Иван Охлобыстин: «В итоге все кончается гопаком»

Андрей КРИКУНОВ

Кино, церковь, политика — Иван Охлобыстин пытается объять необъятное. Фото Виктора КРАВЧЕНКО

На фестиваль юмора «Большая разница в Одессе» Иван Охлобыстин приехал в качестве председателя жюри, но за несколько дней до этого он возглавил еще одну организацию — свежесозданный высший совет всероссийской партии «Правое дело». Таким образом популярный актер и сценарист делает очередную попытку войти в российскую политику. В связи с этим было любопытно поговорить с Иваном Ивановичем не о кино, не о пародиях, а о включающей в себя и то и другое политике.

Не ведает Мадонна, что творит

За день до оглашения приговора Pussy Riot и в момент наивысшей точки безумия, охватившего на этой почве звезд мирового шоу-бизнеса (пиком, наверное, стоит признать переход в их число и сэра Пола Маккартни), невозможно было начать разговор с чего-то иного. Тем более что отец Иоанн Охлобыстин является своим в обоих мирах — искусства и Русской православной церкви.

— Иван Иванович, если судить по СМИ, в России в последнее время нет ничего более важного, чем Pussy Riot. Вы изложили свою позицию в публичном письме к патриарху Кириллу: вы написали, что РПЦ ежедневно теряет из-за пребывания данных девиц за решеткой. Но может быть, и находит тоже? Ведь все-таки на граждан России бесовщина может оказывать не совсем то же воздействие, что и на Мадонну.

— Я за наших-то не переживаю, потому что все верующие люди — адекватные, и никто не требует ни сажать, ни резать. Я переживаю, во-первых, за реноме страны и РПЦ, потому что есть люди, которые стоят уже на пороге церкви, готовы сделать еще шаг, и у них все наладится. А такая ерунда может их оттолкнуть.

Во-вторых, я не хочу, чтобы моя страна запоминалась мировому сообществу только Гагариным, валенками, водкой и блудными девками, которые без трусов там себе в задницу затыкивают курицу. Это неприлично.

Когда я писал письмо патриарху, я не за Pussy Riot ратовал, как вы понимаете, я считал, что от этого страдает реноме, интересы того института, который я бесконечно люблю и которому всегда буду предан. Кто бы что ни говорил. В этом отношении я, если хотите, религиозный фанатик. Сейчас уже момент упущен, и я не знаю, что говорить. Сейчас, как по мне, хуже уже не будет, потому что уже так плохо...

— То есть пускай отсидят по полной?..

— Уже никак хуже не будет.

— Что вы чувствуете, когда очередной уважаемый человек на далеком Западе — вроде Стивена Фрая и Терри Гиллиама — каким-либо образом высказывается в их поддержку? И удивляет ли сам масштаб, такое единство, будто кто-то провел со звездами политинформацию. Иногда создается впечатление, что там особо оценен факт удара по православию...

— Они не знают, о чем говорят, не ведают, что творят. Им представляют эту историю совсем по-другому. У нас, к сожалению, в церкви мало катехизаторов, людей, которые объясняют, что значит то или иное понятие. Предположим, «возлюби ближнего как себя самого». Ну нельзя, чтобы щелчок — и человек возлюбил. Для этого нужно свыкнуться с мыслью, что он, ближний, является твоим родственником. В этом смысл.

Ты себя должен любить не как себя, а как продукт воспитания своих родителей, общества, окружающих, и как ты можешь себя не любить и идти на неоправданный риск, когда от тебя зависит прокорм твоих детей, обеспечение родителей, защита твоего государства! Комплексно нужно ко всему подходить.

Так вот катехизаторов не хватает, потому что церковь находилась в кабале почти столетие. Последние двадцать лет — это только хозяйство отстроить. Сначала дом строишь, потом картину вешаешь. Кто у нас может объяснить тот или иной догмат? Ну Андрей Кураев, ну Илларион Алфеев, ну еще Геннадий Гоголев из Алмаатинской епархии, который замечательные, считаю, стихи пишет, что-то среднее между золотым и серебряным веком. И человек чудесный, проникновенный, я горжусь им. Таких людей в церкви много, большинство. В церкви они выявленнее, потому что они не стесняются этого.

— А Всеволод Чаплин?

— Я думаю, что он делает все, что может, для церкви. У меня самое хорошее к нему отношение, даже если он какой-нибудь приговор мне зачитает, все равно это не изменит моего отношения к нему. Он делает свою работу.

Но вернемся к звездам. Катехизаторов и объясняющих нет. Приехал кто-то к Мадонне перед концертом и сказал: «У нас тут девчонок прижимают по политике, Путин — зловещий тиран, то-то и то-то». А с другой стороны, не пришел человек, который бы объяснил, что все не так, что все страннее, про засовывание куриц поведал бы. Сказал бы, что в церкви у нас так себя вести не принято.

Уверен, Мадонна не стала бы выступать в их поддержку. Она уже сейчас разобралась в ситуации: если почитать ее интервью, она выступает против того, что они делали в церкви.

То же самое и Стивен Фрай. Он человек с юмором, замечательно пишет, он не может быть таким идиотом, чтобы поддерживать что-то, не ознакомившись с ситуацией.

Вот вас сейчас спросить, стоило ли сжигать евреев в газовых печах. Вы скажете: «Нет». И я так скажу. А мог бы прийти другой человек и сказать: «Евреи — это инопланетяне, они приехали, значит, и соки пьют из христианских младенцев». «Ой-ой, в печку немедленно», — и вы, и я бы так сказали.

Все это вопрос донесения информации. Мы эту войну, сражение проиграли. Нам необходимы люди, которые реактивны, которые исходят не из соображений постоянно меняющихся тенденций в моде, а из здравого смысла и понятия нравственности, точнее — чести. Вот они важны.

Я могу быть глуповат, могу где-то не догонять, но меня всегда можно поправить. Я оговорюсь, я никогда не стеснялся говорить слово «простите». Даже в твиттере у меня так повелось, что желаю всем доброго дня, разве это кому-то помешает? В этом нет ничего особенного, зачем мне слава? И так с каждым вторым здороваюсь, все равно это на деньгах никак дополнительно не сказывается. Я чувствую ответственность перед людьми. Если вы следите за моей лентой в твиттере, то бывает, что где-то я окажусь дураком, запутаюсь, то есть введет в заблуждение какая-нибудь информация, а я возьму и рубану что-то.

С Никитой Михалковым история была. Не то чтобы конфликт, я допустил по дурости некорректное высказывание в его адрес. Прошло время, я все обдумал и не поленился ему позвонить. Слава Богу, он взял трубку, и я извинился перед ним. Я не стал это выводить в прессу, просто считаю, что так нужно делать.

«Дубинкой по сиськам ее не ударишь, хотя надо бы»

  Было сложно не провести параллель между Pussy Riot и украинским Femen. На почве свалившейся на московских товарок мировой популярности у Femen, конечно, возник глубокий душевный кризис. Столько лет морозили разные части тела, а Полу Маккартни с Мадонной до этого никакого дела. Впрочем, сделанные «феменшами» выводы вышли еще более печальными для нашего общества. В день оглашения приговора Pussy Riot они спилили бензопилой поклонный крест возле Октябрьского дворца).

  — В России бунтуют «пусси», на Украине в бой брошены «сиси» движения Femen. Недавно очередная девушка с надписью Kill Kirill на туловище встречала патриарха в Борисполе. Было бы понятно, если бы это была представительница конгресса украинских сатанистов, но нет, общественное движение.

В футбольных трансляциях обычно не показывают подобных выбегающих на поле персонажей, лишая их искомой славы Герострата. Украинские СМИ любят показывать Femen, и в сознании припавшего к телеэкрану юношества создается та же картина, что у Фрая и Гиллиама в отношении Pussy Riot: борьба храброй да еще и частично голой девушки со злым волшебником. С ним в данном случае ассоциируется глава церкви, к которой принадлежит большинство населения Украины. Как бороться с такими иллюзиями, продуцируемыми СМИ?

— Не нужно стесняться самих себя и скрывать свое мировоззрение. Нас заразили сатанинской саркастичной полуухмылкой в качестве реакции на чье-то, может быть, глупое мнение. А нет чтобы выслушать! Может, человек подумает и без обидки поменяет свое мнение. Мы же все затаились, потому что боимся выглядеть дураками. Но мы все равно будем ими выглядеть, ведь всегда есть кто-то умнее, красивее и сильнее. Но это не значит, что мы не должны высказываться. Если мы будем ненавязчиво и не в унизительной для окружающих манере высказывать свое отношение, то и наши дети будут делать так же, и сами будут рассуждать, что хорошо и что плохо.

Что касается упомянутой вами акции Femen — это безобразный, подлый поступок. Тут сочетается все вместе: голая гражданка выбегает, есть же уважение к женщине. Дубинкой по сиськам ее не ударишь, хотя надо бы по идее. Предательская изначально задумка, можно было бы как-то по-другому донести свое мнение.

Я не против движения Femen, у них, видимо, есть какие-то свои мотивы, я в них, правда, не разбирался, не знаю... Но это некрасиво, это неуважение не просто к патриарху Кириллу, а и к нему как к личности, потому что он поставлен в совершенно конфузную ситуацию, из которой выхода нет. И они знают, что поставят его в такое положение.

С Путиным у них было то же самое. В отношении Владимира Владимировича я никогда не скрывал, что мне не нравится то-то и то-то. Но я никогда не опускался до того, чтобы копаться в его личной жизни, мало ли что может быть — мы такие разные все. И хватит уже травить человека.

По поводу Путина я недавно писал в своем твиттере, к сожалению, единственном месте, где могу реализовываться как литератор в промежутках между тем, как в кадре меняют свет. Короткая форма, и это меня устраивает — выбежал, отпечатался. Так вот, я писал, что нам не нужны надсмотрщики, мы все ждем, что прилетит и все сделает волшебник на голубом вертолете, но голубой — это уже плохо, на красном. А нам нужны идеологи, которые и скажут, и сами пойдут. Как Евгений Урбанский в фильме «Коммунист», как герой Михаила Ульянова в фильме «Председатель».

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий