Своими глазами. Часть III. В Пещи Вавилонской

 2. Второе слагаемое

— Ваше Величество… чем вы правите?
— Всем!
— Всем?
— Всем. Мне подчиняется моя планета.
А также другие планеты и звезды…
— И всем этим Вы правите?
— Да!
— И звезды Вам повинуются?
— Ну конечно, звезды повинуются
мгновенно. Ведь я не терплю непослушания.
Антуан де Сент-Экзюпери

Власть над клиром реализуется:

во-первых, в поставлении, назначении, перемещении;
во-вторых, в суде: в награждении и наказании.

Рассмотрим права и возможности архиерея в обоих случаях.

Власть хиротонии

Рукоположение как священнодействие является исключительным правом архиерея. Никто другой совершать хиротонию не может. Однако рукоположение имеет и другую сторону. По церковным канонам нельзя просто рукоположить архиерея или священника. Рукоположить можно только к конкретному храму или епархии. Рукоположение есть таинство брака между священником и церковью. Таинство брака можно совершить только над двумя. Поэтому власть рукоположения тесно связана с властью назначения и перемещения. Указ о назначении и перемещении подписывает архиерей. Только он один. И он один несет за него ответственность. Специфический вопрос,
какого священника в какой приход назначить, может решать только архиерей. Жених и невеста должны соответствовать друг другу по духовному развитию и запросам. Каждый приход имеет свой духовный уровень. Если приход и священник близки друг другу по духовному уровню, то они легко понимают друг друга. Если священник по духовному уровню ниже, он не может удовлетворить приход и чувствует себя «не в своей тарелке».

Если священник намного выше своего прихода по духовному уровню, то все время чувствует неудовлетворенность от того, что его не понимают. Он не может дать приходу все, что имеет, а сколько могут вместить. В одном приходе справится немощный. В другом приходе нужен энергичный молодой иерей. И чье же дело, как не архиерея, соединить невесту с достойным женихом? Как целомудренно каноническое правило, по которому священник должен служить до конца дней в своем приходе. Они вместе растут духовно. Воспитывают друг друга. Чувствуют и понимают. Как духовно близкие муж и жена. А если муж будет бегать от одной жены к другой, это уже не брак.

Итак, указ о назначении и перемещении дает архиерей. Но Спиридоныч дает регистрацию вновь назначенному священнику. Может дать. Может не дать. Он тоже изучает духовные запросы прихода. И возможности каждого священника знает. И оценивает. Только мерка у него другая.

Написал архиерей указ, а уполномоченный не дал регистрацию. Архиерей не может оставить приход без священника, а священника без прихода. И придется ему аннулировать приказ и писать новый. Не лучше ли заранее согласовать вопрос? Конечно, при наличии двух заинтересованных сторон всякое общее дело лучше заранее согласовать, чем потом спорить.

— Простите, в чем заинтересованных?
— Как — в чем? Архиерей заинтересован, чтобы приход жил интенсивной духовной жизнью. Полные храмы молящихся. Много крестин и венчаний. Духовенство проповедует слово Божие, благоговейно совершает богослужение и требы. Хорошие хоры. Регент, псаломщики. Заботливо отремонтирован и убран храм…

— А уполномоченный? В чем заинтересован Спиридоныч?

— Он призван «следить за точным исполнением советского законодательства о культах».
Все вышеперечисленное вполне укладывается в круг, очерченный законодательством для деятельности религиозной общины, и не должно выходить за его пределы.

— Значит, позиции Спиридоныча и Архиерея совпадают? Может, лежат в разных плоскостях, и все легко согласовать?

— Вот и не угадали. Ясное дело: ни религиозное общество в целом, ни отдельный гражданин не должны преступать рамки гражданского законодательства, даже если с ним не согласны. Если священник нарушает законодательство, уполномоченный вправе принимать предусмотренные законом меры пресечения преступной деятельности.

— А разве кто-нибудь с этим спорит? Разве спор идет о том, пресекать нарушения или не пресекать? Спор-то идет о другом: почему Спиридоныч регистрирует отца Иуду на любом приходе, а отца Петра только в Бутырске? Если священник имеет регистрацию в Ивановке, что может иметь Спиридоныч против его перевода в Семеновку? Сообщил тебе архиерей о переводе — переложи личную карточку из Ивановки в Семеновку — и дело в шляпе. Если о. Петр — контрреволюционер или крестил без документов, то не давай ему регистрацию нигде: ни в Ивановку, ни в Семеновку. Но если за о. Петром нет вины, если он зарегистрирован в Ивановке, для чего нужно архиерею согласовывать со Спиридонычем перевод в Семеновку? Если регистрация является знаком доверия о. Петру со стороны государства, то Спиридонычу все равно, на каком приходе это доверие оказывать.  Спиридонычу должно быть безразлично, какой именно священник в Ивановке и какой в Семеновке. Для него важно, что тот и другой у него зарегистрированы. Его дело дать регистрацию кому он находит нужным. Кого же куда назначить — решать архиерею. К чему давать регистрацию на каждый приход в пределах одной епархии? Достаточно зарегистрировать священников своей области или республики. А конкретное место пребывания определит указ.  Какие возражения у Спиридоныча?

— Неуживчивый, негибкий, много пыла, язык не держит, — скажет Спиридоныч про отца Петра. В переводе с языка Спиридоныча это значит: принципиальный, энергичный, проповедует.

— Простите, но ведь у нас не атеистическое государство. Ведь Конституция гарантирует свободу совести и отправления культа!

— Конечно, — сморщит нос Спиридоныч, — но партия не может мириться с религией.

— Да ведь мы не коммунисты!

— Во главе государства стоит партия. Поперек дороги ей становиться нечего.

Нет, Спиридонычу не все равно!

Значит, дело не в «точном исполнении законодательства о культах». Спиридонычу нужно, чтобы жизнь приходов приходила в упадок. Меньше прихожан, крестин, венчаний… как это сделать? Духовенство не должно проповедовать. Совершать богослужение и требы покороче и побыстрее. Развалить хор. Гнать псаломщика и регента… по возможности…

Значит, позиции уполномоченного и архиерея пересекаются? Тогда и согласовать ничего нельзя. На диаметрально противоположных позициях получится не согласование, а ругань. Опять не угадали.

Согласовать можно, и без конфликта. Еще пятнадцать лет назад архиепископ Ермоген пытался игнорировать притязания уполномоченного на архиерейские функции. Он ввел практику давать указ о назначении и с указом отправлять к уполномоченному. Это приводило к постоянным конфликтам с уполномоченным, который всегда имеет возражения против данного священника на данный приход. Конфликты привели к удалению архиепископа Ермогена указом святейшего Патриарха. Сперва с одной кафедры, потом — с другой, а потом и вообще в монастырь «на покой». Сегодня архиереи с уполномоченными живут в ладу. Это очень просто, оказывается. Надо только во всем спрашивать их, — нет-нет, не разрешения, а совета… и ничего не предпринимать по своему рассуждению.

«Послушание выше поста и молитвы».

Прежде чем дать священнику указ, вопрос о его назначении на приход архиерей «согласовывает» со Спиридонычем. И конфликтов не бывает. Замечательны телефонные разговоры между ними. Архиерей берет трубку.

— Слушаю.
— Ах, Петр Спиридоныч! — и лицо приобретает благоговейное выражение.
— Как Ваше здоровье, Петр Спиридоныч?
— Да, да.
— Хорошо, спасибо Петр Спиридоныч!
— Слушаю, Петр Спиридоныч, слушаю.
— Простите?
— Ах, насчет Бутырска…
— Да, да, да…
— Вот и я тоже так думал.
— Но ведь там Иванов?
— А-га-а-а-а-а-а… да… да…
— В Семеновку?
— Конечно, лучше.
— Так, так, так… так, так… так…
— Конечно, конечно….
— Да, да, да…
— Всего хорошего, Петр Спиридоныч!

Положит трубку и тяжело вздохнет. Вот и «согласовали». Ну какие тут могут быть конфликты! И пишет архиерей указ: «Для пользы церковного дела священник такого-то храма переводится в такой-то храм». Иногда архиерей вынужден «пробивать». Вот приезжает он к уполномоченному и делится с ним интимно, как со старшим товарищем: «Знаете, Петр Спиридоныч, священник Никифоров просится из Бутырска. Жена, говорит, больная. Климат, знаете… А Семеновка давно пустует… Священника уж очень просят»…

Уполномоченный может отказать по-японски, сменив тему разговора. Может намеками и недомолвками указать свою позицию.

Выработался даже специальный этикет разговора архиерея с уполномоченным. По этикету архиерей всегда пользуется витиеватым языком восточных вассалов. Спиридонычи больше мычат. И за ними всегда последнее слово.

Степень зависимости архиерея от уполномоченного бывает различной в каждой епархии. Здесь имеет значение и личность архиерея, и его заслуги перед Родиной. Его позиции и взгляды.

Объективные плоды деятельности. Конечно, митрополит Никодим иной раз может и не  согласовывать со Спиридонычем чье-либо назначение. Имеется Тульская епархия, где, говорят, вообще отсутствует акт регистрации духовенства. Митрополит Ювеналий облечен таким доверием Советского государства, которое заслуживает не всякий уполномоченный. Мне пришлось беседовать с одним известным московским протоиереем, знающим иерархов.

— Ведь Вы были в КГБ, — спросил он меня.
— Нет, я был у митрополита Ювеналия.
— Это одно и то же.

Что касается рядовых епархиальных архиереев, то за ними в вопросе перемещения и назначения сохраняется право совещательного голоса. Методом регистрации Спиридоныч узурпировал власть назначений и перемещений. Один архиерей подписывает указ. И один несет за него ответственность перед Богом и перед Церковью. Беспомощное положение архиерея ярко обнаруживается в следующем эпизоде.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий