Православие как исцеление

Остановка или замедление действия умной энергии человека составляет сущность грехопадения. Пресловутый «первородный грех» есть не что иное как неспособность человека в самом начале своего исторического пути сохранить память Божию, то есть общность с Богом в своем сердце. Это болезненное состояние охватывает всех потомков прародителей, ибо речь идет не о личном преступлении против нравственности, но о недуге самого естества человеческого. «Естество наше заболело грехом», – замечает святой Кирилл Александрийский (+444), и недуг этот передается из поколения в поколения, подобно тому, как болезнь дерева передается всем его ветвям.

Приведение в бездействие умного делания или памяти Божией, а также их смешение с деятельностью мозга, что часто происходит со всеми нами, заключает человека в плену постоянного стресса, в плену его окружения, борьбы за материальное благосостояние, которое достигается индивидуализмом и антиобщественным поведением. В болезненном состоянии грехопадения человек использует Бога и ближнего для защиты своей личной безопасности и счастья. Использование Бога происходит посредством «религии», что может выродиться в самообожение («самоистукан бых», как говорит святой Андрей Критский в «Великом Каноне»). Использование ближнего и, в целом, всего творения осуществляется путем их эксплуатации любым возможным способом. Таков, стало быть, недуг, во имя исцеления которого человек должен полностью войти в «духовную лечебницу» Церкви.

2. Целью присутствия Церкви как общения во Христе в мире является исцеление человека путем воссоздания сердечного общения с Богом, то есть умного делания. По словам профессора отца И. Романидиса, «святоотеческая традиция не является ни социальной философией, ни этической системой, ни религиозной догматикой, но способом исцеления. И в этой связи оно во многом напоминает медицину, главным образом, психиатрию. Умная энергия души, непрерывно и разумно проистекающая из сердца, есть орган нашего организма, который присутствует у всех и которому необходимо лечение. Ни философия, ни любая другая из известных точных или гуманитарных наук не способна исцелить этот орган [....]. И потому обычно неисцеленный даже не подозревает о наличии у него данного органа».

Необходимость исцеления человека, согласно вышеизложенному, есть общечеловеческая задача, связанная, прежде всего, с восстановлением естественного состояния каждого человека и с повторным стимулированием действия третьей памяти. Она охватывает, однако, и место человека в социуме. Для того чтобы человек мог состоять в братском общении со своим ближним, необходимо, чтобы его корыстная заинтересованность, являющаяся в конечном итоге проявлением себялюбия, преобразилась в бескорыстие (см. 1 Кор. 13: 8: «Любовь… не ищет своего»). Бескорыстна любовь Троичного Бога (Рим. 5: 8, 1 Иоан. 4: 7 и далее), дающая все безвозмездно. И потому социальной особенностью православного христианства является не «общая собственность», а «нестяжательство» – отсутствие всякой собственности как добровольный отказ от любых притязаний. Ибо лишь тогда возможна справедливость.

Метод исцеления, предлагаемый Церковью, есть духовная жизнь, жизнь во Святом Духе. Духовная жизнь проживается путем аскезы и приобщения к разлитой в церковных таинствах несотворенной Благодати. Аскезой преодолевается наша обособленная и умерщвленная грехом природа, стремящаяся к духовной или же вечной смерти, то есть к вечному удалению от Благодати Божией. Аскеза ведет нас к победе над страстями, подавляя развитие болезни в ее внутренних очагах в душе человека, и делая нас общниками крестной смерти и Воскресения Христова. Христианин, подвизающийся в аскезе под руководством своего целителя-духовника, становится сосудом благодати, которую он принимает через участие в таинствах Тела Церкви. Христианин, не подвизающийся в аскезе, подобен больному, не соблюдающему лечение, предписанное ему его врачом.

3. На основании всего сказанного можно сформулировать незыблемые ценности, определяющие сущность православного
христианства:

а) Церковь как Тело Христово исполняет роль больницы-лечебницы. В противном случае, она является не церковью, а религией. Клирики избираются изначально из числа исцеляемых, с тем чтобы в дальнейшем служить целителями. Целительная работа Церкви и по сей день сохраняется, прежде всего, в монастырях, которые, противостоя обмирщению общества (secularism), продолжают традиции Церкви апостольских времен.

б) Специалистами церковного исцеления являются уже исцеленные. Не переживший на своем личном опыте исцеления не способен быть целителем. В этом лежит существенное отличие пастырского исцеления от медицины.
Специалисты церковного исцеления (святые отцы и матери) указывают следующих целителей, подобно тому, как профессора медицины назначают своих преемников.

в) Сведение роли Церкви лишь к оставлению грехов с целью посмертного входа в рай является извращением ее сути и равнозначно тому, как если бы медицина прощала больного с тем, чтобы он излечился после смерти! Церковь не может послать человека ни в рай, ни в ад. Кроме того, рай и ад не являются определенными местами, но способами существования. Церковь, исцеляя человека, готовит его к вечному созерцанию Христа в нетварном свете Его, то есть в раю, а не в аду, то есть в «Огне Поядающем» (Евр. 12: 29). И все это, естественно, касается любого человека, ибо ВСЕ люди будут вечно созерцать Христа как Судию мира.

г) Актуальность научного знания определяется достижением с его помощью поставленных целей (например, для медицины – лечение больных). Таким образом, можно отличать подлинную науку от шарлатанства. Критерием пастырской целительной деятельности Церкви является достижение духовного исцеления и открытия пути к обожению. Это исцеление не переходит в посмертную жизнь, но завершается в жизни человека в этом мире (hinc et nunc). Подтверждение тому – побеждающие естественный процесс разложения нетленные мощи святых, например, святых Ионических островов: Спиридона, Герасима, Дионисия и императрицы Феодоры. Нетленные святые мощи являются неоспоримым доказательством обожения, иначе говоря, успешного завершения аскетического исцеления Церкви. Я бы хотел привлечь особое внимание медицинской общественности нашей страны к факту существования нетленных святых мощей, ведь они не только не подвергались научному вмешательству, но и явили собой действие Божественной Благодати, так как именно в тот момент, когда начинается разрушение клеточной системы, процесс разложения прекращается и вместо смрада источается благовоние. Ограничимся медицинскими характеристиками, и не будем описывать чудеса, являющиеся доказательствами обожения, ибо они относятся уже к другой сфере.

д) Наконец, священные тексты Церкви (Писание, толковательные и святоотеческие тексты) не являются собранием правил определенной христианской идеологии, но имеют целительный характер и исполняют роль, подобную университетским учебникам по медицине. Это также относится и к литургическим текстам, например, к молитвам. Простое чтение молитвы без одновременного включения верующего в целительную работу Церкви не отличается от случая, когда больной обращается к врачу с сильной болью, а тот, вместо того, чтобы оказать ему врачебную помощь, ограничивается тем, что укладывает больного на хирургический стол и читает ему посвященный его заболеванию раздел из книги.

Такова в нескольких словах сущность православия. Не важно, принимаете вы его или нет. Обращаясь в этот момент к ученым, я попытался, как коллега по научной деятельности, ответить вам научно на вопрос «что есть православие». Любая другая версия христианства есть искажение и извращение его духа, даже если выдает себя за православие.

Протопресвитер Георгий Д. Металлинос «Очерки православного свидетельства», изд-во «Афос». С. 205-214.

Источник: «Пемптусия».

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий