«Пусть лучше меня в лесу волки съедят, но без мамы я жить не буду»

Галина КОЖЕДУБОВА, «ФАКТЫ» (Сумы)

Виктория Чуб вместе с дочками Викторией и НадеждойВ Сумской области по приговору суда у матери-украинки в любой момент могут отобрать детей. Отечественная Фемида решила принудительно отправить двух девочек в Грецию, к отцу.
Из Греции в Украину Виктория Чуб вместе с дочками Викторией и Надеждой вернулась летом прошлого года. До этого женщина прожила в Греции 13 лет. Там, в Афинах, она и познакомилась с будущим мужем. То, что скоропалительный брак был ошибкой, Виктория вскоре поняла. Ей объяснили, что обычно, если грек делает предложение иностранке, значит, за него не хочет идти ни одна гречанка. За свою ошибку молодой женщине приходится расплачиваться до сих пор. Она долго терпела издевательства, побои, пьянство мужа. Терпела до тех пор, пока в греческой школе, куда пошла их старшая дочка, не стали издеваться уже над ребенком. И тогда, ради бе­зопасности обеих дочек, Виктория решила вернуться домой, к маме.

*"Я гражданка Украины, и мои дочки — тоже, — говорит Виктория Чуб. — Девочкам здесь хорошо, и они даже думать боятся о возвращении в Грецию" (фото автора)

Когда муж узнал, что его дети пошли «в грязную украинскую школу», его возмущению не было предела. По приговору украинского суда он намерен забрать детей себе. Это решение стало настоящим шоком для мамы, дочек, школы и представителей службы по делам детей Краснопольского района Сумской области. От страха перед возможной разлукой с матерью девочки попали в больницу. Виктория не намерена сдаваться. И надеется, что Апелляционный суд пересмотрит предыдущий приговор и прислушается к мнению детей.

«Греки воспринимают украинцев как дешевую рабочую силу и считают, что мы вообще не достойны уважения»

— Мама для меня — все, — глотает слезы старшая дочка Виктории Чуб девятилетняя Виктория. — Мы просили папу — не забирай нас. Умоляли его на коленях, плакали. Он ведь знает, что нам здесь хорошо. Мы любим эту школу. У нас много друзей. Мы просили папу приехать к нам в гости. Но он ничего не хочет слышать. Не понимает, что мы хотим остаться с бабушкой и мамой. Назад в Грецию мы не поедем. Я вот думаю: а если бы у этой судьи забрали детей в другую страну? В общем, если нас будут увозить из дома, я убегу. Пусть лучше меня в лесу волки съедят, но без мамы я жить не буду.

Приговор судьи Заречного суда города Сумы Аллы Сидоренко гласит: «передать несовершеннолетних Викторию Николаидис и Эльпиду Николаидис отцу Стефаносу Николаидису по месту проживания: Греческая Республика, город Афины». В селе Самотоевка под Сумами никто до сих пор не может смириться с таким странным решением судьи.

— Даже не знаем, что делать, — сетует Татьяна Кравченко, директор школы, где учатся сестры. — Единственное, что в наших силах, — обнять девочек двумя руками и не отпускать от себя.

— Мы были очень удивлены таким решением суда, — говорит главный специалист службы по делам детей Краснопольской районной госадминистрации Владимир Балак. — Не верили в это до последнего. Дети уже привыкли в Украине, они самые настоящие украинки. Им здесь намного лучше.

— Когда мои дочки узнали, что судья решила отправить их в Грецию, к отцу, у них случилась истерика. Обе плакали так, что охрипли, — рассказывает мама девочек 38-летняя Виктория Чуб. — Сейчас они боятся любого постороннего человека. Не спят по ночам, не отпускают меня ни на минуту. Настолько испугались, что врач выписала нам направление в стационар неврологического отделения. До сих пор не понимаю, чем руководствовалась судья Заречного суда. Я вернулась на родину. Здесь я гражданка Украины. Мои дети — граждане Украины. Почему же моя родная страна не защищает своих граждан?

…В Грецию Виктория уехала на заработки, когда после развода осталась с сыном на руках, без алиментов и помощи бывшего мужа. Жила вместе с тетей в Афинах. Убирала в домах, присматривала за стариками и детками. Бралась за любую работу. На заработанные за границей деньги дома в Украине выучился сын, сестра и брат Виктории тоже получили образование.

Высокий статный грек Стефанос познакомился с Викторией, когда женщина прожила в Греции уже два года. Роман развивался стремительно. Через два месяца после знакомства, в сентябре 2001 года, он сделал предложение руки и сердца.

— Уже в октябре, купив за собственные деньги билеты, я полетела в Украину собирать документы для оформления брака, — вспоминает Виктория Чуб. — До сих пор не могу понять, зачем я тогда решилась на этот брак. Сказать, что сильно влюбилась, было бы неправдой. Просто у меня не было возможности сесть и все спокойно обдумать. Все произошло слишком стремительно. Мы расписались через четыре месяца после знакомства. Для греков это очень быстро. Очень. Потом я уже поняла: родственники мужа увидели, что за мной он будет как за каменной стеной. Так и вышло, — вздыхает собеседница. — Пока были живы его родители, еще можно было терпеть. После их смерти стало совсем невыносимо.

Муж пил, спал и рассматривал порножурналы. Иногда ходил на работу — в собственный магазин, который они держали с сестрой. Я тоже работала в том магазине некоторое время. Но когда сестра мужа увидела, что я слишком много понимаю, то сразу уволила меня.

Греки воспринимают украинцев как дешевую рабочую силу. Я была для родни мужа «укранъезой» и «хохолой». Мне заявляли, что в Украине нет ни образования, ни вкуса, что у нас психологические комплексы. И что мы вообще не достойны уважения.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий