Совместное заключение Представительства Русской Православной Церкви при Совете Европы и Института государственно-конфессиональных отношений и права о правовой оценке установления запретов на ношение нательных крестиков

3. Отсутствие каких-либо оснований для оценки религиозного обряда ношения верующими христианами нательных христианских крестиков как угрозы общественной безопасности, общественному порядку, здоровью или нравственности, либо правам и свободам других лиц

Европейский суд по правам человека в § 121 постановления по делу «Лейла Сахин против Турции» («Leyla Şahin v. Turkey») от 10.11.2005 и в решении по делу «Пишон и Сажу против Франции» («Bruno Pichon et Marie-Line Sajous c. France») указал, что «статья 9 Конвенции не всегда гарантирует право вести себя таким образом, как это предписывается религиозными установлениями», из чего следует, что у свободы реализации религиозных установлений имеются определённые границы. Однако эти границы образуются не произвольно, а определенными ограничениями, которые действуют в отношении установленных Конвенцией гарантий «свободы мысли, совести и религии; включая… свободу исповедовать свою религию или убеждения как индивидуально, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в богослужении, … отправлении религиозных и культовых обрядов» (пункт 1 статьи 9 Конвенции) и представляют собой исключительные случаи, когда такие запреты и ограничения предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц (пункт 2 статьи 9 Конвенции).

Этот перечень оснований ограничения свободы вероисповедания является исчерпывающим, и соответствующие ограничения не могут по произвольным соображениям дискреционно дополняться, вольным образом трактоваться и т.д. Только веские и убедительные причины, подпадающие под формулировки пункта 2 статьи 9 Конвенции, могут оправдать ограничения религиозных свобод.

Исходя из пункта 2 статьи 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, чисто теоретически возможно было бы признать юридически и фактически обоснованным и правомерным установление запрета на ношение верующими христианами нательных христианских крестиков только в том ненаблюдаемом в жизни случае, если бы ношение христианами нательных крестиков создавало явную непосредственную угрозу общественной безопасности, общественному порядку, здоровью или нравственности, либо правам и свободам других лиц. Но такой угрозы ношение христианами нательных крестиков не создаёт и создавать не может. Обратные утверждения лишены фактической основы.

 В постановлении «Догрю против Франции» («Dogru v. France») от 04.12.2008 (окончательная редакция от 04.03.2009) Европейский суд по правам человека подчеркнул, что «ношение религиозных знаков не является по своей сути несовместимым с принципом светскости», «должно рассматриваться в соответствии с условиями, в которых носятся эти знаки и последствия ношения знаков, которые могли бы иметь место» (§ 70), при этом в качестве недопустимой формы и меры проявления своих религиозных верований на территории публичных учреждений Суд в указанном деле обозначил случай, когда такое проявление принимают характер демонстративного акта, выступающего источником давления и исключения (§ 71).

 Ношение нательного христианского крестика не преследует такой цели, не имеет характера давления и принудительного навязывания этой религии другим лицам. Обратные утверждения лишены фактической основы.

В постановлении по делу «Московское отделение Армии спасения против России» («Branche de Moscou de l’Armée du salut c. Russie») от 05.10.2006 Европейский суд по правам человека признал, что ношение особых элементов одежды (даже униформы) вполне может являться и обоснованно может признаваться «особым способом организации внутренней жизни религиозного сообщества и выражения религиозных верований» (§ 91).

Известные в европейской истории запреты и наказания за ношение христианских нательных крестиков были в тех странах и в те периоды их истории, когда тоталитарные государства официально проводили политику борьбы с религией или конкретно с христианством, в целях насильственного укрепления своей тоталитарной идеологии, не допускавшей признания прав человека и свободного исповедания своей религии и убеждений.

Таким образом, ношение верующими знаков религиозной принадлежности (причастности) является реализацией традиционного правила их вероисповедания, не противоречит принципу светскости, а определяется присущей человеку потребностью и свободой выражения своих религиозных убеждений, закреплённой Конвенцией, причем эта свобода не дозволяет манифестации этих знаков таким образом, который мог бы осуществлять давление, провокацию, агрессивный прозелитизм и навязчивую пропаганду, посягать на достоинство личности, права и свободы других. Ношение христианского нательного крестика таких посягательств ни в коей мере не осуществляет и не влечет, никоим образом не сопряжено с таковыми.

 Признанные Конвенцией религиозные свободы предоставляют верующим право выражать и проявлять свое религиозное вероисповедание внутри образовательных организаций, по месту трудовых отношений и т.д. в той мере, которая не нарушает основных прав других людей.

 Практическое бесконфликтное осуществление этой христианской традиции в европейских странах на протяжении очень большого периода времени убедительно доказывает, что нательный крестик отражает определенный тип социокультурного поведения, согласующегося с правилами общественной нравственности и общественного порядка, и не является признаком религиозного эстримизма или средством религиозного прозелитизма. Кроме того, практика ношения нательных христианских крестиков верующими христианами является во многих христианских Церквах и деноминациях неотъемлемым элементом свободного исповедания ими своей веры и убеждений.

 Как следствие – полное отсутствие социальной и правовой необходимости для введения рассматриваемого запрета, основывающейся на интересах обеспечения общественной безопасности, охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

 4. Необоснованность выхолащивания и отрицания религиозного смысла и редукции религиозного значения нательных христианских крестиков

Отдельные факты того, что христианский крест в силу его укорененности в европейской культуре нередко является мотивом в дизайне ювелирных украшений и бижутерии и что мотивацией его ношения отдельными лицами иногда является использование его в качестве украшения, не могут быть признаны в качестве достаточных оснований для вывода о том, что христианский крестик является в своей смысловой основе украшением и лишен какого бы то ни было религиозного значения и смысла.

 Отождествление христианского крестика исключительно только с украшением означает и направлено на необоснованное редуцирование (понижение вплоть до полного отрицания) его религиозно-ценностного и религиозно-обрядового смыслов и значений и является неосновательным утверждением, которое исходит исключительно из субъективного предвзято-негативного, нетерпимого отношения к христианскому символу со стороны лиц, воспринимающих христианскую религию и рассматриваемую традицию таким образом. По существу, в рассматриваемой ситуации налицо негативное отношение к верующим, стремление установить в отношении них антирелигиозный диктат, навязывание некоего придуманного отдельными представителями общества и государства «обмирщенного», упрощающе искаженного представления о христианском кресте, навязчивое и насильственное редуцирование смысла и содержания христианской традиции, внутренних правил жизни верующих людей, связанных с ношением нательного христианского крестика.

 Обоснованно считать, что требование запретить определяемое религиозной традицией ношение христианских крестиков мотивировано негативным, неприязненным, нетерпимым отношением к религиозно-культурным ценностям и традициям, олицетворяемым этим религиозным символом (знаком), сопряжено с отрицанием любого религиозного присутствия и любого проявления религиозных убеждений не только в публичной сфере, но даже, учитывая обстоятельства одного из дел в Великобритании, из сферы вообще любых общественных отношений, кроме сугубо личных.

 Таким образом, не имеется необходимых и достаточных оснований для установления государством запрета ношения нательных христианских крестиков таким способом, когда эти крестики видны для окружающих, в том числе при нахождении верующих в публичных местах и учреждениях. Следовательно, введение таких запретов не соответствует Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и представляет собой ее нарушение государственным органом, наносящее ущерб основным правам и свободам граждан (статья 9 Конвенции).

 Фактически запрет ношения нательных христианских крестиков, которое является «сдержанным» по форме проявлением религиозной принадлежности, то есть не ущемляющим основных прав и свобод окружающих людей, со стороны государства представляет собой неправомерный запрет христианам на проявление исповедания ими своей религии, своей религиозно-культурной идентичности и религиозной принадлежности и является актом дискриминации верующих, направленным на изгнание христиан из публичного пространства.

strasbourg-reor.org

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий