Как не позволить ювенальным технологам отобрать у вас ребенка

– Если семья полная, относительно обеспеченная и с некоторыми связями, органы опеки не смогут отнять детей?

– Если быть откровенным до конца, то органы опеки вместе с полицией могут справиться практически с любой семьей, если, конечно, зададутся такой целью. Но зачем им лишний раз идти туда, где борьба будет тяжелой, если вокруг полно бедных многодетных, матерей-одиночек, богемных маргиналов от искусства и прочей легкой наживы? Отцов с хорошим социальным статусом все-таки побаиваются. Хотя бывают разные ситуации.

Недавно в Арзамасе имел место нашумевший случай, когда у семьи сгорел дом, им заплатили компенсацию в размере 10 тысяч рублей, они купили небольшую времянку. А детей забрали на том основании, что семья «проживает в ненадлежащих условиях».

– Поразительный цинизм.

– Семья там была полная. Но у отца проблемы с алкоголем и отсутствие постоянной работы. Соседи показали, что отец иногда выпивает. Это считалось у обвинения решающим аргументом. Важно так называемое социальное благополучие обоих родителей. Но это дело мы выиграли. Причем, оказалось, что работница патронатных органов имела 4 года условно за 28 эпизодов мошенничества с использованием служебного положения.

– Кадры ООиП вообще отдельная тема. Часто это женщины околопенсионного возраста, никогда не бывшие замужем и не имевшие детей. Тем более, специального образования.

– Да, это так. Нужно срочно менять ситуацию.

– А ходовой термин «социальное благополучие» имеет под собой правовую основу?

– Аналогичный термин фигурирует в Семейном кодексе и актах по профилактике беспризорности. Но чаще используется козырная формулировка «угроза жизни и здоровью ребенка». Или такая: «условия, препятствующие нормальному развитию и воспитанию ребенка». Это все действительно не правовые понятия. Под такие термины можно подогнать все, что угодно: отсутствие молока в холодильнике, наличие в доме собаки, выпивший на новый год коньяка папа...

– Но только не действия ООиП и приютских психологов.

– Да, никто почему-то не говорит о том, что самым серьезным фактором, тормозящим развитие ребенка, всегда является изъятие из семьи и помещение в детдом. А там псевдопсихологи будут железным тоном запрещать плакать и вообще вспоминать маму. Это самое ужасное, что может произойти с вашим ребенком.

– Ощущение такое, что мы угодили в новый 1937-й. Органы опеки ведут себя как карательная инстанция. К ним боятся обращаться за помощью.

– К сожалению, все именно так. Людям есть чего бояться. Что-то я не знаю историй, когда бы ООиП реально кому-то помогли. А калечить судьбы они умеют очень хорошо. Люди боятся вести ребенка в травмпункт – потом могут написать потом, что побили дома или травма возникла из-за плохого присмотра. Боятся, что ребенок скажет в школе, что дома нужен ремонт, или что его попросили помочь убрать квартиру.

– Удивительное дело. Именно те, кто любит вспоминать о сталинизме, сегодня сами строят новую систему доносительства. Людей, вновь учат следить друг за другом, шпионить. Похоже, это негласно поощряется?

– Верно. Только в сталинские времена это не касалось в такой степени детей. Они были защищены лучше взрослых. Я, кстати, знаю некоторых очень пожилых сотрудников опеки, людей старой закалки и школы. Вот они прекрасные и совершенно нормальные в моральном отношении люди. А вот более молодое, постсоветское поколение, вскусившее «свободы рынка», – от него весь ужас. Они либо «идейные» на свой фашистский лад, либо за мзду сделают вообще все, что угодно.

– Тот же случай с Воротынцевой – это преступление, ребенку разрушили психику, но виновные не понесли наказания. Хоть кто-нибудь пытается остановить этот произвол на законодательном уровне?

– Осенью юридический отдел «Родительского сопротивления» внесет на рассмотрение Госдуму официальный законопроект об уголовной ответственности за неправомерное отобрание ребенка. Основанием для этого является огромное количество фактов правового беспредела.

– Например?

– Мы недавно выиграли дело семьи Воропаевых в Москве. Там произошла жуткая история. Сотрудники органов опеки буквально унесли двоих детей, восьмилетнего Женю и трехлетнюю Машу, заперев их мать Светлану Воропаеву в туалете. А между тем, Светлана Воропаева – педагог-сурдолог с красным дипломом. Одна растит двоих детей, в этом ей помогает мама, музыкальный педагог на пенсии. Суд признал, что дети были отобраны незаконно. Их уже вернули, но они провели в заточении 4 месяца. Вот здесь при введении законопроекта может появиться возможность уголовно наказать тех, кто отбирал. У нас до сих пор очень размыты правовые критерии для такого рода ситуаций.

А надо, чтобы органы опеки сто раз подумали, прежде чем детей отбирать.

– Кое-кто уже думает. Во время одной телепрограммы сотрудница органов опеки прямо так и заявила: "Если этот законопроект примут, кто же тогда пойдет работать в органы опеки?"

– Какая милая непосредственность.

Надо добиться, чтобы им было нежелательно создавать ситуации изъятия. А то получается так: захотим – заберем, суд решит по-другому – вернем. Никаких проблем у сотрудников опеки нет, и не предвидится. Но мы должны сделать так, чтобы эти люди отвечали по закону за свои деяния.

Источник: «Религия и СМИ»

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий