И. Охлобыстин: «Армия мне присягнет и Церковь возложит на мою голову царский венец»

С.КОРЗУН: По албанскому или корейскому варианту?

И.ОХЛОБЫСТИН: Может быть, но я тоже не скажу –каждый вариант индивидуален. Россия все-таки такая страна, требующая особого отношения – у нас свои люди, свои воззрения на окружающих, своя философия, свой подход к жизни, мировоззрение психология, нюансы – это все надо учитывать. Надо посмотреть.

С.КОРЗУН: Вспоминаются слова Маяковского про Америку: «Я б Америку закрыл, немного почистил, потом снова открыл» — так же закроете Россию, чтобы почистить? судный день?

И.ОХЛОБЫСТИН: В общем, да. И мы — жнецы. Если мы этого не сделаем, то мы исчезнем как нация. Покуда из нас качают как кровь сырьевые ресурсы, покуда мы привязаны миллионами экономических привязок к внешнему миру, тех юридически-казуистически-экономичекийх артерий, которые не в состоянии никак цивилизованно оборвать, кроме как таким доминантным решением, монаршим, мы не будем развиваться как страна.

Мир сейчас замер за шаг революционных, внутренних, эволюционных преобразований.

С.КОРЗУН: Так революционных, или эволюционных?

И.ОХЛОБЫСТИН: Все-таки эволюционных. Но эволюционные не проходят просто так. Предположим. У Элвина Тоффлера был большой труд «Третья волна», он тоже сегментировал от эпохи волны экономической к индустриальной и технотронной. Между ними проходят столетия и много войн, потому что заново передел рынка. И если взглянуть на нынешний рынок, то побеждают малые предприятия, побеждают все-таки личностные бренды, личность все больше берет на себя функцию правления, поскольку — вот возьмем «Дженерал Моторс» — для того, чтобы ей сохранять какую-то экономическую независимость, вообще существовать на плаву, она беспрерывно объединяется с такими же массивными гигантами. В то время как маленькие автопроизводства легко заполняют рынок, адаптируясь к рыночным условиям. То же в одежде, культуре – повсюду. Просто нужно стать объективным.

С.КОРЗУН: То есть, возраст к малому производству, к русской общине? Ищу аналогию к тому, что вы говорите.

И.ОХЛОБЫСТИН: не думаю, что есть какая-то аналогия. Думаю, что это заново будет продуманный сценарий. Думаю, что этот сценарий будут составлять все вместе.

С.КОРЗУН: Учредительное собрание, референдум, народное голосование?

И.ОХЛОБЫСТИН: Тоже схему надо заново придумывать.

С.КОРЗУН: исторических нет? До основанья, а затем?

И.ОХЛОБЫСТИН: До основанья ничего не нужно делать. До основания мы уже наталкивались. Нужно все решать цивилизованным путем – до той степени, насколько это возможно. Либеральный путь, кстати, не цивилизованный, как и все остальные, ныне предлагаемые. Но факт, что политика русским людям не нужна. Русским людям нужны возможности для восстановления, для того, чтобы мы существовали как держава. А для этого надо отсечь все привязанности внешнего мира. Это нельзя сделать цивилизовано. В том понимании цивилизации, которая принята сейчас.

С.КОРЗУН: светская власть останется, или сольется с церковной?

И.ОХЛОБЫСТИН: думаю, да.

С.КОРЗУН: Это что?

И.ОХЛОБЫСТИН: Возьмите печальный пример нашего парламентаризма. Все отрицают возможность того, что в парламенте могут присутствовать священники, в том чисел, и Церковь сама. Но Церковь встревожена общественным неприятием себя, не общественным, а частью общества, причем, радикально, воинствующим. НО священники вынуждены – если появятся священники-депутаты, — ну, парламента не будет в том виде, в котором он есть, но все-таки некое представительство власти на местах должно быть. Представительства власти на местах и наоборот, представительство народа во власти. А священники вынуждены будут, во-первых, возвращаться всегда на приходы, потому что они живут на приходе, так или иначе, они будут знать потребы народа. Такой ново-думский вариант – тоже нужно придумать. Всему нужно придумывать новую форму. Сейчас новое время, новые формы. Но мир завис за шаг до глобальных преобразований. Сейчас мы находимся в стадии квантового схлопывания супер-реальности, супер-возможности. И это касается всего, включая литературу, политику, экономику, физику, — все вместе.

С.КОРЗУН: Человек как квант, являющийся центром мироздания, растворится в государстве, в религии, или останется, со своей свободой воли?

И.ОХЛОБЫСТИН: Я не далек от рационалистических воззрений. Для меня довольно самому как режет слух то, что я говорю. Тем не менее, должен признавать очевидное и озвучивать те вещи, которые меня шокируют самого, но, тем не менее, это та живая, правда, таковой, какой я ее считаю, человек образ и подобие Божие, соответственно, его нужно уважать во всем предложенном спектре. И поэтому, конечно, будут представители либеральной мысли – в том цивилизованном понимании, а не в том, как это принято сейчас – не Pussy Riot. И консервативные мысли. Для того чтобы мы могли существовать органично, нам нужны все проявления человеческого «я».

С.КОРЗУН: вы говорите, что вам режет слух, для вас самого неожиданно то, что вы говорите — может, кто-то вами управляете?

И.ОХЛОБЫСТИН: Промысел Божий.

С.КОРЗУН: вы это так определяете?

И.ОХЛОБЫСТИН: Иначе это нельзя определить.

С.КОРЗУН: У вас звучала мысль, по-моему, в доктрине – что путь России не такой, как у других народов, Россия должна выполнить свою миссию и умереть.

И.ОХЛОБЫСТИН: Россия, как и все остальные народы — в огне Апокалипсиса сгорят все. У каждого народа есть своя национальная идея. В своем болезненном пике это мировое господство. Только одна страна, один народ, одна нация – русский народ, — но тоже, я правильно понимаю, академически, определение нации — это группа, длящаяся в истории. То есть, для меня это не принцип генетического отбора, для меня это принцип идеологического выбора. Так вот на Россию возложено обязательство Третьего Рима, не дать позволить реализоваться ни одной, на болезненном пике национальной идее мирового господства. Дабы Свет Божий был представлен во всем спектре, чтобы можно было белый свет получить. И мы всегда этим занимались. Мы взяли на себя волей-неволей, при создании, кстати, православия нашего народа в том виде, в каком имеем сейчас, эти опции Третьего Рима – взяли от Византии. И смысл их в том, что мы руководствуемся не национальной идеей, а национальной антиидеей. Мы тот народ, который выходит для того, чтобы умерить амбиции какой-либо другой нации, которая сейчас пытается все подогнать под себя.

С.КОРЗУН: Иван Охлобыстин в программе «Без дураков». Не оставляет меня ощущение, что я участвуют в неожиданном определенном перформансе. Назовите временные рамки – когда случится то, о чем вы говорите?

И.ОХЛОБЫСТИН: не знаю. Я говорю только то, что знаю.

С.КОРЗУН: Спасибо за то, что пришли. И приоткрыли нам истину – а истина это, или не истина, узнаем. Всего доброго.

 

Источник: «Эхо Москвы»

Страницы: 1 2 3 4 5

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

1 комментарий к записи “И. Охлобыстин: «Армия мне присягнет и Церковь возложит на мою голову царский венец»”

  1. дореми:

    как у нас любят из говна пули лепить. а ваня даже старается лепить снаряды и баллестические ракеты. не удивлюсь если он с вовой на пару решит возглавить очередной косяк пернатых

Оставить комментарий