Открытое письмо вновь избранному Папе Римскому Франциску

Папа Франциск, Достоевский и Великий Инквизитор

Сальвадр Аргиндей (Salvador Harguindey)

Сальвадр Аргиндей (Salvador Harguindey) Уважаемый Папа Франциск! 13 марта газета La Nación Argentina опубликовала статью под названием «Берголио, поклонник Достоевского, Борхеса, танго и футбола» (Bergoglio, amante de Dostoievski, Borges, el tango y el fútbol). Неудивительно, что аргентинец читает Борхеса, любит танго и футбол, болеет за команду San Lorenzo de Almagro. Но если теперь она начнет выигрывать, то некоторые злопыхатели вполне могут поставить под вопрос объективность аргентинских футбольных арбитров, заявив, что они действуют под влиянием Святого Духа.

Стефан Цвейг считал Достоевского «лучшим знатоком человеческой души всех времен». Его произведения отражают человека и общество современной эпохи. Что вызывает возмущение и недоумение, так это то, что Папа Римский объявляет себя поклонником Достоевского. Если бы великий русский писатель был жив, то он тоже возмутился бы, посчитав себя униженным вследствие манипуляций с его именем.

Непонятно и недопустимо, чтобы какой-либо Папа Римский заявлял о своей любви и восхищении одним из лучших писателей в истории человечества, когда Достоевский, будучи великим и истинным христианином, испытывал величайшее презрение к папству, считая его «источником всякой грязи». Чувства Достоевского («Если бы Бога не было, то все было бы позволено») по отношению к официальной Римско-Католической Церкви отражены в главе «Великий Инквизитор» его романа «Братья Карамазовы», которую многие известные критики считают кульминацией всего сюжета. Сам Фрейд охарактеризовал эту главу как одну из вершин всемирной литературы. Это даже больше, чем осуждение Римской Церкви, которую писатель представляет особенно лицемерной и злонамеренной.

В этом коротком эпизоде гениальный русский писатель становится на сторону Христа, напрямую и безо всяких посредников выступая против отрицающих Его христиан.

Действие разворачивается в Севилье во времена инквизиции, когда ежедневно горели костры и «в великолепных аутодафе сжигали злых еретиков». И именно тогда появляется Иисус Христос. Кардинал Великий Инквизитор и нунций Его Святейшества в Испании, представленный в романе сущим дьяволом, все еще разгорячен вчерашним аутодафе, когда он отправил на костер сотни еретиков «к вящей славе Божией».

Инквизитор мгновенно узнает Иисуса и распоряжается схватить его и отвести в Инквизицию. «Люди радуются, когда их ведут, подобно стаду», — говорит Инквизитор Иисусу. «Люди радуются, что мы лишили их дара свободы, который принес им столько страданий. Ты знаешь, почему мы это сделали? Из любви к человечеству. Оно настолько ослабло, что мы решили облегчить его тяжкое бремя. Без Тебя», — говорит нунций Его Святейшества Сыну Божию. Возвращение Учителя означает, что вся власть возвращается к Нему, в результате чего роль Церкви автоматически отходит на второй план. Этого Великий Инквизитор допустить не может. Ложный представитель Христа на Земле завершает свою речь следующими словами: «Ибо если кто более всех и заслужил наш костер, то это ты. Завтра сожгу тебя. Dixi (Я сказал)».

Многие, наверное, будут возмущены столь революционным подходом, поскольку он переворачивает с ног на голову всю религиозную историю западной цивилизации. И Достоевский вовсе не отвергает христианство. Вовсе наоборот! Он отвергает католицизм, папство со всей его историей. Достоевский следует за Христом и со всей прямотой заявляет о своем неприятии папства. И он не единственный. Многие другие исполины духа и великие христиане-эзотерики (Толстой, Кьеркегор, Герман Гессе, Паниккар и другие) разделяли взгляды Достоевского. И их мы действительно знаем по делам их. А не по одеждам, бессмысленным публичным выступлениям и пустословию, то есть всему тому, что свойственно официальному католицизму.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий