Новые вызовы в православии в Украине — будут новые ответы?

Олександр Саган,
д-р филос. наук, профессор

Олександр Саган Лето-осень 2013 года, вероятно, будут или не жаркими в жизни православия в Украине за последние десять лет. По крайней мере уже в начале июля повисла тяжелая атмосфера ожидания — и не только праздники «русского мира» (каким оно стало по своей сути, хотя в планах его инициаторов-организаторов), т.е. 1025-летия крещения Руси-Украины.

Каждая из трех крупнейших Православных Церквей на религиозной доске Украины получает новые церковные и общественные вызовы, адекватность и соразмерность ответы на которые может определить перспективу развития на ближайшие 10-15 лет этих, так и более мелких Православных Церквей. Рассмотрим кратко лишь последние знаковые вызовы, ведь формат статьи не позволяет нам более глубоко затронуть формальные и стратегические параметры институционального развития Церквей (институциональный рост, миссионерская и образовательная / просветительная деятельность, воскресные школы и т.д.), хотя это не мешает нам учесть эти факторы в своих выводах .

УПЦ (МП). Церковь вот уже несколько лет подряд переживает не лучшие времена. И это объективно, потому что ее внутренние проблемы накладываются на мощный внешнее давление как со стороны руководящей патриархии, так и т.н. доморощенных «политических православных москвофилов» (как клириков, так и мирян). Нынешний, даже формальный статус УПЦ (МП) как самостоятельной и самоуправляющейся институты не устраивает патриархию, а, следовательно, и ее адептов в Украине, поскольку оставляет возможность не только небуквального исполнения воли центра, но и ведения собственной церковной политики. Достаточно вспомнить переполох в РПЦ, который вызвала даже сама возможность епископата УПЦ (МП) приехать единственной командой из собственной согласованной позицией на последней елекцийний Собор РПЦ (январь 2009 г.), и то унижение, которое получил нынешний Московский патриарх, когда слушал слова наиболее реального кандидата на патриарший куколь (при условии мобилизации всего украинского, в т.ч. и на территории России, епископата). Предстоятель УПЦ (МП) тогда заявил, что желает предстать перед Богом 121-м митрополитом Киевским, а не 16-м патриархом Московским, а потому отказывается от участия в выборах патриарха. Имперское сознание / ментальность россиян тогда просто взорвалась, навсегда оставив шрам образы.

Большинство из «политических православных» убеждены, что самостоятельный статус УПЦ (МП) сейчас держится на авторитете Митрополита Владимира (Сабодана). И отчасти это правда. Своеобразным подтверждением этого тезиса является молчаливое согласие большинства иерархов УПЦ (МП) на активизацию их радикального москвофильского крылья во время болезни Предстоятеля — вплоть до изъятия печати митрополии и перманентных попыток внести следующие изменения в Устав Церкви, которые фактически нивелировали преимущества нынешнего статуса УПЦ (МП) . Неожиданное выздоровление Митрополита Владимира (многие связывают это с организационным талантом архиепископа Александра Лесенки) стало неприятной неожиданностью для тех владык, кто уже увидел себя главным в покоях Предстоятеля.

А потому сейчас развернута настоящая идеологически информационная война внутри Церкви как против Предстоятеля, так и против его ближайшего окружения (чего стоят только тиражируемые российскими СМИ призывы экс-лидера крымских казаков В.Храмова: «Гражданин Сабодан должен добровольно уйти в отставку, потому что Церковь должна служить Богу, Правде и нашей российской цивилизации »). Особенностью этой кампании является пассивность позиции Предстоятеля и его неумение (нежелание?) Защищать / отстаивать своих ближайших соратников и устранять недоброжелателей, которые годами поливают его грязью, имея кабинеты рядом в Лавре. Даже в ситуациях с компрометации его «правой руки» — архиепископа Александра — Митрополит Владимир сохранял олимпийское спокойствие, не возбудила даже парадоксальная тезис о «хулу на Духа Святого», которая, фактически, свидетельствовала о том, что рядом с ним — еретик. Что уж говорить о последнем скандале с монахинями — трудно представить, что в нашей насквозь коррумпированном государстве просьбе Предстоятеля (если оно было!) Крупнейшей Православной Церкви пренебрегали две недели — именно столько времени добровольно-принудительно скрывался владыка Александр. А это не может не деморализовать тех клириков УПЦ (МП), которым не нравится наступление промосковских радикалов, но они фактически вынуждены находиться в состоянии ожидания победителя схватки.

Новыми и неожиданными для многих сторонников УПЦ (МП) вызовами стали события, связанные с т.н. «Экономическим православием» или «богословием бизнеса», которое не могло не дать в Украине мощные ростки во времена доминирования этого подвида «православие» в Российской федерации (вспомним хотя бы «алкогольные» и «табачные» инициативе Московской патриархии ). Сверхдорогие часы, авто, квартиры / апартаменты, скандалы вокруг которых постоянно сопровождают Московского патриарха, стали своеобразными катализаторами и подобных событий в Украине. «Нецелевое использование средств» на строительстве митрополичьего Воскресенского собора (возле метро «Лыбидская» в Киеве), «лексусовий» скандал (многомиллионная афера со сбором средств на несуществующие автомобили, была реализована в киевском Покровском монастыре), приватизация подсобного хозяйства Киево-Печерской Лавры , дорогие дома, коллекции мерседесов и панагий т.д., давно стали реалиями церковной жизни УПЦ (МП).

Однако «экономическое православия» (как и «экономический протестантизм» и т.п.), в отличие от «политического», часто переносит отношения между бизнес-структурами не только в моральной, но и в криминальную плоскость. По крайней мере, имея влияние на «светские факторы», это не сложно сделать. Поэтому уголовные дела, где клирики или даже епископы являются фигурантами, стали обыденностью. 

Особенностью же последнего — «Лексусов» — скандала является то, что он стал очередной попыткой, уже с привлечением светских силовых органов, нейтрализации (задержание / сокрытия) ближайшего и наиболее влиятельного соратника Предстоятеля УПЦ (МП) — архиепископа Александра (Драбинко). Ожидаемая отставка которого (как альтернатива осуждению), если она все же состоится, может стать началом кардинального изменения стратегической ситуации в Церкви еще при жизни нынешнего главы Церкви.

В этой истории откровенно удивляет позиция Януковича, который (в лице подконтрольных ему силовых структур) почему-то стал на сторону оппонентов Митрополита Владимира. При таких условиях (нивелирование полномочий Предстоятеля, введение митрополичьих округов и т.д.) ожидаемые изменения в руководстве и политике УПЦ (МП) не только испортят «картинку» празднования 1025-летия Крещения Руси-Украины, а, следовательно, начало президентской кампании 2015 (как это считают некоторые аналитики ). Дело здесь сложнее — пиарщики Президента просчитывают, что Митрополит Владимир, в силу состояния своего здоровья и убеждений, скорее всего сохранит внешне нейтральную позицию (как это было на прошлых выборах), а, следовательно, не будет активно работать на второе избрание президентом В . Януковича. Однако является не менее очевидные вещи — поставлен из Кремля (у Московского патриарха там тоже есть кабинет) иерарх (даже из Донецка) будет четко управляемый из Москвы (после изменений в Устав УПЦ (МП)), и, в силу многих межличностных и геополитическим причинам , которые сейчас сложились между Украиной и Россией, будет работать на того кандидата, который будет ему определен в Москве. И не обязательно это будет Янукович.

Не менее сложная ситуация сложилась в настоящее время в Украинской Автокефальной Православной Церкви . Изменение тактики УПЦ КП — отказ от официальных переговоров и проведения сепаратных переговоров с отдельными автокефальными епископами, духовенством и приходами дала положительный для УПЦ КП результат. Кроме переходов священников и приходов (что имело место и в другие годы), в 2012—2013 годах произошел стратегический перелом. С УАПЦ вышли (перешли в УПЦ КП вместе со своими приходами) четыре действующих епископы. Кроме того, есть основания полагать, что такие переходы будут продолжаться. Как показывает Заявление Всеукраинского братства апостола Андрея Первозванного « Остановить кризис УАПЦ — наша христианская общественная миссия », между клиром Церкви уже давно« посеяно колебания и недоразумения », а выход из кризиса братья видят в помощи УПЦ в диаспоре (« заграница нам поможет »?) .

Можно согласиться с тем аргументом, что владыки-перебежчики окормляли маленькие епархии, а, следовательно, не нанесли существенного вреда Церкви. Однако такие действия должны моральное измерение — они становятся образцами поведения, побуждением к действию в условиях нарастающей в УАПЦ тенденции к сепаратизму и своеобразной федерализации Церкви в условиях, когда Предстоятель теряет функции проводника и морального авторитета. Кроме акций ВСЦиРО и встреч с чиновниками, Митрополит Мефодий фактически не проявляет себя в церковном и светском медиапространстве. Даже такие важные события в жизни Церкви, как выход епископов со своими епархиями или празднования 1025-летия крещения Руси-Украины, не нарушили молчание владыки Мефодия.

Пассивность руководства УАПЦ активизировала деятельность ее давних оппонентов на церковно-электоральном поле. В частности, владыка Игорь (Исиченко), глава обособленной Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ, может стать реальным кандидатом на главу тех приходов (епархий) которые все же категорически, по тем или иным причинам, не войдут в УПЦ КП.

На фоне описанных событий ситуация в УПЦ Киевского Патриархата выглядит наиболее оптимистично. Используя народную мудрость о том, что учиться надо на чужих ошибках, иерархия шагнула на опережение относительно возможного сценария раскола Церкви. Патриарх Филарет на Поместном Соборе Церкви (27.06.2013 г., Киев) настоял на введении должности « Патриаршего наместника »(фактически — заместителя Предстоятеля), что, по мнению Предстоятеля УПЦ КП, позволит« ни дня и даже часа не оставить Церковь без высшего руководства », а с этим -« исключить возможность внешнего влияния на Церковь при изменении первоиерарха ». А что такое влияние неизбежен, Патриарх знает не из-за рассказов — чего стоят только события, связанные в свое время с давлением представителей РПЦ на митрополита Андрея (Горака) или события 2010 года, когда власть на местах «настоятельно рекомендовала» клирикам УПЦ КП «перейти в правильную юрисдикцию ».

Патриаршим наместником УПЦ КП ожидаемо стал новый фаворит Святейшего — Епифаний (Думенко), ныне митрополит Переяслав-Хмельницкий и Белоцерковский. Выбор относительно молодого архиерея (34 года — здесь прослеживается определенная аналогия с событиями в УГКЦ, когда при смене руководства ставка была сделана на одной из самых молодых иерархов) на такую ​​ответственную должность (наместник автоматически становится местоблюстителем патриаршего престола и созывает елекцийний Собор Церкви) не вызвал восторга во многих клириков и даже мирян. Этому причиной является, как считают оппоненты, недостаточность архиерейского опыта владыки (епископская хиротония была совершена всего три года назад), «закрытость» его характера и отсутствие коммуникативных навыков. Однако открыто против назначения Епифания никто не выступил — авторитет Патриарха остается неоспоримым.

При определенных условиях, даже когда нынешнем Патриарху и не удастся пересечь столетний рубеж, владыка Епифаний все же имеет шанс стать главой УПЦ КП. Ведь в новой редакции Устава церкви нет срока, в течение которого должен быть избран патриарх. В том, что Москва позволит вести диалог с УПЦ (МП), верится с трудом, но имитировать его можно достаточно долго. И может повториться ситуация, которая есть сейчас в УАПЦ — под благим предлогом не избрания патриарха для устранения препятствий в объединении православных церквей в «единую поместную Украинскую Православную Церковь с Патриаршим престолом в Киеве», Митрополит Мефодий вот уже 13 лет самостоятельно, без Поместных Соборов, руководит Церковью, имея, по сути, временный статус.

Кстати, миной замедленного действия может стать и другая новая норма Устава УПЦ КП, согласно которой иерей может быть переведен на другой приход без согласия и без согласования с обществом. Эта норма уже вызвала волну недовольства многих клириков, а ее массовое и произвольное введение может стать также фактором усиления УАПЦ.

ВЫВОДЫ

1. Православие в Украине находится на этапе качественных изменений, что особенно ощутимо в сфере духовного образования и изменения парадигмы самосознания и планирования своего институционального развития в стране. Поэтому наибольший шанс стать успешными у тех Православных Церквей в Украине, которые осознают утопичность всепокладання на административный («государство, бизнесмены — дайте») и психологический («как тревога — так до Бога») ресурс, с «ожиданиям верующих в храмах», и примут качественно новые коммуникативные формы работы с верующими («идем к Вам со своими предложениями», «воспитываем ваших детей в воскресных школах», «исцеляет Ваших детей», «вводим социальные проекты» и др.).

2. 1025-летия крещения Руси-Украины является праздником многофункциональным. Поэтому Церкви (и не только православные) и светские институты (государственные, общественные и политические), финансируя проведение тех или иных, даже касающихся даты крещения, мероприятий, преследуют прагматические, часто противоположные цели. В таких условиях становятся возможными провокации, нелогичные действия и мероприятия (с точки зрения украинских государственных интересов) и т.д...

3. События в УПЦ (МП) во время и после празднования 1025-летия (как информационного повода приезда Московского патриарха и усиления здесь пропаганды идей «русского мира» и Таможенного союза), могут стать определяющими для дальнейшей судьбы этой Церкви. Победа радикального крыла и замена нынешнего Предстоятеля на более лояльного или Москве, или же нынешней украинской власти, может сыграть злую шутку с этими «ревнителями православия». А именно стать катализатором очередного раскола УПЦ — на уровне простых верующих и иереев, или начать перманентный процесс перехода приходов в УПЦ КП или какую-то другую церковную структуру. Чтобы помешать этому, некоторые иерархи и политики заранее проявляют сверхактивность в попытках законодательно закрепить за УПЦ (МП) статус юридического лица (при переходе в другую юрисдикцию верующие вынуждены покинуть свой храм, даже когда они его сами построили).

4. В ближайший год-два следует ожидать переформатирования нынешней УАПЦ и переход значительной части приходов и клириков в УПЦ КП. Это время — шанс для ХПЕ УАПЦ (о) для укрепления своих позиций и выхода из нынешнего информационного и институционального маргинеса. Если же на этой волне перемен какой-то части УАПЦ все же удастся «втянуть» в Украине какую-то из диаспоры украинских Церквей (о чем уже давно мечтает владыка Игорь Исиченко), это может стать новым важным фактором изменения институциональной картины православия в Украине.

5. Считаем удачным менеджерским шагом введение новой церковной должности в УПЦ КП — Патриаршего наместника. В условиях усиления в Украине влияния Московского Патриарха и промосковских сил, «запасной патриарх» без отягчающих факторов (анафема, образы времен становления независимости и т.д.), может стать действенной противодействием раскольническим тенденциям и способствовать как институциональном роста Церкви, так и росту ее международного авторитета.

Перевод выполнен редакцией " Авва — Православный информационный портал "

Источник: РИСУ

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий