Гомосексуализм как таран

ЛГБТ Развернувшийся в последние годы в США и Западной Европе процесс легитимизации гомосексуальных связей и, в частности, однополых браков имеет значение, далеко выходящее за чисто юридические или сексуальные рамки

Во-первых, это проявление попыток уменьшить роль церкви в жизни общества. Все четыре мировые религии — христианство, ислам, буддизм и иудаизм — относятся к гомосексуализму отрицательно, хотя и с разной степенью нетерпимости. Следовательно, при легитимизации гомосексуализма у церкви отнимают один из последних рычагов ее влияния на общество. Ведь она уже не может, как в Средние века, управлять светской властью и даже, как было еще недавно, влиять на принимаемые властью решения при помощи религиозных моральных норм. А теперь у церкви пытаются отнять и ее последний бастион — возможность проявить свое влияние в обществе через регулирование личной жизни верующих. Поэтому можно не сомневаться, что церковь будет упорствовать в своем резко отрицательном ответе на вопрос, как относиться к гомосексуализму, до последнего (хотя, казалось бы, должна быть более терпимой к человеческим грехам).

Во-вторых, легитимизация гомосексуализма четко вписывается в русло популярного нынче классического либерализма, основную идею которого американский философ Ноам Хомский определяет как «оппозиция ко всем формам государственного вмешательства в личную и социальную жизнь, кроме предельно ограниченных и минимальных». И даже если сам либерал относится к гомосексуалистам без симпатии, он будет использовать их в борьбе с государственным вмешательством. Ведь союзник в войне — не обязательно друг, вполне достаточно, что он враг врага.

В-третьих, сексуальные меньшинства, более активные в политическом плане, нежели традиционные избиратели, приобретают всё большее значение для политиков, пытающихся расширить свой электорат. А также для бизнесменов, поскольку, как показывают маркетинговые исследования в США и Западной Европе, члены ЛГБТ-сообщества тратят в сфере услуг больше денег, чем обычные гетеросексуальные граждане.

Таким образом, совершенно понятно, что поддержка легитимизации гомосексуализма на самом деле мало зависит от личных сексуальных предпочтений и вкусов защитников прав ЛГБТ-сообществ. Гомосексуализм выступает тут в роли тарана, дающего возможность разбить ворота вражеской крепости, чтобы затем овладеть ею.

Что же касается признания юридического равноправия однополых и разнополых браков, то логических аргументов против защитников прав однополых супругов по сути нет. Ведь традиционная семья исторически возникла для того, чтобы привести в порядок хаотическую систему имущественных отношений в первобытном обществе. И только потом была освящена религией как брак, заключаемый на небесах. Поэтому спорить с тем, что человек, проживший годы с партнером того же пола, имеет меньше прав, например, при наследовании его имущества, чем вдовец из гетеросексуальной семьи, просто нелогично.

Совсем другое дело — разрешение однополым парам усыновлять детей. Несмотря на многочисленные научные и социологические исследования, природа гомосексуализма до сих пор не определена. Во всяком случае, популярная одно время теория, что тяга к однополым связям является врожденной и объясняется генетическими причинами, не поддерживается авторитетными учеными. В то же время многие психологи склоняются к тому, что главным определяющим фактором для будущей сексуальной ориентации ребенка является его окружение в период полового созревания. Таким образом, велика вероятность, что сын или дочь, усыновленные однополой парой, станут впоследствии практиковать гомосексуальные связи. И вот тут интересна возможность возникновения необычной юридической коллизии — не подадут ли они в суд на своих однополых усыновителей или разрешившее это усыновление государство за то, что те своим примером жестко детерминировали сексуальную ориентацию своего усыновленного ребенка?

Источник

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий