О. Андрей Кураев: «Террористов можно считать плохими мусульманами. Но это именно мусульмане»

Тезис «у терроризма нет национальности и религии» – самообман

Протодиакон Андрей Кураев, как известно, не является официальным голосом Церкви, да и его положение в иерархии вроде бы представляется довольно скромным для снискания славы. Между тем он ее – трудами и молитвами – имеет, и какую!

Среди официальных и неофициальных церковных спикеров он – безусловный лидер, популяризатор скучных догм, мастер облачать их в доступную для самого примитивного восприятия форму. Как следствие, ему не привыкать и к обвинениям в «опошлении» Православия, подачи учения Христа в форме шоу. Беда ли в этом самого протодьякона или же общества, которое в подавляющей своей доле готово воспринимать Евангелие лишь через анекдоты, – спор долгий.

О. Андрею, впрочем, еще не вчера оказалось тесно в амплуа всего лишь богословского популяризатора. В своем блоге он свободно высказывается на все значимые темы, будь то нелегальная миграция или коррупционные разоблачения. Теракт в Бостоне также не оставил нашего героя равнодушным, и он обратился к беспроигрышной теме: обличил одну из граней толерантности – тезис «у терроризма нет национальности и религии». Обличил иронично, весело, даже с сомнительными для времени Великого поста словесными шалостями. «Телеинъекции на тему «у терроризма нет национальности и религии», каждый раз с предсказуемой очевидностью вспыхивающие после очередного теракта, просто глупы. Не инопланетяне же, в конце концов, взрывают наши самолеты и школы! С этим «политкорректным» тезисом можно было бы согласиться, если бы верующие мировых религий по очереди устраивали теракты. То буддисты захватят школу и расстреляют в ней детей… То даосы взорвут самолет… То христиане подорвут кинотеатр… Вот в этом случае можно было бы ограничиться повторением банальности о том, что у каждого народа есть право иметь своих подлецов… Но ведь все очевидно не так», – написал в своем блоге протодиакон.

Далее богослов представил логическую цепочку, построенную на тезисе «исламский мир роднят с миром террора не плохие ученики, а отменные и популярные учителя». Дескать, пусть террористы понимают Коран неверно и искаженно, но ведь эти искажения утвердили не «арабские скинхеды», а «ученейшие исламские мужи». Так что нечего последователям традиционного ислама открещиваться от радикалов. Да, это серьезная болезнь, констатирует о. Андрей и приводит в пример власти Саудовской Аравии, которые в борьбе с нею в течение одного лишь мая 2003 года отстранили от должностей 1710 человек из духовенства. И вообще, заметил Андрей Кураев, какое-то интересное совпадение выходит: как только власти в России или СНГ накрывают очередной центр подготовки террористов – он непременно оказывается связан либо с мечетью, либо с медресе.

Чего же требует протодьякон от честных мусульман? Не так уж и много: всего лишь признать наличие проблемы, не открещиваться от экстремистов, ибо те есть те же мусульмане, разве что «приболевшие». В конце концов, не открестилась же Римско-католическая церковь от педофилов в своих рядах! «Свое надо признавать своим, а не кричать о своей тефлоновости. Иначе от дерьма не избавиться», – заключил протодиакон Андрей Кураев свое эссе. Собравшее, кстати, за три дня 3500 комментариев...

Нашумевшее высказывание протодьякона в беседе с обозревателем KM.RU прокомментировал известный российский религиовед, исполнительный директор Правозащитного центра Всемирного русского народного собора, кандидат исторических наук Роман Силантьев:

– Насчет того, имеет ли терроризм национальность, даже спорить не с чем. У нас сейчас в России террористов русской и украинской национальности – новообращенных ваххабитов – больше, чем чеченцев, которые когда-то плотно ассоциировались с терроризмом. Так что то, что терроризм как явление не имеет национальности, – вещь, в общем-то, совершенно очевидная. Террористы сами по себе, конечно же, имеют национальность, поскольку в принципе непонятна технология лишения их национальности: у нас не существует никаких соответствующих правовых механизмов. Однако мы видим, что лишь только в России терроризм представлен десятками национальностей. Мы никак не можем говорить, что у нас 90% террористов принадлежат к какому-то одному этносу, это неправда. К сожалению, этническое разнообразие в этой среде велико в России, а в мире оно еще больше. Это факт. Так что согласиться с первым аргументом решительно невозможно.

Также есть и такое расхожее мнение, что «не все мусульмане – террористы, но все террористы – мусульмане». Однако все дело в том, что по вероисповеданию террористы действительно имеют определенную идентичность, но она восходит к ваххабизму, а не к традиционному исламу как таковому. То есть подавляющее большинство современных террористов – ваххабиты. А вот считать ли ваххабитов мусульманами – большой вопрос. У самих мусульман нет общей точки зрения на этот счет, но те мусульмане, которые являются союзниками христиан, настаивают на том, что ваххабиты не являются мусульманами и они не несут ответственности за их деятельность. Они сильно обижаются, когда им говорят подобного рода вещи. Они совершенно логично уточняют, что ваххабиты убивают в основном как раз мусульман, в том числе традиционных. И смешивать ваххабитов с последователями традиционного ислама – все равно что смешивать германских фашистов и антифашистов, говоря: «Все вы – проклятые немцы». Это, мягко говоря, неправильно. Да, большинство фашистов были немцами, но, тем не менее, были и немцы-антифашисты, и инкриминировать антифашистам преступления фашистов, на мой взгляд, совсем неразумно.

В христианстве, например, были секты, в том числе весьма агрессивного характера – табориты, анабаптисты, пуритане и много кто еще. И Русская православная церковь, разумеется, никакой ответственности за них не несет. И если вы скажете православному человеку, что, мол, «вы, христиане, в лице таборитов массово вырезали людей», любой нормальный православный разумно ответит: «А при чем здесь мы?» Любой православный возмутится, когда его Церковь обвинят в преступлениях протестантских сект. Вот и традиционные мусульмане возмущаются, когда их смешивают с ваххабитскими террористами.

Мне кажется, что подобные обобщения оскорбляют союзников христиан в лице мусульман. Они спрашивают нас, православных: «Зачем вы бьете нас в спину, когда мы и так находимся на переднем краю борьбы? Нас постоянно убивают, гибнут наши духовные лидеры от рук террористов-ваххабитов... Вы зачем нас отождествляете с нашими лютыми врагами?» И, честно говоря, трудно ответить им, почему так происходит. Разумеется, высказанная о. Андреем позиция не есть позиция Русской православной церкви. И я хотел бы обратиться к нему с просьбой не оскорблять друзей православных, потому что и мне, и моим коллегам потом чрезвычайно сложно объяснять, почему мы на самом деле бьем их в спину.

Сам Андрей Кураев неоднократно призывал воздерживаться от неправомерных обобщений, что было совершенно справедливо, но сейчас он сам этим грешит. Я как человек, который много общается с мусульманами, хорошо знаю позицию официального мусульманского духовенства по этому вопросу, и знаю, что подобные сопоставления их оскорбляют.

В свою очередь, начальник сектора кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина отметила, что спорное по форме высказывание справедливо по содержанию:

– Дьякон Андрей Кураев, конечно, выбрал в последнее время достаточно эпатажную форму изложения своих взглядов. Во всяком случае, у меня сложилось именно такое впечатление. Свою мысль ему следовало выразить вежливее, что ли... Тем не менее, не стоит и закрывать глаза на очевидный факт: действительно, большинство терактов последнего времени совершено под исламистскими лозунгами, это факт. Я не говорю сейчас про конкретный случай в Бостоне, где еще не все до конца понятно, но для того, чтобы решить проблему радикального исламизма, не нужно закрывать глаза на эти очевидные вещи, а признать проблему, как призывает о. Андрей, и думать, как с ней бороться. В этом плане я с ним абсолютно согласна, хотя, повторюсь, считаю, что высказать свою мысль можно было бы более спокойно. Хотя, с другой стороны, это был выбор о. Андрея.

– Думаете, он будет услышан адресатами его послания?

– Здесь есть нюанс. Мы же говорим о радикалах, а в прессе и с трибун выступают, как правило, представители традиционного ислама, здравой части мусульманского населения. И понятно, что они не могут и не должны брать на себя вину экстремистов-фанатиков: это будет ненужным обобщением. То, что мусульманское сообщество в целом не готово признать ответственность за радикальных исламистов, – это факт. Это было видно по его реакции на трагические события в России. Я имею в виду теракты в московском метро, в аэропорту Домодедово. Нас начали убеждать, что ни ислам, ни даже исламский радикализм тут ни при чем, что это все – разработки спецслужб. (Им-то зачем это понадобилось?..) То есть мусульмане были представлены как ни в чем не виноватые, хотя, как позже выяснилось, исламский след в тех терактах был очевиден. Но если «никто ни в чем не виноват» – такое будет продолжаться бесконечно.

Источник: «Комсомольская Правда»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий