Почему Лукашенко проигнорировал празднование 1025-летия Крещения Руси?

Сергей Шиптенко

1025-летию Крещения Руси

Отсутствие Александра Лукашенко на мероприятиях, посвященных 1025-летию Крещения Руси, очевидно, вызывает ряд вопросов. Главный из них, на наш взгляд: чего и от кого добивается руководитель постсоветской республики этим демаршем?

Очевидно, в Администрации президента Белоруссии и ряде аналитических структур, её обслуживающих, просчитали последствия данного шага. Даже не-эксперты не могут не заметить, что отказ от участия в международных торжествах ставит Лукашенко в неудобное положение перед православной общественностью Белоруссии, а его заявления 26 июля в Минске о целесообразности преобразований в православной церкви выглядят откровенно скандально.

Стоит, однако, отметить, что сам Лукашенко, некогда заявивший о своей самоидентификации как «православный атеист», никогда не усердствовал в демонстрации напускной религиозности. Более того: он неоднократно критиковал своих подчинённых-"перевёртышей", вчера декларировавших твёрдость убеждений марксистов-ленинцев, а сегодня выстроившихся со свечками в храмах и по особой очереди припадающих к завозимым в Белоруссию мощам. Отказавшись от поездки в Киев, Лукашенко нисколько не изменил своим идейным убеждениям.

Руководитель постсоветской республики, избранный первым её президентом в 1994 году и с тех пор бессменно и единолично руководящий ею, сконцентрировал в своих руках не только всю полноту власти, но также и всю полноту ответственности. В странах с иными политическими режимами политики такого уровня, даже если им лично неприятно общение с коллегами или присутствие на каких-либо мероприятиях, вынужденно исполняют свой долг. Так было, к примеру, в период формирования Евросоюза: приезжали, натягивали улыбки, демонстративно жали руки и подписывали документы.

Однако на постсоветском пространстве господствуют другие типы политической культуры. Например, руководитель типа Ислама Каримова вполне может позволить себе не посещать мероприятия, равные по значению тем, которые проходят сейчас в Киеве. Отсутствие такого политика на подобных мероприятиях можно объяснить лишь двумя причинами: либо не пригласили, либо суверен принял иное решение, стремясь продемонстрировать некий жест. Стоит отметить также, что о предстоящем визите в Киев пресс-служба президента Белоруссии накануне не сообщала. Непубличность белорусской политики давно стала нормой, к внезапным дальним рейсам некогда принадлежавшего Туркменбаши «Боинга» белорусские обыватели привыкли. Впрочем, как и к невылетам борта №1.

Стоит обратить внимание на то, чем был занят Лукашенко в Минске, пока в Киеве проходили торжественные мероприятия, посвященные 1025-летия Крещения Руси. Госагитпроп Белоруссии старательно пытался привлечь внимание к его неучастию в киевских торжествах 26-28 июля. Обсуждалась версия о том, что Лукашенко отсутствует в Киеве потому, что его якобы «не так пригласили». Непонятно, как могли в Администрации президента Украины «не так» пригласить руководителя соседней республики, относительно недавно демонстрировавшего в Киеве теплоту чувств к Виктору Януковичу. По всей видимости, дело не в несоблюдении протокола или подтексте официального приглашения. По состоянию на 26 июля МИД Украины не располагал информацией о подтверждении официальным Минском участия Александра Лукашенко в киевских торжествах.

Обсуждалась также версия о том, что Лукашенко не желает что-либо обсуждать с другими участниками киевских мероприятий. Среди таковых, помимо иерархов православных церквей, были заявлены президенты России Владимир Путин, Сербии — Томислав Николич и Молдавии — Николае Тимофти. Очевидно, у Лукашенко была прекрасная возможность встретиться с первыми лицами православных стран, до киевских мероприятий темы для обсуждения были. Также очевидно и то, что Лукашенко было, что сказать иерархам православного мира.

Отказавшись от поездки в Киев, Александр Лукашенко 26 июля в Минске сделал ряд заявлений на тему «реформирования православия». Вовсе не случайно эти заявления были сделаны именно в это время, именно в Минске, именно им и именно в таком формате. Эти заявления не были спонтанными, неким экспромтом: просто так «президентский пул» журналистов не собирается, а если собирается, то заранее оговариваются вопросы и даже то, как должны выглядеть опубликованные ответы. В первые годы своего президентства Лукашенко мог «выйти в народ» и сказать всё, что думает, но с тех пор прошло почти 20 лет и методы информационной работы существенно изменились.

Заявления Лукашенко на тему «реформирования православия» были ориентированы на белорусских обывателей. Лукашенко — не воцерковлённый человек, едва ли он хорошо знает историю церкви, и, очевидно, он не является экспертом ни в вопросах христианской догматики, ни в сфере культовой практики. Не случайно православную церковь называют «ортодоксальной»: за почти 2 тысячи лет она сохранила те формы обрядовости, архитектуры и т.д., которые «околоправославному» обывателю кажутся излишне сложными, непонятными и неприемлемыми. Безусловно, каждый человек имеет право на личное мнение, однако стоит снова обратить внимание на следующие обстоятельства: кто, когда, где и в какой форме озвучил это мнение. Тогда может стать понятно, какова цель такого шага.

Судя по реакции в самой Белоруссии и за рубежом, Лукашенко был услышан, на его отсутствие в Киеве на праздновании 1025-летия Крещения Руси снова обратили внимание. Нагнетание локальной интриги удалось. Скандальные заявления Лукашенко будут некоторое время обсуждаться в Белоруссии, в Московским патриархате, но едва ли будут иметь те же последствия, что и публикация тезисов Мартином Лютером. Очевидно: ни патриарх Кирилл, ни митрополит Филарет не бросятся сокращать срок литургии до комсомольской «пятиминутки» и даже не подумают отменять проповедь. Сколько было инициаторов подобных рационализаторских предложений, программ «обновления» и т.п. — Бог весть, история не сохранила всех имён.

До заявлений 26 июля в протестантском духе Лукашенко предпринимал попытки устроить встречу в Белоруссии руководителей православной и католической церквей. Неоднократные приглашения посетить каноническую территорию РПЦ получали и Бенедикт XVI, и Франциск I. Несомненно, в Администрации президента Белоруссии прекрасно осознавали, как Московский патриархат воспримет такой визит, но делали вид, что данный вопрос относится к исключительной компетенции одного постсоветского суверена. Еще одна особенность ситуации заключается в том, что Ватикан не спешит без повода обострять отношения с РПЦ.

Рассуждая на тему реформирования православной церкви, Лукашенко не забыл о сюрпризе для католической церкви: по его словам, некий сотрудник спецслужб РБ передавал за рубеж через «представителей католической церкви» (посольства Ватикана?) некие секреты. Даже если всё так и было на самом деле, возникает закономерный вопрос: зачем об этом публично заявлять именно сейчас и не через пресс-службу КГБ? По всей видимости, в Минске решили таким образом напомнить РКЦ о взаимной полезности сотрудничества и нежелательности осложнения отношений. Учитывая специфику «шпионских дел» последних лет, стоит подождать иных времён, чтобы по рассекреченным материалам убедиться: да, всё так и было на самом деле, это не история типа «жлобинского шахида». Также не стоит надеяться, что после обвинения в пособничестве шпионажу у Ватикана не останется более важных дел, кроме как добиваться снятия санкций с официального Минска и лоббировать его интересы в дальнейшем на Западе.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий