Святой Бенуа-Жозеф Лабр и его почитатели

Характерно объявление, помещенное одной из религиозных газет XIX столетия: «Господин Жюль Анкель, внучатый племянник святого Бенуа-Жозефа Лабра, преподаватель рисунка и живописи в Бетюме, имеет честь предложить всем благочестивым людям, желающим обладать действительно достоверными портретами своего святого соотечественника, обращаться непосредственно к нему. Чтобы избежать любых подделок и успокоить благочестивых покупателей, ни одна фотография не будет представлена публике без подписи счастливого обладателя подлинного портрета. Этот достоверный портрет, написанный 20 апреля 1783 г., тотчас после блаженной кончины угодника Божьего Бенуа-Жозефа Лабра в присутствии наиболее выдающихся прелатов, был избран среди прочих и объявлен наиболее похожим господином Маркони, последним исповедником святого и его первым биографом. Кроме того, это сходство подтверждено свидетельством, подписанным самим отцом святого, которому господин Маркони отослал портрет. Это свидетельство, запечатленное на обороте портрета, изложено в следующих словах: Этот портрет очень похож. — Ж. — Б. Лабр» 16.

Всякое священное изображение, подчеркивает М. Альберт-Лорка, «должно быть „подлинным портретом“», завещанным традицией. «Удивительная стабильность народной иконографии святых» проистекает из этого требования соответствия оригиналу 17. Для растиражированных портретов французского паломника таким оригиналом явился портрет, одобренный отцом блаженного и его исповедником.

В случае Лабра, стремление подтвердить аутентичность портрета объясняется также и реальным изобилием всевозможных подделок. Автор первого жития, аббат Маркони, писал еще в 1784 г.: «Портреты Бенуа-Жозефа настолько приумножились с его смерти, что на сей момент их насчитывается 160 тысяч. Нет ни одного художника, гравера, кто не печатал бы, не воспроизводил его облик в статуях, картинах, медальонах, воске, гипсе, шелке» 18. Ланглуа пишет на сей счет: «Ни один новый „святой“ — на протяжении этого столетия, как, без сомнения, и в предыдущем — не получил подобного признания, немедленного или отсроченного, среди крупных производителей так называемых народных гравюр» 19.

Но эта «погоня за подлинной внешностью» святого обнаруживала и изменения, происходившие в религиозном сознании. Святой становился все менее и менее анонимным, удавалось не только воспроизводить смысл его духовной миссии, но и восстанавливать факты реальной биографии и даже его физический облик. Случай Лабра, скончавшегося в возрасте 35 лет, тем более необычен, что процесс канонизации был открыт сразу же после его смерти, пока его почитатели, близкие и родные были все еще живы. Однако в целом распространение подлинных портретов, а позднее фотографий святых является феноменом, тесно связанным с общим развитием форм католической религиозности. Пример Лабра показывает, что, несмотря на распространение традиционной, типизирующей иконографии, подчеркивающей элементы, характерные для того или иного духовного подвига (в данном случае подвиг смиренного паломника), в среде верующих и представителей церкви большое значение придается реалистичному, документальному воспроизведению облика святого.

Изображениям святого отводится значимое место в чудесах, которые верующие приписывают его покровительству. Например, не имея возможности отправиться на могилу святого или прикоснуться к иным реликвиям, верующие обращаются к его изображениям и получают исцеление. Зафиксировано множество подобных рассказов. Такого рода история приведена в житии Лабра как «Описание скорого и необычайного исцеления мадам Буй-ар». Игуменья так описывает свое исцеление: «Одна из сестер, видя, как я страдаю, сказала мне: „Говорят, что можно исцелиться, приложив изображение угодника Божьего; вам следует положить его на грудь“. Я сделала это тотчас же со всем возможным упованием, надеясь, что он испросит у Господа моего исцеления» 20. Подобные истории встречаются и в показаниях канонизационного процесса.

Любопытна история сестры Марии Алоизы, поведанная в 1864 г. в ходе сбора материалов о чудесах Лабра, необходимых для канонизации угодника, уже признанного к тому времени блаженным. Монахиня рассказывала: «Еще в детстве моя мать показывала мне дом некоего Заккарелли в районе Монти и говорила, что там умер Блаженный Джузеппе Лабре, покрытый паразитами. Она говорила, что если я буду хорошо себя вести, то Блаженный сделает мне какой-нибудь подарок. Так случилось, что примерно к двенадцати годам синьора Заккарелли, друг нашего дома, жившая у ротонды, рассказывала мне о Джузеппе и воспламенила мое к нему почтение. Она показывала мне скамьи, доски от его кровати, каштан, бобы и лимон [оставшиеся от него]. Увидев, что она постоянно держит зажженными три лампады перед гипсовым бюстом, изображавшим Бенедетто Джузеппе, я заметила ей, что он еще не был беатифицирован, а она возносила почести его гипсовой статуе (в католичестве запрещено воздавать почести подвижнику, прежде чем он пройдет первый этап канонизации — беатификацию. — И. М.), на что синьора Заккарелли ответила мне, что даже если он пока еще не беатифицирован, то это случится совсем скоро. Итак, воспламененная верой в Бенедетто Джузеппе, я начала ежедневно читать семь Gloria Patri по соответствующим случаям. А поскольку я уже тогда страдала от болей в желудке, я обращалась специально к нему, чтобы он либо излечил меня, либо забрал с собой в рай» 21.

Чтобы избежать сомнений в том, кому принадлежит слава исцеления, монахиня подчеркивает: «Повторю, что, несмотря на молитвы, адресованные Мадонне и Святому Младенцу, мои самые страстные и непрекращающиеся молитвы и моя особая вера были обращены к Блаженному Джузеппе, к которому я чувствовала особое расположение». Это же подтвердили и другие сестры: «Ей предлагали обратиться к другим блаженным, но она, хоть и читала Отче наш, но делала это с большой холодностью и равнодушием». Вера монахини в блаженного была велика, но даже она не всегда могла выдержать испытание ожиданием. По воспоминаниям окружающих, «вопреки ее огромной вере, состояние больной ухудшалось, и в порыве отчаяния она говорила, что хочет сжечь его изображение» 22. Так изображение вновь оказывается втянутым в отношения между святым и его почитательницей 23.

Но однажды блаженный смилостивился над набожной монахиней; вот как исцеленная рассказывает об этом событии: «Находясь между сном и бодрствованием, лежа на правом боку и подложив правую руку под щеку, с закрытыми глазами, я увидела молодого высокого мужчину, в длинном платье, слегка приоткрытом на груди. От него волнами исходил прекрасный свет, фигура и лицо его были райскими. Он подошел к моей кровати, улыбаясь, поднял правую руку и сказал: „Вставай! Ты исцелена!“ Пробудившись и открыв глаза, я ничего не увидела и предположила, что это было дьявольское наваждение, и, повернувшись на другой бок, сказала про себя: „Еще этого не хватало!“ И так я лежала на левом боку с приоткрытыми глазами, полностью пробудившись, и даже слышала, как монахини хором читали молитвы последнего часа, когда моя келья озарилась ярким светом. Тогда я открыла глаза, села на кровати и увидела рядом с окном того самого человека, который излучал вокруг себя свет, и свет, исходивший из его груди, был так ослепителен, что я не могла удерживать взгляд на нем. Его лицо было склонено и обращено ко мне, раскрытые руки были подняты на уровне груди, а ладони открыты. Он был окружен сияющим облаком, в котором виднелись бесчисленные головки ангелов, которые также сияли. Также там было три ангела в полный рост, но разной высоты, самый высокий и самый низкий стояли от него по правую руку, а средний — по левую. Самый высокий держал ребенка, средний — венец из цветов, а самый маленький — небольшую палочку. Все трое были повернуты к Блаженному. Я хотела броситься к нему и заговорить, но не могла. Он же, отделившись от этого облака с тремя ангелочками, приблизился ко мне и перекрестил меня большим пальцем, запечатлев знак креста сначала на моем желудке, потом на всем теле, а потом на лбу. После того, как он перекрестил меня, он сказал: „Я Бенедетто Джузеппе“. Взволнованная этим голосом, я пала ниц, а он продолжал: „Я испросил для тебя исцеления от четырех фистул желудка. Возблагодари Господа за полученную милость. Иди к настоятельнице, расскажи ей о случившемся и скажи, чтобы она заявила об этом. Соблюдай устав, слушайся настоятельницу, и Господь поможет тебе всегда и во всем“. Он сказал мне и другие вещи, служащие моему духовному руководству, и, поднявшись в это облако, он постепенно растворился» 24.

В описании этого явления святого нетрудно угадать влияние религиозных изображений и их конкретных элементов — нимба или облака, света, исходящего от святого, ангелов, держащих атрибуты святости. Впрочем, подобное явление показалось не слишком правдоподобным даже некоторым монахиням из того же монастыря, которые говорили: «Мне кажется невероятным, чтобы святой говорил все эти вещи, о которых рассказывают. Я всегда верила и твердо верю в чудо, но я не поверила во все те обстоятельства, которые, как говорят, его сопровождали» 25. Интересно, что в данном видении святой представлен в самом типизированном облике, без отличительных черт, свойственных его иконографии.

Наряду с распространением изображений почитание святого принимало и другие формы. Сразу же после кончины Лабра началась охота за его реликвиями. «Каждый хотел иметь предмет, принадлежавший святому или касавшийся его. Нитка за ниткой была уничтожена власяница белых кающихся 26, в которую он был облачен, по одному выдрали все волоски из его бороды; его покрывали цветами, которые тотчас же были похищаемы как реликвии» 27. Современному читателю подобные обычаи могут показаться варварскими, но на деле они всего лишь продолжали древнюю традицию в отношении людей к сакральным объектам.

Почитатели поклонялись не только предметам, принадлежавшим святому, но и всему, что имело отношение к его жизни: «Посещали не только его могилу, но и дом Заккарелли (Лабр умер в доме своего друга мясника Заккарелли. — И. М.), богадельню, где ночевал Лабр, и все места, где он оставил следы, за несколько месяцев было распространено 100 тыс. его изображений и 80 тыс. клочков от его лохмотьев 28. Старались отколоть кусочки дерева и металла в местах, где он преклонял колени, даже украли кран фонтана, где он обычно утолял жажду» 29. В католической доктрине существует четкая классификация предметов, напоминающих о существовании святого: личные реликвии (частицы тела), сопутствующие реликвии (вещи, которыми он пользовался) и «воспоминания» (все, что напоминает о святом — церкви, где он молился, земля с его могилы и т.п.) 30. В доме мясника Заккарелли была устроена мемориальная комната, украшенная фресками и содержащая предметы, которых касался праведник. Ее описание имеется в материалах канонизационного процесса 31. С момента смерти Лабра и до наших дней эту комнату посещают его почитатели.

Со временем то же самое происходит и вдали от места упокоения святого: «В Аметте, который он покинул уже давно и никогда не возвращался во время своих паломничеств, с жадностию разыскивали все, что ему принадлежало — его одежду, белье, книги, и разделяли на кусочки. Доски его кровати, даже стены его комнаты, сад его родителей и даже деревья, чья тень могла его укрывать, становились предметом для мелких краж благочестивых паломников» 32. Паломничество на родину святого увеличивалось год от года, особенно многочисленным оно стало после 1870 г., небывалым — в год столетия со дня смерти святого, в 1873 году. Для нужд паломников издавались специальные путеводители по родным местам угодника 33.

Еще исповедник Лабра аббат Маркони сохранил и отправил родителям святого четыре реликвии: «...кусочки от одеяний вашего сына, который был мне так же дорог, как и вам самим. Я положил их сюда, присовокупив небольшую прядь его волос, которую я храню с почтением, и один из его портретов, который я считаю наиболее похожим, хотя до сих пор ни один из портретов не совершенен» 34. В 1796 г. могила Лабра была вскрыта, после чего, вероятно, и стали распространяться по Европе многочисленные кости-реликвии святого. С годами реликвии Лабра распространялись по Франции; в середине XIX в. один из биографов сообщал, что верхняя часть головы святого находится в соборе Арраса, две другие реликвии — в соборах Булоньсюр-Мер и Аметта 35. Многие города, которые, по преданию, посещал Лабр, стремились обзавестись его реликвиями. В авиньонском издании сказано, что в свое время «Лабр посетил Авиньон и Нотр-Дам-де-Дом и стал очень популярен», и в 1864 г. «отец Вирилли, ведущий его дело, отправил капитулу Авиньона 30 небольших реликвий для распределения по церквям и религиозным общинам, статую и большое число гравюр и медальонов для верующих» 36. Во время почитания памяти святого в 1867 г. в храме должны были быть выставлены следующие реликвии: «Главная реликвия — это рукав от одеяния святого, вокруг него расположены шесть других, менее значимых реликвий: частицы костей, белья и вещи, которыми он пользовался» 37.

Из путеводителя по родным местам Лабра, напечатанного в 1882 г., известно, что в соборе в Аметте хранились две реликвии — фрагмент коленной чашечки святого и лента св. Франциска Ассизского, с которой он никогда не расставался. Храм был украшен портретами и тремя витражами со сценами из жизни святого, а «надпись внизу гробницы указывает, что соломенная подстилка, на которой покоится красивая статуя умирающего святого, содержит солому с кровати, на которой умер Бенуа в доме своего друга, мясника Заккарелли» 38. Солома была прислана из Рима в 1866 году.

15. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté. Paris. 1784, р. 169.
16. Semaine religieuse du diocèse d'Arras, Boulogne et Saint-Omer, 1882, N 2, 8.1.1882.
17. ALBERT-LLORCA M. L'image à sa place. Approche de 1'imagerie religieuse imprimée. — Terrain, 18.111.1992, р. 123.
18. Vie de Benoit-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté, р. 198.
19. LANGLOIS C. Op. cit., р. 364.
20. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté. Traduite de l'italien de M. Marconi, lecteur au Collège Romain, confesseur du serviteur de Dieu. Avec un recueil de miracles opérés par l'intercession du Vénérable; suivi de plusieurs lettres, qui ont été répandues dans le public depuis sa mort. Lille. 1817, р. 178.
21. Archivio segreto vaticano, BENEDICTIIOSEPHI LABRE, Processus Labre Processus Labre), Vol. 2397. fol. 27 r. -v. (Канонизационный процесс Б. — Ж. Лабра).
22. Ibid., fol. 83 г.,107 v., 145 v.
23. Известно, что еще в Средневековье верующие «наказывали» статуи святых, не откликавшихся на их молитвы. Об этом см. GEARY P. L'humiliation des saint. — Annales, 1979, N 34.
24. Processus Labre. Vol. 2397, fol. 53 г. — 54 r. -v.
25. Ibid., fol. 429 r. -v. Показания сестры Феличе дель Парадизо.
26. Братство кающихся существовало в Средневековье, момент его основания точно неизвестен, различные версии то относят его к религиозным движениям XII столетия в Италии, то связывают с основанием Третьего Ордена покаяния Франциском Ассизским в 1221 году. Во Франции с XVI в. существовало несколько братств кающихся, которые различались по цветам одеяний (черный, белый, серый, синий, красный), они были официально признаны папой Павлом V в 1614 году.
27. ALBOUI (abbé Augustin). Vie du bienheureux Labre, surnommé le pauvre Pèlerin. Toulouse. 1860, р. 64.
28. Впрочем, 80 годами раньше в сочинении Алежиани указана цифра 8 тыс. клочков от одежды.
29. ALBOUI. Op. cit., р. 65.
30. См., например, Le Bienheureux В. — J. Labre devant le Sénat et la Presse. — La Semaine religieuse du diocèse d'Arras, Boulogne et Saint-Omer, 11 .XII. 1881. Подробно см. CORDEMOY L. G. Traité des Saintes reliques. Paris. 1719.
31. Вот слова самого Заккарелли: «Ввиду того уважения и веры в Бенедетто, которые я имел раньше и имею ныне, я не захотел, чтобы эта комната, где он умер, была занята кем-либо из моей семьи. Поэтому я захотел по возможности украсить ее и заказал покрыть стены картинами, отображающими некоторые события, связывающие меня и Бенедетто. Поэтому там изображен Угодник Божий, когда он пришел в мой дом, чтобы взять башмаки, которые я пожертвовал ему вместе со шляпой. В другом месте изображено, как Угодник Божий молится перед главным алтарем в церкви Мадонны деи Монти утром в среду на Страстной неделе, в день своей смерти; в тот день я пригласил его в свой дом, когда он упал на ступенях этой церкви. Потом изображено, как два человека принесли его в мой дом, и наконец, как его уложили в постель и моя дочь дала ему немного еды. Впрочем, все эти портреты ничем не демонстрируют его святость, потому что Угодник Божий не окружен лучами, сиянием и никакими подписями. Кровать и немногие остатки его одежды находятся под своего рода витриной, за ее стеклянными дверцами видна кровать, а над кроватью есть ящичек, в котором хранятся его вещи. На этой витрине стоит гипсовый бюст, изображающий Угодника Божьего, но не носящий никаких атрибутов святости. Эта витрина отгорожена решеткой из крашеного дерева, на которой находится овал с изображением Угодника Божьего со смиренным и благочестивым лицом, а под овалом видна надпись, на которой значится лишь его имя и день, когда он умер в этой комнате» (Processus Labre. Vol. 2395, fol. 239 г. — 239 v.).
32. DERAMECOURT (abbé Augustin-Victor). Histoire de la Canonisation du Bienheureux Benoît-Joseph Labre avec un guide du pèlerin aux diverses stations de sa vie. Arras. 1881, р. 55 — 56.
33. См., например: Culte du Bienheureux Benoît-Joseph Labre, à l'usage des pèlerins d'Amettes, publié par les soins de Mgr de Billiers. Arras. 1864; Histoire du pèlerinage d'Amettes, fait en l'honneur du Bienheureux Benoît-Joseph Labre le lundi 7 juillet 1873, recueil publié par le Comite diocésain des Pèlerinages d'Arras. Arras. 1873.
34. Vie de Benoît-Joseph Labre, mort à Rome en odeur de sainteté, р. 199. Стоит отметить, что в данном случае проблему сходства портрета с оригиналом рассматривает представитель церкви, исповедник подвижника и активный участник канонизационного процесса.
35. См. Vie du Bienheureux Benoît-Joseph Labre par M. l'abbé Robitaille, chanoine de l'Eglise d'Arras, augmentée d'une neuvaine de méditations et de prières au bienheureux. Arras. 1860, р. 47.
36. Triduum de prières en l'honneur du bienheureux Benoît-Joseph Labre dont la fête est fixée au 16 avril. Avignon. 1877, р. 4.
37. PETITALOT (abbé). Le Bienheureux Benoît-Joseph Labre dans le Bourbonnais ou le pauvre pèlerin dans ses humiliations et dans sa gloire. Moulins. 1866, р. 91 — 92.
38. Voyage au pays natal de saint Benoît-Joseph Labre né à Amettes en 1748, mort à Rome, en 1783 ou guide du pèlerinage d'Amettes avec 2 portraits par A. C. (S.M.). Paris. 1882, р. 11 — 12.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий