Своими глазами. Часть III. В Пещи Вавилонской

Иллюстрация

В 1972 году архиепископ Варфоломей с большим участием принял освободившегося из заключения священника Павла Адельгейма. До выяснения судьбы его направили служить в кладбищенскую церковь г. Ташкента.

Архиерей относился заботливо. Скользко зимой ходить на протезе. Вызывая в епархию, присылал свою машину. Кормил обедом. Расспрашивал, ободрял.

— Немного потерпи. Определим.

Недели через три секретарь епархии о. Федор Семененко сказал: «Пердоныч обижается, что ты к нему не едешь».
По дороге к Спиридонычу обдумывал, как оправдать свое невнимание. Ведь не скажешь ему откровенно, что видеть его не хочешь. Но Спиридоныч встретил с восторгом:

— Ах, Павел Анатольевич! Рад Вас видеть. Садитесь, садитесь.
— Спасибо.
— Ай-яй-яй, какое несчастье! Что же, выше колена? Не трудно Вам без ноги-то служить?
— Что ж теперь делать?
— Да, да, да… А как себя чувствуете? Чем занимаетесь, как семья?
— Хотелось бы место получить. Семью кормить надо.
— Отдохните, дорогой Павел Анатольевич, отдохните. Всему свое время. Кстати… хороший приход освободился в Джизаке.
— Страшновато одному служить. Я ведь всего третью неделю на протезе хожу. Всякие неожиданности могут возникнуть. Хотя бы первый год послужить не одному.

Спиридоныч помрачнел:

— Мы это еще обсудим. Не трудитесь приезжать. Я дам ответ через Вашего епископа.

Выяснение тянулось с декабря по 8 марта. В этот день вызвал Владыка:

— Отче, я не могу тебя устроить в пределах Ташкентской епархии нигде.
— Даже в Джизак?
— Нигде. Поезжай к владыке Антонию в Симферополь. Может, он сумеет устроить. Я напишу ему.

И Адельгейм получил указ: «Уволенный за штат, согласно указу № 40 от 23 октября 1970 года священник Павел Адельгейм по окончнии срока заключения 14 ноября 1972 года был направлен в Александро-Невский храм г. Ташкента для прохождения священнической практики, которую закончил 8 марта 1973 года. Священник Павел Адельгейм способен исполнять пастырское служение. Согласно поданному прошению, священник о. Павел освобождается из Ташкентской и Среднеазиатской епархии с правом перехода в другую епархию».

В Симферополе его ждал такой же сердечный прием.

— У меня 13 приходов и 400 кандидатов. Но раз просит Владыка Варфоломей, я сегодня же послал бы Вас на приход. Один батюшка просится за штат. Очень немощен. Только… не зарегистрируют Вас… — Владыка задумался.

— Хорошо. Поезжайте домой. Я выясню все. Если что получится, немедленно напишу.

Письма от владыки Антония не поступило.

Прилетел в Краснодар к архиепископу Алексию.

— Откровенно скажу: ничего не выйдет. Один священник вот уже три месяца ждет. Уполномоченный тянет. И биография чистая.
Кто может столько ждать? Семью кормить надо!

— Постараюсь Вас устроить у себя, — обещал Калининский епископ Гермоген.

Через два месяца пришел отказ.

Дважды обращался Адельгейм во Владимир. Епископ Николай в личном приеме отказал. Велел передать: мест нет.

Митрополит Эстонский Таллинский Алексий (Ридигер)  Прилетел в Таллин. Попасть к митрополиту Алексию не смог. Говорят, болеет.

— Всей душой хочу помочь. Но не могу даже заикаться, — развел руками Ивановский владыка Феодосий. Вам скорей может помочь такой архиерей, как митрополит Ювеналий. А я на таком счету… — махнул рукой Владыка.

Во дворе «иностранного отдела» стояли два автомобиля в ожидании выхода митрополита. Митрополит Ювеналий принял доброжелательно, выслушал внимательно все злоключения. Дал денег. На просьбу принять в Тульскую епархию, ласково, но твердо улыбнулся:

— Это невозможно. Зайдите послезавтра.

Послезавтра сказал:

— Возвращайтесь в свою епархию. Владыка Варфоломей Вас устроит.

Посетил Адельгейм канцелярию Патриарха. Секретарь сообщил, что Патриарх не занимается назначением священников.

Это компетенция епархиальных архиереев. Оставьте прошение. Через три месяца пришел ответ из Патриархии: «Обратитесь к Ташкентскому преосвященному».

Был. Ну, конечно был в знаменитом «Совете по делам религий».

Принимала какая-то мелкая сошка. Назвали инспектором по Средней Азии. Пригласил в длинную мрачную комнату. Мебели нет. Древний стол. Потертое зеленое сукно. Сейф. Два обшарпанных стула. Выслушал.

— Вам отказал архиерей. Мы в компетенцию епископа вмешиваться не можем. Обращайтесь в патриархию.

Возразить нечего. Формально он прав. И решил пойти в КГБ.

— Я — священник. Мне нужно побеседовать с сотрудником из религиозного отдела.
— У нас нет такого отдела.
— Хорошо. Мне нужен сотрудник, компетентный в церковных вопросах.

Вышел упитанный и жизнерадостный чиновник с румяными щеками. Легко разговаривать, когда собеседник понимает тебя с полуслова. Беседа длилась больше часа.

— Все в этом — досадное недоразумение. Епископ Вас не понял. Мы не можем вмешиваться. Я не могу взять трубку и позвонить.  Поезжайте в Ташкент, еще раз попросите епископа.

Объясните все вот как мне сейчас. Он добрый человек. Он, конечно, поймет и поможет.

— А не придется мне вторично приезжать сюда?
— Думаю, что не придется.

И вот Адельгейм снова входит в Ташкентское епархиальное управление.

— Где ты там ездишь по столицам столько времени? Я давно тебя на приход назначил. Поедешь в Фергану. — Владыка подал указ и улыбнулся.

И вспомнилось, как он месяц назад вручал указ об увольнении за штат. Такая тоска была в его глазах!

Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий