, и в этой победе окончательно отвергла попытки растворить её в окружающем мире. С III века Церковь становится монолитной и вселенской организацией с четким вероучением, авторитетом и дисциплиной. Церковь имеет свои кладбища, богадельни, ведет широкую благотворительную деятельность. В Риме насчитывается около ста пресвитеров, в Африке на Соборы съезжается до трехсот епископов, вся Малая Азия покрыта христианскими общинами. Однако Церкви предстояла ещё долгая борьба за свое существование в Римской империи.

После смерти императора Марка Аврелия в 185 году и до середины III века Церковь жила в относительной безопасности. Относительной, потому что официально запрещение христианства не  только не было отменено, но, напротив, подчеркнуто и усилено: в 202 году специальным эдиктом император Септимий Север снова запретил всякий христианский прозелитизм. И цепь мучеников не прерывается в эти годы. Но в целом положение все-таки значительно улучшилось. К христианам привыкли, о них знали. А усилившийся при восточной династии Северов интерес к Востоку создал даже некую «моду» на христиан, если не на само христианство. Так, племянница Септимия Севера, Юлия Маммея, пригласила к себе во дворец знаменитого христианского учителя Оригена, чтобы в созданном ею при дворе религиозно-философском кружке поспорить с ним. Позднее император Александр Север поместил статую Христа в своей частной молельне. И наконец, императора Филиппа Аравийца, правившего в 243‑249 годах, блаженный Иероним назвал первым христианским императором: имелись сведения будто бы он тайно принял крещение.

В 249 году на римский престол взошел император Декий. Он принял власть в критический для Рима момент: империи угрожала гибель от возрождавшейся Персидской державы, а также от глубоких внутренних потрясений и неурядиц. Декий видел спасение государства только в возрождении старого римского духа, в возвращении попранных традиций. На первое место в своих реформах он поставил возрождение римского государственного культа. С воцарением Декия открылась новая эпоха гонений. В его лице римская власть впервые сама взяла на себя инициативу преследований. Специальным эдиктом император приказал всем подданным доказать свою лояльность отеческим богам принесением жертвы. Церковь ответила на гонения мученической кровью: среди мучеников были епископы Антиохийский Вавила, Римский Фавиан, Иерусалимский Александр и множество других пастырей и мирян.

Гонение императора Декия хотя было кратковременным, но очень жестоким. Потребовались годы для восстановления полноценной жизни христианских общин. Однако конец III века ознаменовался новым гонением. В это время империя испытывала натиск германских племен с севера, готов и персов с востока. В эти смутные годы, когда было нужно найти виновников государственных потрясений, ненависть к христианам зажигалась легко. Эдикты против христиан следовали один за другим. Пик гонений пришелся на время правления императора Диоклетиана. Начавшись в 303 году, гонение Диоклетиана было самым кровопролитным для Церкви. В то время пострадало наибольшее число мучеников. Церковь перед своей победой над миром явила всю свою благодатную силу, духовную красоту и вдохновение мученичества — всё то, чем она жила в эти первые века своей истории.

 

                                                       Протоиерей Вячеслав Тулупов

Примечания

1.  Настоящий доклад составлен на основе реферативного изложения трудов известных православных богословов и историков (В. Лосский «Очерк мистического богословия Восточной Церкви» и «Догматическое богословие», А. Деликостопулос. «Вера православная», Х. Яннарис «Вера Церкви», М. Поснов «История Христианской Церкви» и прот. А. Шмеман «Исторический путь Православия»).
2.  Сотницы гностические. I, 66: PG, t. 90, coll 1108 AB.
3.  Христианское чтение. 1842. IV. С. 395.
4.  Patrologia orientalis. XIX. Paris, 1925. P. 463.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий