Ключ к успеху на выборах – русский вопрос

 

  

  28 октября сего года на Украине пройдут очередные выборы в парламент страны — Верховную раду. Партии регионов и ее председателю, президенту Украины Виктору Януковичу предстоит дать нелегкий отчет за итоги двухлетнего правления. Перед новой же украинской оппозицией открывается шанс завоевать большинство в парламенте. Или, по крайней мере, лишить положения большинства регионалов. Обе противные стороны будут привлекать «тяжелую артиллерию» для борьбы за голоса избирателей. По иронии судьбы те и другие используют одно и то же идеологическое оружие: вопрос о языке. Мы попросили ответить на ряд вопросов известного эксперта и общественного деятеля, руководителя организации «Русский мир — Украина» А.Г. Александрова.

 

— Алексей Георгиевич, как известно, языковая политика Украины вплоть до подписания Виктором Януковичем нового закона о языке руководствовалась конституционным законом о языке 1989 года. Насколько он отвечал реалиям и чаяниям русского и русскокультурного населения Украины?

— Говорить о совершенстве закона 1989 года, конечно, было бы преувеличением. В то же время, он содержал несколько очень важных позиций, отменённых законом Кивалова-Колесниченко, авторов проекта нового закона о языке. Прежде всего, речь идёт о несоизмеримо более высоком статусе русского языка (язык межнационального общения) в сравнении со статусом языка национального меньшинства в законе 2012 года. Также крайне важным является и наличие в законе 1989 года статьи (№27), согласно которой русский язык являлся обязательным для изучения во всех общеобразовательных школах Украины. Другой вопрос, почему эта норма не выполнялась – невыполнение законов является преступлением, и к чиновникам, нарушавшим эту норму закона 1989 года, должны были применяться санкции, как к правонарушителям. Но сейчас-то эта норма изъята.

— Какова была ситуация с русским языком в образовательном и культурно-информационном пространстве Украины накануне и в период «оранжевого» дуумвирата Ющенко-Тимошенко?

— Вопреки расхожему мнению, наибольший вред русским нанесла не «оранжевая революция». Основная работа по вытеснению русского языка из гуманитарной сферы и делопроизводства была проведена значительно раньше, в «спокойные» 90-е. «Украина – не Россия», помните название нашумевшей книги тогдашнего президента Украины Леонида Кучмы? Повальное закрытие русских школ, создание культа «голодомора», формирование образа врага из России и всего русского проводились вполне вроде бы «пророссийской» администрацией Кучмы. «Оранжевая революция» лишь закрепила и легализовала достигнутое. Оранжисты довольно успешно осложняли отношения двух стран. Однако внутри Украины с задачей наращивания экспансии галицайства они справлялись плохо, им лишь с трудом удавалось удержать ранее захваченные плацдармы. Оранжевый дуумвират больше говорил, чем делал; больше угрожал и бесновался, чем наносил реальный вред. Более того, «оранжевые» события стали мощным раздражителем, всколыхнувшим и отмобилизовавшим пророссийское большинство. Поэтому прямолинейных «оранжевых» дуболомов отправили в резерв, заменив их специалистами по тихому удушению, Кучмой-2.

— Как же изменилась и изменилась ли эта ситуация за два года президентства Виктора Януковича на Украине в целом и в различных ее регионах, в сельской местности и городах?

— За пределами мегаполисов русский язык изымается из обращения повсеместно. Крупные города Юго-Востока держатся, но надолго ли их хватит? О молодёжи больно говорить – уровень образования падает, многие ребята толком не владеют ни тем, ни другим языком. Цифры – вещь упрямая, а они говорят о том, что за истекшие два года правления партии Януковича дерусификация Украины продолжилась. Такой пример. Перед началом прошлого учебного года Министерство образования, возглавляемое регионалом Д. Табачником, радостно рапортовало – количество школ с украинским языком обучения увеличилось (преимущественно за счёт русскоязычных школ и классов) с 84,4 до 85,1%, а число детей, обучающихся исключительно на укрмове – с 81,6 до 82,2%. В этом году негативные тенденции сохранились. И таких примеров – масса. Послабления, связанные с предвыборной кампанией и призванные обозначить «выполнение ПР своих предвыборных обещаний», незначительны и будут по традиции ликвидированы сразу после выборов.

— Чем, на ваш взгляд, вызвано принятие в столь срочном порядке закона о языке? Можно ли назвать новый закон исполнением предвыборных обещаний Партии регионов?

— Спешка с продавливанием закона вызвана исключительно погоней за голосами. Партия регионов, обманувшая своих избирателей самым бесстыдным образом, сейчас, перед выборами, в погоне за голосами русскоязычного электората пытается как-то подретушировать неприглядную картину. Акцентирование внимания масс-медиа на русскоязычных спичах первых лиц, сладкие обещания, шумиха вокруг PR-акций, вроде недавнего предложенияоткрыть «в ближайшем будущем» одну школу с «углублённым изучением» русского языка – привычный предвыборный шум. Доверие потеряно. На этом фоне и был брошен в бой стратегический резерв. Однако, несмотря на оглушительную рекламную кампанию, избиратель быстро разобрался в сути вопроса – закон значительно ухудшил наше положение, превратив государствообразующий русский народ в некое «нацменьшинство». И это на Украине, в колыбели Русской цивилизации! Готовившаяся почти два года пиар-акция по сути провалилась, от детища «регионалов» сегодня открещиваются даже их ближайшие союзники.

Ситуация, конечно, сложная, но не безнадёжная. Судите сами: еще три-четыре года назад русское политическое поле считалось отстойником, маргинальной площадкой, а образчиком свирепой пассионарности считали галицких и украинских радикалов. Сегодня совершенно очевидно, что ключ к успеху на Украине – русский вопрос. Интерес и внимание олигархических кланов возрастает, поле стремительно намагничивается. Вопрос только в том, кто и как использует его потенциал.

— Что вы можете сказать об авторах законопроекта и о руководителе гуманитарного блока правительства регионалов Дмитрие Табачнике в контексте интересующего нас вопроса? Движет ли ими забота о сбережении русского языка или другие интересы?

— Сергей Кивалов – человек совершенно посторонний, к русской теме отношения не имеющий. Судя по всему, его подтянули к этой теме в порядке партийной дисциплины, «для солидности».

Об основном фронтмене закона, Вадим Колесниченко, написаны сотни статей, в которых на основании неоспоримых фактов, документов, его собственных высказываний доказано: это – враг. Враг сознательный и беспощадный. Наш ментальный антипод. При этом он каким-то непостижимым образом до сих пор является «главным соотечественником» по версии МИД РФ, руководит КСОРС (Координационный совет организаций российских соотечественников), входит в руководство МСРС (Международный совет российских соотечественников — одна из структур, занимающихся координацией деятельности «российских соотечественников" за рубежом), и прочая, и прочая, представляет нас на всевозможных форумах – вплоть до ООН. Колесниченко – активный участник информвойны. Именно через его «Русскоязычную Украину» усиленно распространяется официозная сказка о якобы 29% русскоязычных граждан страны. В то время, как все независимые опросы дают цифры от 74 до 86%, чего стоят знаменитые 83% по версии Института Гэллапа! (Столько корреспондентов на Украине выбрали русский в качестве языка интервьюирования в ходе проведения опроса этой маститой американской социологической службой). Ситуация запредельно абсурдная, и ничего хорошего ни России, ни союзным ей силам не сулящая. «Высокие покровители» стоят за Колесниченко и его «РЯУ» горой, и тот вопреки здравому смыслу продолжает занимать ключевые посты, позволяющие ему торпедировать любые попытки консолидации подлинных евразийских сил Украины. Вред, нанесённый паном депутатом всем нам, трудно переоценить. К сожалению, подобную публику поддерживает и усиленно продвигает пресловутое либеральное крыло российской власти.

Как я уже говорил, основная «работа» по дерусификации гуманитарной сферы на Украине была проделана задолго до «оранжевой революции». И одним из самых эффективных дерусификаторов был г-н Дмитро Табачник, трудившийся в те годы «гуманитарным» вице-премьером и руководителем Администрации Президента. Это сейчас он громко ратует за русский язык, а ещё недавно он боролся с «имперским наследием» не щадя живота своего. Он, кстати, был и одним из самых яростных лоббистов темы «голодомора-геноцида». Пан Табачник большой затейник! Именно он в команде Кучмы славился особой изобретательностью и последовательностью в изживании русского языка. Это он придумал включить пункт об украинизации образования в отчётность обладминистраций. Опытный бюрократ, он прекрасно понимал, как отреагируют «на местах» на подобную инициативу. И не ошибся – именно после этого приказа и начался повальный разгром русскоязычного образования. Ему же приписывают и иезуитскую идею перевода высшего образования исключительно на держмову, что сделало борьбу за русские садики и школы малоперспективной. Что заставило сегодня Табачника стать «ярым русофилом» – тонкое понимание политической коньюнктуры или поручение боссов? Думаю и то, и другое.

Ситуация в чём-то даже комичная, но для Украины, увы, привычная. Граждане Яворивский и Драч, не так давно являвшиеся столпами компартии, ее наипервейшими воспевателями, ныне требуют объявить коммунистическую идеологию вне закона, а деятели вроде Колесниченко и Табачника, ранее «окучивавшие» оуновско-голодоморное поле, ныне первые защитники всего русского. Сегодня означенные господа на подмостках украинского политического театра играют пару «добрых полицейских». В противовес паре «злых полицейских» О. Тягныбок/А. Герман.

Имея таких друзей, как В. Колесниченко и Д. Табачник, враги нам уже без надобности.

— Как может измениться ситуация с положением русского языка после вступления закона в силу? Уже сегодня целый ряд обл- и горсоветов Юга и Востока Украины признали региональный статус русского языка. Это ли не подтверждение официальной точки зрения Партии регионов об укреплении позиций русского языка?

— Одна лишь видимость, и ничего больше. Уже есть разъяснения (в том числе и самого Колесниченко) – региональные власти не имеют полномочий по приданию статуса «языка нацменьшинств», это – как и прежде – прерогатива центра. О чём мы и предупреждали. От нас привычно отмахнулись. В результате русский язык полностью выдавливается из Центра, Запада и Севера Украины. Границы Галичины стремительно продвинулись на линию Смоленск-Брянск-Орёл-Белгород. В тылу остаются Харьков, Запорожье, Одесса, они становятся русскими анклавами во враждебном окружении. На Юго-Востоке нас загоняют в гетто («места компактного проживания»). Русских (нежелательное «нацменьшинство») будут выдавливать за пределы страны, их место займёт украиномовная публика («титульная нация») из сельской местности. Сегодняшние русскокультурные монолиты превратятся в руины. На следующем этапе, уже без особых затей, выдавят и неконкурентноспособное украиноязычное население. Деславянизированные территории заселят другие народы. Запад рвётся через Украину на Кубань, и дальше – на Кавказ. Цель – отрезать Россию от южных морей, выдавить на Север и запустить процесс окончательного демонтажа Российского государства. Жители Юго-Западной Руси, именуемые сегодня «украинцами», будут выдавливаться из региона следом за представителями великоросской ветви. Все скопом. Работа эта будет выполняться руками галицкой полиции и примкнувших к ним предателей. «Раздувать штат» не станут из соображений безопасности. Противник не рискнёт оставлять у себя за спиной сколько-нибудь серьёзную массу местного населения. Необходимый минимум, достаточный для выполнения карательных функций. Плюс старики и больные – доживать свой век.

Происходящее можно назвать одним словом – «колонизация». Так 100 лет назад Запад дерусифицировал Червоную Русь (Галицию). Опыт Талергофа (концетрационный лагерь, созданный после отступления Русской армии из Галичины в 1915 г., в котором руками австро-венгерских оккупационных властей и украино-галицких националистов были уничтожены десятки тысяч подкарпатских русинов и русских галичан) внедряется в масштабах всей Украины. Внешне выглядеть это будет несколько иначе, чем в 1915 или 1941 годах, но принцип тот же – разделяй, стравливай, и… владей. Всё, как в Косово или Ливии. План «Drang nach Osten 2.0» реализуется на наших глазах с присущими нашим стратегическим противникам упорством и последовательностью. Если не предпринять серьёзных контрмер, через 10-15 лет о Русской Украине (а затем и украинской!) можно будет говорить в прошедшем времени.

Любителям разговоров о «политическом прагматизме» стоит напомнить, что украинские элиты полностью зависимы от Запада. Более того, кому здесь быть «элитой», а кому «изгоем» — решает западный истеблишмент, причём единственным критерием тут является политический интерес Запада.

Нужно чётко осознавать: борьба с русским языком на Украине – не самоцель. Это один из инструментов поэтапного выдавливания нас ВСЕХ. Сейчас это понимаем уже не только мы, но и наиболее разумные представители противоположного лагеря. Речь о подлинных патриотах, которые, уверен, рано или поздно придут к осознанию всей нелепости «украино-русского» противостояния. Не было бы поздно…

— Как отразится на украинской культуре и языке сокращение пространства русского языка и культуры?

— Сохранение русского языка – непременное условие элементарного выживания Украины. Вытеснение русского языка уже привело к резкому падению уровня образования, снижению интеллектуального потенциала Украины. Основная масса населения это прекрасно понимает, но… воля властей предержащих, пропаганда, инерция, общая апатия подавляют волю к сопротивлению, инстинкт самосохранения. Украинский язык – один из вариантов русского, наиболее близкий к старорусскому, но изрядно подпорченный полонизмами (результат многовековой оккупации поляками Малороссии). Столетиями мирно сосуществовали оба варианта: современный русский преобладал в городах, где уровень образования традиционно несоизмеримо выше, украинская «мова» (в нескольких вариантах) – преимущественно в сёлах. Так бы и идти им рука об руку, но увы…

Регионал Вадим Колесниченко, подыгрывая близким ему по духу галичанам-униатам, неоднократно заверял – закон призван «защищать украинский язык». От кого? Ну, конечно же, от русского языка! Провокация? Бесспорно! Вот что писал по этому поводу ещё в конце XIX века создатель украинской письменности П. Кулиш: «Правописание, прозванное у вас в Галиции «кулишивкою», изобретено мною в то время, когда все в России были заняты распространением грамотности в простом народе. С целью облегчить науку грамоты для людей, которым некогда долго учиться, я придумал упрощённое правописание. Но из него теперь делают политическое знамя. Полякам приятно, что не все русские пишут одинаково по-русски; они в последнее время особенно принялись хвалить мою выдумку. Они основывают на ней свои вздорные планы... Видя это знамя в неприятельских руках, я первый на него ударю и отрекусь от своего правописания во имя Русского единства». Тут, как говорится, ни убавить и ни прибавить.

Беседу вел Эдуард Попов 

Специально для Столетия
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий