Что и как пьют в России: актуальна ли сейчас проблема алкоголизма

— Скажите, пожалуйста, что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы пьяные люди не садились за руль своих автомобилей и не подвергали себя и других смертельной опасности? // Ната

— Ужесточать наказание за пьяное вождение автомобиля. Не вижу другого способа. Ну и конечно, дисциплинировать службу дорожной полиции, которая безобразно себя ведет и, по сути дела, коррупционной своей деятельностью стимулирует пьяных за рулем. Раз не арестовали, он и второй раз сядет за руль, не боясь штрафа, — всегда можно договориться.

— Добрый день! Я читал, что есть некая суточная доза алкоголя, 150 г сухого вина или 30 г крепкого алкоголя, которая считается относительно безвредной. То есть если выпивать за ужином каждый день бокал вина или рюмку водки, то можно жить спокойно и не бояться, что сопьешься и разрушишь свое здоровье. Что вы скажете об этих сведениях вообще? И об этих дозах в частности — 150 г сухого или 30 г чего-то крепкого? Правда ли, что они безвредны или, скажем так, не очень вредны? Есть ли исключения? Зависит ли это от генетики, от национальной принадлежности? // Владимир

— К сожалению, точных доз безопасных не может быть принципиально. Потому что люди разные, с разными ферментными способностями. С разной способностью разрушать алкоголь. Поэтому единой дозы не может быть доступной. Но безопасная в принципе может быть для каждого. ВОЗ разрабатывала такие дозы. В разные годы у них эти дозы менялись. В разных странах тоже разрабатывали эти дозы, они тоже в разных странах разные. Но, в общем, это как-то вот так приблизительно то ли 40 в каких-то, то ли 60 грамм чистого алкоголя для мужчин и то ли 40, то ли 20 грамм для женщин. Женщины более уязвимы в смысле здоровья в отношении алкоголя. Ну приблизительно вот эти дозы, которые называет Владимир, автор вопроса, можно их назвать приблизительно безопасными в среднем. Ну каждый, в общем, должен знать свою дозу. Я свою дозу знаю, потому как начинаю дуреть. Как только я начинаю чуть-чуть утрачивать контроль над ситуацией, я понимаю, что надо остановиться. Это бывает обычно вот так, бокал вина мне уже в моем возрасте доволен.

Итак, я считаю, что каждый человек нормальный должен вот для себя установить предельную дозу. Она безвредна именно потому, что в организме существует очень мощная защита от алкоголя. Я уже говорил, что организм лучше людей знает о том, что алкоголь — это яд. Организм знает, человек — плохо. И включается, соответственно, ферментная система. Но тут беда вот в чем состоит. Что вот каждый день есть опасность. В том смысле, что ферментная система не только включается и усиливает свою активность, когда алкоголь попадает в организм. Но если это каждый день, то она начинает исходно увеличивать свою активность, усиливаться. И в результате повышается, как сказать, толерантность называется... Человек по мере регулярного употребления алкоголя увеличивает активность своих ферментов изо дня в день, изо дня в день. В результате прежние дозы алкоголя перестают вызывать опьянение.

А ведь ради чего вообще все человечество пьет? Мы еще не сказали о самом главном: пьет ради опьянения, ради изменения своего психического состояния, состояния своего сознания. И вот если эта активность при ежедневном употреблении алкоголя постепенно, из месяца в месяц, из недели в неделю, повышается, то тот бокал вина, который вызывал приятное ощущение расслабленности, уже перестает действовать таким образом. И человеку нужно уже два бокала, а потом три бокала, а потом крепенькое. И вот так постепенно заводится и пьянство, и в конечном итоге алкоголизм. Так что вот эта норма, она, как говорится, палка о двух концах.

— Добрый день, Александр. Скажите, пожалуйста, правда ли, что женский алкоголизм имеет отличия от мужского? Я слышал, и не раз, что женщины спиваются как-то иначе, чем мужчины, — быстрее и с более тяжелыми и необратимыми последствиями. Правда ли это? Что говорят об этом медицинские исследования и наблюдения? Какие в этом вопросе есть важные нюансы? И еще, вдогонку: когда можно утверждать, что данный человек является алкоголиком? Где этот критерий? Одинаков ли он для женщин и для мужчин? // Дмитрий

—Я уже говорил про это. Дело тут не столько в особенностях. Вообще говоря, женский организм более чувствителен. Но не в смысле становления алкоголизма, а в смысле развития заболеваний, побочных, сопутствующих заболеваний. Алкоголизм приблизительно развивается одинаково. Ну вот особенность его состоит в том, что из-за социального прессинга на женщин алкоголизирующих они попадают в поле зрения лечащих врачей гораздо позже, в более тяжелом, запущенном состоянии.

Вот это очень важный вопрос, когда надо бить тревогу. Он перекликается с тем, что я уже говорил, в отношении того, что по мере регулярного употребления алкоголя организм, который знает, что алкоголь — это яд, начинает активизировать свою ферментную систему, свои защитные способы борьбы с алкоголем. И это приводит к росту необходимой для опьянения дозы. Эта доза растет. И вот за этим нужно, во-первых, следить. В основном женам пьяниц. Происходит ли нарастание опьяняющей дозы у пьяницы. Как только замечают жена или близкие, что эта доза нарастает, уже надо бить, еще до алкоголизма, надо бить тревогу.

Тем не менее пьяница, конечно, — это не алкоголик. Не всякий пьяница... И даже может быть так, что пьяница может употреблять больше алкоголя, чем алкоголик. Именно потому, что у него ферментная система исходно от рождения более сильная, более мощная, и сопротивляемость выше, и он либо не становится вообще алкоголиком, либо он генетически не запрограммирован на это. И поэтому тут по дозе очень трудно сказать. Так сказать, дозоопасная доза. Это как раз определяется ростом дозы, с одной стороны, и переходом в алкоголизм. Это принципиальное отличие.

У алкоголика возникает физическая зависимость, когда он без алкоголя существовать не может. Заводится запойное пьянство, механизм запоев. В отличие от пьяницы, скажем, похмелье пьяницы наутро, оно не снимается или снимается ничтожно, приемом новой дозы алкоголя. В отличие от этого у алкоголика наступает облегчение похмельем при приеме дополнительной, даже небольшой дозы алкоголя. И пока алкоголь находится в крови вот этого человека, он чувствует себя более или менее нормально. Кончается алкоголь, алкоголь разрушается — ему требуется новая доза, чтобы поддержать свое хорошее состояние. Так доходит до вечера, вечером он снова напивается — и вся эта последовательность повторяется. Вечером пьянство — утром похмелье — утром опохмеление — в течение дня опохмеление — вечером опять пьянство. И вот он, механизм запоя. Ну это уже алкоголизм, когда надо точно обращаться к наркологу. Лучше сделать это раньше и обсудить с наркологом состояние наркологической проблемы с конкретным человеком.

— Существуют ли планы создания в России государственной программы работы с алкоголиками, отличной от ЛТП? Планируется ли, например, медикаментозная помощь налтрексоном или комбинацией налтрексона с буплопионом, или российская медицина максимум будет продолжать опираться на зашивание дисульфирамом? Планируется ли создание вечерних программ по отказу от алкоголя для функциональных алкоголиков? // Сам алкоголик

— Это странный вопрос, потому что налтрексон широко используется в наркологической практике уже довольно давно. Сейчас есть много форм налтрексона, есть депонированные формы, то есть действующие при однократном введении в течение нескольких дней. И тут сейчас проблем, в общем, как я понимаю, нет. Сейчас, к сожалению, все эти способы косвенного лечения в виде кодирования, в виде зашивания, как говорят, они, к сожалению, по мере использования утрачивают свою эффективность. И сейчас, в общем, появились методы не лечения алкоголизма — от алкоголизма избавиться невозможно, — а вот поддержать трезвое состояние алкоголика сейчас, в общем, какие-то возможности есть. При соответствующих социальных условиях и соответствующем социальном окружении и экономическом тоже.

За телепрограммы я ничего не могу сказать. Но сейчас развивается движение трезвенническое. Сейчас народ наконец начинает так потихонечку понимать. И вот я недавно общался с церковными людьми. Там очень широко, насколько они могут, у них, конечно, поле деятельности ограничено теми людьми, которые прибегают к религии, но там тоже развиваются такие группы помощи больным алкоголикам. Либо на базе знаменитых анонимных алкоголиков, что у нас не очень популярно, либо на каких-то других принципах создаются такие клубы. Но, к сожалению, это пока не приняло широкого распространения в отличие, скажем, от других стран, той же Америки, где активно, очень активно работают анонимные алкоголики.

— У меня вопрос: что лучше пить, если уж пить регулярно, — виски, водку или коньяк? Или вы назовете другой напиток, текилу например? Скажем, 200--300 грамм за вечер? Не каждый день, конечно! Но регулярно, два-три раза в неделю? Или это все одинаково —  прямой путь в алкоголики? И кого вообще наука считает алкоголиком на 100%? // Вадим

— Верный путь в алкоголики или пьяницы. Употребление таких напитков, с такой периодичностью и в таких дозах. Верный путь. Неверной дорогой идете, товарищи!

— Александр Викентьевич, мы благодарим вас за интереснейшее интервью. Спасибо большое. // "Газета.Ru"

— И вам спасибо.

 Источник: «Газета.Ру»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий