Смертельные колокола (Видео)

Москва коррупционная, Москва бандитская

Екатерина Ненашева, Виктор Новиков

художница Татьяна Ивановна Куликова

 

И никого не удивить тем, что на черном рынке сегодняшней московской действительности давным-давно сбывают все подряд — историю, здания, людей, русскую национальность. Дилеры маниакальным образом расплодились по всем точкам, и готовы на все ради выгодной сделки. И причем они добывают дорогостоящий товар ни где-нибудь глубоко за МКАДом, а прямо в самом центре столицы. Под полуденный звон колоколов Храма Христа Спасителя уже 10 лет ломаются судьбы, стираются жизни, умирает наша самобытность и право на историю…

Квартира художницы Татьяны Ивановны Куликовой

Из глубины комнат выбегает молодой человек «не то чтобы славянской наружности» в спортивном костюме и бритой головой. Комканая синяя ткань чуть ли не трещит на упругих бицепсах. В дверях он плечом задевает пожилую женщину в белоснежном платке и длинном вязаном жилете. У нее светлое морщинистое лицо и широкие брови вразлет. «Молодой человек, а я с вами не знакома. Вы кто? Тоже теперь здесь живете?», — обращается женщина к парню. Тот, не останавливаясь, мелкими и быстрыми шажками сбегает вниз по лестнице. «Игорь», — бросает он в ответ, спускаясь на этаж ниже. Что ж, похоже, в квартире у пенсионерки Татьяны Ивановны Куликовой снова новые жильцы….

здесь живет православная художница Татьяна Ивановна Куликов

Есть в Гагаринском переулке неприметный дом — среди старых низкорослых построек не сразу его заметишь. Зато вечером, когда в холодной темноте густеют краски, в доме теплым оранжевым светом горит всего одно окно на самом последнем третьем этаже. Именно здесь живет православная художница Татьяна Ивановна Куликова. А вместе с ней — группа лиц кавказской национальности, которые были наняты специально для того, чтобы испортить пенсионерке жизнь. В соседней постройке между делом уже не первую неделю прохлаждается группа ЧОПовцев, а потолок в комнате Татьяны Ивановны вот-вот потечет из-за мансарды, которую надстроили над квартирой незаконно. Дело в том, что Татьяна Ивановна осталось единственным жильцом в старинном доме в центре Москвы, и для того, чтобы выжить художницу, «бизнесмен» Эдуард Бархо и его группировка готовы пойти на все.

Квартира художницы Татьяны Ивановны Куликовой

Дом — настоящий раритет среди пузатых пластиковых бесконечноэтажек. Шутка ли — ему уже больше ста лет. Снести дом по Гагаринскому переулку 9/5 планировали еще в советское время, однако в конце 80-ых московский ресторатор Даниил Сухачев согласился обустроить старинный особняк и открыл на первом этаже ресторан «Грандъ Имперiалъ». Жителей он расселил за свой счет путем обмена квартир, все операции были честными и законными. «Грандъ Имперiалъ» стал настоящим эталоном русского гостеприимства — стилизация под старину и большой выбор кулинарных изысков вмиг принесли заведению популярность и почетных гостей. В одно время Лужков принимал здесь своих европейских коллег. В 1997 году «Грандъ Имперiалъ» победил в конкурсе кулинарного искусства за «тематический стол» — воспроизведение рецептов меню Бенуа к Царскому столу к празднованию 300-х-летия дома Романовых 1913-го года. Тогда в старинном особняке заселенными остались всего 4 квартиры — здесь жили Татьяна Ивановна Куликова с мужем Сергеем Александровичем, сыном и свекровью, сам Даниил Александрович Сухачев, а две оставшиеся квартиры – номер 7 и номер 9 выкупил Эдуард Бархо — предприниматель с ассирийскими корнями, на которого в тот момент уже было возбуждено уголовное дело в отношении хищения нескольких миллиардов долларов из московских банков. При этом в квартирах Бархо не жил, и вообще бывал в них довольно редко. Со временем стало ясно, что «бизнесмен», весьма странным образом оставшийся на свободе, замышляет с квартирами какую-то аферу. Две комнаты из пяти в коммуналке Куликовых вдруг объявляют нежилыми, и после смерти свекрови Татьяны Ивановны оказываются во владении Эдуарда Бархо. С этого момента становится ясно, что оставшийся на свободе преступник хочет захватить весь дом.

Квартира художницы Татьяны Ивановны Куликовой

По особняку в Гагаринском можно составить настоящую историческую хронику. Изначально он находился во владении Спасской церкви. Именно здесь жил церковный притч, располагалась богадельня для престарелых женщин. Здесь бывал Чайковский — захаживал в гости к музыкальному критику и преподавателю Московской консерватории Николаю Дмитриевичу Кашкину. В начале 20-го столетия квартиру на Гагаринском 9/5 купил Иван Бирюков — дед Сергея Александровича Куликова, создатель московского водопровода и почетный житель Москвы… Дом чудесным образом устоял в войну, ему сохранили жизнь в советское время… И вот, в новое время, в последние десять лет дом может рухнуть в каждый момент, а его последний житель, иконописец, чьи хоругви известны на всю Европу (например, «Богородица на облаке», отправленная в Буденновск, икона преподобномученицы В. К. Елизаветы Федоровны Романовой в загородной резиденции президента), может оказаться на улице.

Квартира художницы Татьяны Ивановны Куликовой

Эдуард Бархо долго тактику не выбирал и сразу же перешел к активным действиям по захвату дома 9/5 по Гагаринскому переулку. Он без каких- либо согласий и разрешений начинает строить над квартирой Татьяны Ивановны мансарду. Дом, конечно же, дает трещины, начинает рушиться. В 2002-ом году его признают аварийным. После этого Бархо начинает фактическое физическое уничтожение жителей дома — в 2004-ом году сын Куликовых — Александр, человек психически нездоровый, под воздействием Бархо пытается отсудить у отца оставшуюся комнату в их родной 8-ой квартире. Сергей Александрович не выдерживает такого удара, у него резко ухудшается здоровье, и в 2004-ом он умирает. Через месяц без вести пропадает и сам Александр. Его местонахождение неизвестно до сих пор… В 2004-ом же году исчезает совладелица ресторана «Грандъ Имперiалъ», жительница 6-ой квартиры, жена Даниила Сухачева Роза Зяйнетдинова. В это сложно поверить, но женщину два года держали в плену — ее отвезли на съемную квартиру под Москвой, пичкали различными препаратами и составляли от ее имени документы, согласно которым она передает квартиру и ресторан третьим лицам… Мошенники переоформили ресторан на подставных лиц с использованием украденного паспорта некого гражданина Цветкова, нового «директора» фирмы. Поразительно, что нотариус заверил все документы, а специалист Учреждения юстиции по регистрации прав в г. Москве подтвердил в своей расписке дважды, что принимает документы на перерегистрацию. Когда Розе все же удалось вырваться на свободу, преступная группировка под предводительством «русского» сирийца все равно осталась безнаказанной. В 2006-ом году в своей машине при невыясненных обстоятельствах умирает Даниил Сухачев. Роза Зяйнетдинова, не в силах больше бороться, оставляет дом и с детьми уезжает. Эдуарду Бархо удалось завладеть всей территорией дома по Гагаринскому переулку 9/5. Всей, кроме трех комнат в квартире Татьяны Ивановны Куликовой….

художница Татьяна Ивановна Куликова

На пути у мошенников остался всего один человек. Что для них одинокая пожилая женщина, когда настоящая мафия уже избавилась от 4-х жителей? Сложно поверить лишь в то, что террористические действия разворачиваются буквально в двух шагах от Храма Христа Спасителя, в самом центре столицы. Что говорить про другие районы первопрестольной, когда под носом у властей действует преступная группировка уже более 10 лет? А оснований утверждать, что в Гагаринском переулке 9/5 орудует преступная банда — куда более, чем достаточно. Эдуард Бархо лишь зачинатель и один из главарей. Над и под ним — мощнейшая система со своей иерархией. Начиная от группы нанятых ЧОПовцев и кавказцев, живущих сейчас у Татьяны Ивановны, и заканчивая подкупленными юридическими лицами и госструктурами. По факту, в присвоение ресторана «Грандъ Имперiалъ» так называемым «третьим лицам» (а по сути, Эдуардом Бархо), банде содействовали многочисленные нотариусы, специалисты учреждения юстиции по регистрации прав в г. Москве, московский арбитражный суд….

Квартира художницы Татьяны Ивановны Куликовой

…Они постоянно пьют, матерятся, приводят все новых и новых сожителей, гадят мимо туалета и хамят пожилой женщине. В прихожей у входа — груды мятых пыльных кроссовок. Вся мебель в квартире сдвинута — посередине комнаты стоит шкаф, к нему прижался старый коричневый стол, а на кухне можно протиснуться только боком. Вся мебель — из когда-то принадлежавших Куликовым комнатам. Теперь там как в казарме — двухэтажные голые кровати. Наемники Бархо устроили в квартире настоящее гетто — они не покидали ее долгое время, унижали Куликову и не давали ей спокойно жить. Вместе с тем в соседней постройке круглосуточно продолжает дежурить группа охранников, которая следит за всеми передвижениями Татьяны Ивановны. Так, в самом центре Москвы, происходит медленное и мучительное истребление православного иконописца и ветерана труда…

…Она улыбается. Мягкая, нежная улыбка освещает темную, заставленную иконами и картинами комнату, каким-то теплым и ясным светом. Энергия любви и добра, неизмеримая в киловаттах и не оплачиваемая шершавыми заразными бумажками. Настоящая христианская энергия, дарить которую дано не каждому, которую чувствовать и ценить не захочет любой. Татьяна Ивановна и есть тот редкий и неслучайный человек, которому послан дар это тепло и любовь дарить окружающим — просто так, безвозмездно, всем и каждому. В этой самой комнате — мастерской, которая у нее только и осталась, где она занимается с маленькими детками, часто принимает гостей и хранит воспоминания о своем большом прошлом. Здесь хранятся старые редкие фотографии и письма от Че Гевары, с которым переписывалась художница, всюду висят куклы, сшитые Татьяной Ивановной, и рисунки, а в углу комнаты стоят огромные расписные хоругви и пакеты со школьными принадлежностями, собранные Куликовой для детей в Сирию. В конце августа Куликова ездила в Дамаск вместе с православной организацией. Подумать бы — здесь ее жизнь висит буквально на волоске, а она в горячие точки ездит, ходит по больницам и раздает иконы раненым солдатам. «Там мать с отцом были. Они потеряли уже одного сына. Приехали ко второму, раненому. Я в глаза этой женщине взглянула, а там столько боли... Я так за них переживаю», — рассказывает Татьяна Ивановна. О своей истории она говорить не любит: «Вот бумаги, письма, все прочтете…», — с какой-то печалью в голосе говорит она, спешно доставая из шкафа кипу бумаг. Куда охотнее она рассказывает о том, как надела хоккейную форму, побывала на подводной лодке, побеждала в конкурсах на фабрике игрушек, где работала долгое время. Показывает свои многочисленные значки, плакаты и письма, ведь она дружила со многими значимыми фигурами советского времени.

Она постоянно улыбается. Когда накладывает нам в тарелку наваристое пюре, когда говорит о муже, поглядывая на ветхие черно-белые снимки, когда смотрит на кремлевские звезды, что мерцают в закатном блеске ее небольшого окна, и даже когда в прихожей хлопают двери и слышится агрессивный мужской голос. И только в ее синих глазах прячется едва заметная усталость напополам с каким-то тяжелым, ноющим отчаянием. Особенно когда взгляд ее на пару секунд застывает на одной точке….

«Дело даже не в том, что лично я страдаю… Дело в том, насколько коррупционная система поглотила Москву, — говорит Куликова, — я писала письмо нашему депутату А. Семенникову о том, что у меня над головой незаконное строение, что протекает крыша. То что он мне ответил — это просто смешно! Настоящий абсурд! Кажется, что они там даже писем не читают, а пишут всем стандартные отписки. И вот здесь практически осознаешь свое бессилие». Действительно, в апреле этого года Куликова направила письмо депутату Семенникову, где просила разобраться с незаконно построенной мансардой. Ответ себя долго ждать не заставил — буквально через несколько месяцев на имя Куликовой пришло письмо, только было оно не от Семенникова, а от начальника отдела экономической безопасности и противодействия коррупции Симоненко И.В. И все бы хорошо — как оперативно работают наши гос.службы! Только вот в ответе случайным образом перепутали номера квартир, и присвоили Куликовой квартиру, принадлежащую Эдуарду Бархо. Перепутали случайно или… намеренно? Кроме того, авторы письма утверждают, что Куликова подавала заявление на право собственничества соседней квартиры, чего женщина никогда не делала. Отдел экономической безопасности и противодействия коррупции заявил, что Бархо был одним из кандидатов на ремонт чердака, и он, собственно, выиграл. Однако официально никакого конкурса не объявлялось — в старинном-то особняке с одним жильцом. И это кажется нормальным, и даже больно смеяться — колики в животе от того, что отдел по борьбе с коррупцией оказался коррупционным коррупционерами закоррумпированным коррупсистемой крематорием по сжиганию нашей последней надежды на справедливость. Гори, гори, ясно….

Источник

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий