Маргарита Симоньян ответила на вопросы Тины Канделаки о гибридной войне, развале США и «чудодейственной» вакцине от коронавируса

Глава RT в большом интервью на радио «КП» рассказала, как мы профукали информационную безопасность

Маргарита Симоньян & Тина Канделаки

Совсем недавно с треском проигравший выборы Пётр Алексеевич Порошенко вновь стал главным политическим ньюсмейкером Украины. Народ всё меньше интересуется, когда же, наконец, посадят Порошенко, и всё больше жаждет посадки Зеленского

 

Постоянный 20-25%-ный рейтинг Порошенко выглядит островком стабильности на фоне пикирующего рейтинга Зеленского и медленно растущих рейтингов кандидатов в новые зеленские. Когда Порошенко находится в Киеве, СМИ пишут о том, что он готовит переворот. Когда Порошенко покидает Киев, СМИ начинают задаваться вопросом, кого он ещё собирается привлечь в команду «неопутчистов».

В общем-то на возрождение политических амбиций Порошенко можно было бы не обращать внимания, но больше всех беспокоится по поводу непотопляемости Петра Алексеевича, старательнее всех организовывает всё новые и новые антипорошенковские вбросы Игорь Валерьевич Коломойский.

Надо сказать, что Игорь Валерьевич, не будучи профессиональным политиком, обладает не только отменным нюхом, но и, в отличие от своих коллег по украинскому олигархическому цеху, зачатками здорового интеллекта. Ему не хватает общего образования и опыта работы с нормальным (а не украинским) государством, но что-что, а украинскую ситуацию он всегда оценивает здраво и возможные ходы врагов (а враги у него все, даже те, кто сегодня друзья) старается просчитывать заранее. Если Игоря Валерьевича обидел Зеленский (не вернувший ему «Приватбанк», спевшийся с Ахметовым и Пинчуком и даже собственное окружение от людей Коломойского изрядно почистивший), а ополчился Игорь Валерьевич на Порошенко, значит, в данный момент Порошенко является «центром позиции» тех сил, с которыми Коломойский ведёт непримиримую войну.

Слухи, которыми полнится Киев, косвенно подтверждают эту информацию. Не первый месяц рассказывают о переговорах Порошенко с Зеленским, конечной целью которых является выход Петра Алексеевича на позицию премьера. В последние недели активно циркулирует и слух, что Порошенко признали «лучшим шансом для Украины» американские демократы, всё ещё обладающие преимущественным влиянием на постмайданную элиту (хотя бы потому, что Трамп явно не хочет вязнуть в украинском болоте и не проявляет на этом направлении серьёзной активности). В подручные Порошенко пошёл Александр Турчинов, никогда не числившийся среди друзей Петра Алексеевича. Есть информация и о встречах с Яценюком, для которого американцы якобы оговорили пост главы Нацбанка при премьере Порошенко.

К чему вся эта суета?

С одной стороны, понятно, что после региональных выборов, на которых Зеленского и его «слуг» ожидает катастрофическое поражение, будет поднят вопрос о перезагрузке власти. Но почему в партнёры вышедшему в тираж Зеленскому выбирают ненамного более популярного Порошенко? Теоретически ведь ничто не мешает президенту договориться и с той же ОПЗЖ, «Батькивщиной», бесхозными остатками «Голоса», прикупить внефракционных — всяко будет больше голосов, чем даст куцая фракция «Европейской солидарности». Конечно, среди «слуг народа» курс Порошенко пользуется большей популярностью, чем возможные псевдоальтернативы, но подобрать проходного технического премьера и мотивировать к голосованию за него при помощи квот в правительстве как союзные фракции, так и большую часть «слуг народа» не такая уж большая проблема. Украинские политики не раз её решали прежде, решили бы и сейчас. Так почему Порошенко?

Во-первых, если ещё не все украинские олигархи (по причине острой интеллектуальной недостаточности) догадались, что зиц-президент вроде Зеленского не решает проблему ни стабилизации государства, ни их личного бизнеса, то американцы (демократы) этот нехитрый ребус уже разгадали и кому надо объяснили. Следующий Зеленский будет ещё хуже нынешнего. Кредит доверия у него будет меньше, ресурсная база сократится, зависимость от олигархов усилится. Опереться на Юго-Восток он не сможет из опасений потерять контроль над Западом Украины. На Западе, как свидетельствуют практика и опыт, не ждут не только нью-Зеленского, но даже Порошенко — там собственные наци в фаворе.

Во-вторых, МВФ (а значит, и США) хочет отсрочить светлый миг окончательного раскола Украины. Кто-то же должен продолжать обслуживать практически стомиллиардный государственный долг. Не хотят там и экспериментов с тёмными лошадками, которые могут пойти по пути, предложенному Коломойским Зеленскому в 2019 году и объявить дефолт. Им нужен понятный предсказуемый партнёр, который никуда не денется, а платить будет.

В-третьих, огромное количество (до полумиллиона) «ветеранов», волонтёров, «киборгов» и прочих военных преступников, так или иначе связанных с войной в Донбассе, должны знать, что им ничего не грозит, что руководство государства разделяет с ними ответственность за их преступления, поэтому никаких расследований не будет, а вялотекущая война как гарантия их безнаказанности будет продолжаться.

В-четвёртых, даже добровольный уход Зеленского (заболел) не гарантирует самороспуск парламента. Скорее наоборот, случайно попавшие туда и понимающие, что второго раза не будет, «слуги» мёртвой хваткой вцепятся в свои кресла. Без смены парламента правительство сменить практически невозможно (особенно если они сплотятся перед общей опасностью), а неконституционный разгон парламента — государственный переворот (к тому же не факт, что всё пройдёт мирно, могут быть эксцессы, да и кто победит, неизвестно). Ни американцы, ни европейцы не в состоянии провести повторную легитимацию украинской власти после переворота. А без международной легитимации такая власть быстро теряет устойчивость, да и война в Донбассе может моментально приобрести крымский оттенок. Ведь обстреливать города будут уже не части формально регулярной армии, подчиняющейся формально законной власти, а непонятные бандиты и мятежники.

В общем, возни с перезагрузкой власти на Украине много, толку мало, а почти из каждого проекта торчат уши Коломойского, который смог объединить против себя Москву, Вашингтон и Брюссель. На этом фоне проект Порошенко-премьер, Зеленский-псевдопрезидент серьёзно выигрывает.

Во-первых, они точно будут платить МВФ.

Во-вторых, они точно будут бороться с Коломойским, хотя бы потому, что Коломойский будет бороться с ними.

В-третьих, хоть «киборги», «ветераны» и волонтёры не любят обоих, но на интуитивном уровне они понимают, что от Порошенко опасность для них исходить не может.

В-четвёртых, и это самое важное — мы много говорим о разных рейтингах различных политических сил, но практически не обращаем внимание на то, где локализованы основные группы их избирателей.

Зеленский большую часть поддержки получил на Юго-Востоке, а Запад за него практически не голосовал. На голоса Юго-Востока претендует ОПЗЖ, к ним же тяготеет такой постзеленский проект, как «Партия Шария». Хоть её и пытаются сделать более «проукраинской», чтобы она и ОПЗЖ собирали разные сегменты зеленсковского электората, но практически они топчутся на одном поле.

Западная Украина всегда выдвигала если уж не отпетых нацистов, то местные праворадикальные проекты вроде «Голоса» и «Самопомощи». Там вообще за чужих голосовать не любят, а самых проукраинских «схидняков» настоящими украинцами не считают.

И на Западе, и на Юго-Востоке не любят Порошенко. Ядерный электорат Петра Алексеевича — центральная Украина, от Винницы до Полтавы и от Житомира до Черкасс. На этой территории население не только сёл и маленьких городков, как раньше, но уже и областных центров, почитает себя вполне состоявшимися кондовыми украинцами, поддерживает идею независимости, верит в «российскую агрессию» и не любит Юго-Восток больше, чем не любит Галицию, которую, впрочем, также не очень жалует. Позиции Порошенко слабы только в Киеве, который всегда «прогрессивно» голосует «за что-то новое». Но это не существенно — столица плотно окружена регионами, ощущающими своё отличие как от Юго-Востока, так и от бандеровского Запада Украины. И сейчас Порошенко — выразитель позиции этих регионов.

Если бы он не подорвал свою репутацию в годы работы президентом, возможно, он смог бы за счёт данных регионов дотянуть свой рейтинг и вовсе до 30-35%. Но даже то, что он сейчас имеет, с учётом локализации большинства порошенковских избирателей (именно избирателей, а не активистов) — это очень много для нынешней Украины. К тому же центр Украины, контролирующий столицу, — это ещё и объединительный мост между двумя Украинами. Может отколоться Крым, Донбасс, даже Закарпатье, может нарастать сепаратизм мэров крупных городов. Но пока десяток центральных областей составляют компактный лояльный властям массив, видящий себя только Украиной и ничем больше, формально государство существует и по долгам платит.

Предлагаю также вспомнить неоднократно опубликованные карты, отражающие польское видение будущего Украины. На них западные регионы делятся между Польшей, Венгрией и Румынией. Юго-Восток отходит к России. А вот в центре остаётся некая существенно урезанная Украина. Иногда ей предоставляют выход к морю через Одесский порт. Иногда Одесскую область тоже делят между Россией и Румынией. Но общие очертания этой «последней Украины» практически полностью совпадают с картой электоральных предпочтений Порошенко.

Всё это, конечно, не значит, что Порошенко обязательно вернётся «на воеводство». Пока что большая часть украинских олигархов окончательно со ставками не определилась, а у Петра Алексеевича очень токсичное прошлое. Его жадность и лживость стали притчей во языцех. Но и Коломойский не лучший подарок, а в борьбе за поддержку демократов Порошенко пока побеждает (республиканцы же практически не вмешиваются).

В целом можно сказать, что если процесс перезагрузки украинской власти пройдёт в конституционных рамках, у Порошенко есть неплохие шансы. Если же он выйдет за пределы Конституции, то вопрос о власти будут решать совсем другие люди. Тогда, боюсь, весьма удивлён, причём неприятно удивлён, будет не только Пётр Алексеевич. 

МЫ ПРОИГРЫВАЕМ В ВОЙНЕ

Канделаки:

— Думаю, что уже никто не отрицает, что весь цивилизованный мир погрузился в гибридную войну. Постоянные информационные атаки, силовые провокации чужими руками, разрушение государственности за счет создания, спонсирования вооружений, искусственных оппозиционных движений. Не кажется ли тебе, что мир катится к полномасштабной войне, где все против всех?

Симоньян:

— Мне кажется, что мир находится в состоянии этой войны. Не катится к ней, а находится. Совершенно очевидно, что новая война, может быть, не ощущается по-настоящему войной, потому что она идет по иным правилам, нежели предыдущие войны. И когда мы беспокоимся о том, чтобы, согласно старым правилам, быть защищенными, иметь достаточную оборону, иметь достаточную мощь, чтобы суметь выдержать войну… Понятно, что мы войну никогда не начнем, но если ее кто-то начнет против нас, не дай Бог, чтобы суметь выдержать эту войну, мы соблюдаем свои интересы и развиваемся в этом направлении. И это мы очень правильно и, безусловно, здорово делаем.

Но новая война уже идет, она другая, она принесла ее зачинщикам победы во множестве стран уже, и давно. Победами можно назвать ситуации от Косово до Армении. Она идет и против нашей страны давно. Я не могу порадовать твоих слушателей сообщением о том, что мы в этой войне выигрываем. Мы в этой войне проигрываем.

Канделаки:

— Почему ты так считаешь?

Симоньян:

— Это очевидно. Протест это одна из маленьких битв. А я говорю о подготовленности к такой войне. Вот мы сейчас с тобой сидим и общаемся. По чему мы с тобой общаемся, по Зуму?

Канделаки:

— Да. У меня в руках айфон…

Симоньян:

— Это же известная истина, для того чтобы победить в войне, первым делом нужно захватывать почту и телеграф. Наши условные почта и телеграф захвачены давным-давно. Мы не имеем ни малейшего представления о безопасности своего информационного пространства. Люди, которые у нас занимаются этими вопросами, либо в этом не понимают вообще, либо искренне считают, что все отлично, и не надо нам, как в Китае, а надо нам, не знаю, как где. Потому что так, как у нас, нет нигде.

Вот в Америку зашел TikTok – и получил сразу по голове. Такого бардака, как у нас, нигде нет. Именно бардака. Это мы – страна, которая привыкла к тому, что у нас здесь порядок, у нас здесь строго, во всем так называемом западном мире нас именуют диктатурой. Нам самим иногда кажется, что у нас строже, чем у них. Я тебе просто сертифицировано заявляю, такого хаоса, бардака и анархии в информационной сфере, как есть у нас, нет в мире нигде. И это нас шарахнет так, что мама, не горюй.

 

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий