Беседа о духовном руководстве

Игумен Кирилл (Сахаров)

Игумен Кирилл (Сахаров)

Духовная жизнь

Если обратиться к святым отцам, мы увидим, что у них многократно говорится о важности духовного руководства. Если важно пользоваться советом опытных людей в житейских делах, тем более в духовной жизни, где много всяких подводных камней, подстерегающих опасностей, сетей. Преподобный Иоанн Лествичник говорит, что те, кто на себя надежду возложил – прельстились, они думают, что не имеют нужды ни в каком путеводителе. Хотя бы эти люди были весьма умны, но, самочинно проходя поприще духовной жизни, они легко претыкаются. Много претыкаются такие люди, попадают в ямы и в сети лукавого, во многие беды, и не знают они, какой конец их ожидает. Труды таковых людей бывают тщетными, особенно монашествующих.

Мы знаем, что подвижники в древности писали в основном для монашествующих, отсюда сетования, что так мало у нас наставлений людям семейным. Но мы можем к ним отнести много из того, что говорится монашествующим, только с поправкой, с учетом семейного положения. Но, тем не менее, это общие наставления, в том числе о необходимости духовного руководства, духовного наставничества. Святитель Игнатий сравнивает святых отцов со звездами единой природы, пусть с разной интенсивностью излучения, но единой природы. То есть святые отцы шли узким путем, основанном на покаянии и смирении, отсюда единство духовного опыта. Были какие-то разногласия, частные мнения в каких-то богословских вопросах, но в основном, в догматическом плане и в плане ориентиров для духовной жизни было единение. Поэтому мы можем черпать и черпать много из этого бесценного источника святоотеческой мудрости для нашей духовной жизни. Мы даже имена многих из подвижников не знаем, такое имя, как, например, Марк Подвижник. Более или менее нам знаком преподобный Дорофей со своими «Душеполезными наставлениями», Иоанн Лествичник с «Лествицей». А вот такие имена, как Игнатий и Каллист, неизвестны. Они наставляют: «Все делайте с советом, вопрошайте духовных отцов», и тогда, если жизнь уподобить равнине, с ямами и кочками, но благодатью Христовой за послушание духовным наставникам, за то, что смирив себя, обращаешься к ним за советом, то эта ухабистая местность покажется совершенно ровной и гладкой.

А у нас как бывает? До сих пор некоторые прихожане нашего храма, не один год пробыв в его стенах, сомневаются во всем, в том, как устроить свою жизнь, жениться или монашеский путь избрать, сомневаются в одном наставнике, в другом наставнике, в одном храме, в другом храме. Подобны они растению, не укорененному в почве. «Решимости не хватает современному человеку», – говорил преподобный Серафим Саровский. Как было раньше на Руси? Вот между постами, Рождественским и Великим, в эти полтора месяца делали рывок, решали личные проблемы. А у нас проходит год за годом, все сливается, содержание жизни одинаково и никаких подвижек. Мы привыкаем к такому своему состоянию и не желаем делать какие-то подвижки. Так бывает и в церковной жизни. Допустим, нашему храму, общине жить в своей скорлупе уютно и хорошо, но раз в год необходимо напрячься для проведения архиерейской службы на престольный праздник. И мы видим, что это расширение контекста нашего существования, что это моменты собранности, это вехи на пути, когда приезжают гости, архиерей. А так можно жить в своем мирке, все хорошо и уютно, но это не тот масштаб. Нужны активные действия, гармоничные, конечно, чтоб все было сбалансировано.

Нужно устраивать свою жизнь.

Бывает так – начинают допекать духовника в посты, на святках личными вопросами. Держишь оборону, призывая подождать, когда окончится пост или Святки. И, казалось бы, вот настало логичное время, чтобы этими вопросами заниматься – и затишье... Вывод такой, что мы выбились из ритма жизни в личном плане, в общественном, семейном и так далее, нарушен ритм жизни. Это один, может быть, из главных изъянов нашей жизни. Смешались в кучу праздники и будни, периоды воздержания и каких-то послаблений. Когда нужно праздновать – мы скорбим и работаем, когда нужно работать – мы расслабляемся в разных отношениях.

Важно войти в колею. Поражает глубина церковного ритма, церковный календарь задает ритм жизни, все сбалансировано, согласовано с физиологическими ритмами человека, согласовано с ритмами природными, хозяйственными. Как важно терпение проявить, чтобы из этого ритма не выбиваться, войти в этот ритм. Пост – воздержание, Святки – накопление сил, а потом новый период в жизни, в семейных отношениях и т.д. Смешение, которое начинается в храме на богослужении, когда случается круговерть, хаос, когда нет единого предстояния, как это предписано церковным Уставом, нет скрепы, которое на богослужении выковывается. Поэтому важно неспешно, но систематически, целеустремленно, шаг за шагом, не топчась на месте, не допуская затхлости болота, проводить свою жизнь. Какие признаки, по словам преподобных Игнатия и Каллиста, истинных духовных отношений между духовным наставником и чадами: полная вера, доверие к нему, открытость и искренность перед ним в своих словах и делах. Ничего стараться не делать по своему желанию и разумению, а всегда стремиться вопрошать, не прекословить и не спорить – это от гордости, от маловерия и неверия. И еще – чистое исповедание грехов своих и тайн сердечных, исповедание помыслов.

Только христианство охватывает всю полноту жизни человека. Никакая партия, никакая система, никакая инструкция не охватит огромный внутренний мир человека, только христианство говорит о важности всех нюансов, оттенков, помыслов и т.д. И это через отношения с духовником, через Исповедь.
Теперь о важности искреннего, полного раскрытия своих грехов на Исповеди. Страсти отступают от того, кто беспощадно исповедует свои грехи (святитель Игнатий Брянчанинов). Скрывающий свои помыслы бывает неисцелен (преподобный Варсонофий Иоанн). Враг боится обличения при свете. Его козни и хитросплетения, будучи обличены при свете, заставляют его постыженным убегать. А тот, кто самочинно проводит жизнь, у того накапливается пласт неочищенной греховности, и потом удивляются люди и даже духовники, почему такой человек совершает опрометчивые поступки и даже самоубийство. А это потому, что накапливается духовная чернота, неочищенная и нераскрытая. Отвергнув стыд, необходимо раскрывать смущение от помыслов, что происходит в сердце. Змей отвратительный убегает, выставленный напоказ через мужество Исповеди. А если помысел не раскрыт – у прп. Иоанна Лествичника есть такое сравнение: когда птица на яйцах сидит, согревая их своим теплом, яйца превращаются в птенцов, так и у человека, когда помыслы греховные только в зачаточном состоянии, как яйца еще, если он не отсекает греховные помыслы, не очищается, тогда мысли переходят в дела, как яйца превращаются в птенцов. Таковы наставления святых отцов о важности чистосердечной исповеди.

Преподобный Дорофей говорит: «...не было скорбей у меня, когда я старцам открывал помыслы, блаженное состояние души я испытывал при этом, а если помысел приходил, то я брал дощечку и писал то, что пришло мне на ум с тем, чтобы старцу рассказать. И как только я это начинал делать, так уже чувствовал пользу и облегчение». А как люди страдают, когда их распирает внутри на мысленном уровне. Они варятся в этом вареве, видимо, все самоубийцы проходят это. Они варились в собственном соку, не имели возможности как-то укорениться, стабилизировать свое положение, и все это мысленное варево приводило к тому, что наступала хроника. А ведь враг очень часто внушает всякие пакости, всякие студодеяния. Мы даже ужасаемся, когда такие мысли приходят к нам в голову.

Таковы реалии духовной брани. Самая страшная брань – духовная, в сравнении с ней крупнейшее военное сражение – как детская забава. Она происходит во внутреннем мире человека – это внутренняя мысленная брань.

Преп. Дорофей усомнился: как же так, ведь сказано, многими скорбями подобает в Царствие Божие внити. Поделился со старцем, а тот сказал – не скорби, тебе не о чем беспокоиться, кто находится в послушании отцов, тот наслаждается беззаботностью и покоем. Все естественно в данном случае. Но бывают и неопытные наставники, об этом еще сетовал св. Игнатий (Брянчанинов) в XIX веке. Сетовал, что оскудение духовное, что не видит он вокруг себя наставников глубоких, несомнительных, поэ-тому рекомендовал обращаться только к книгам. Не все с ним соглашались, все-таки были какие-то подвижники и в наше время есть. Избирай не блещущего талантами духовника, красноречивого, эффектного, а выбирай неприметного, молитвенного, кроткого. Такое послушание духовнику не лишает свободы человека. Истинная свобода в Боге. Это ложная свобода, когда мы мним о себе, что мы свободны и можем что угодно делать и откликаться на любые наши желания. Мы считаем иногда, что это естественное, природное, ничем себя стеснять не хотим, а это ложное устроение, это враг внушает ложную свободу. Истинная свобода только в Боге, свобода следовать воле Божией, согласовывать волю человеческую с волей Божией.

Благодатный старец – это уже высший уровень духовничества. Особенно одаренные благодатью старцы являются проводниками воли Божией, а лжестарцы заслоняют собой Бога. Как бывает тягостно быть рядом с таким наставником, который явно заслоняет собой Христа. Получается поклонение, культ, окружающие замыкаются на его личных качествах. А как же с проводничеством ко Христу у такого духовника? Он заслоняет собой Христа, и какою бы яркой не была его личность, это все-таки в сравнении с сияющим ликом Христа – жалкая тень. Кто отрезвляется с помощью Божией, тот отходит от такого духовника. Некоторые, конечно, в ослеплении продолжают быть в орбите его сияния. Отходит, тот, кто ощутил какую-то исчерпанность, голод и жажду, потому что не может напитать такой духовник, потому что только принцип проводничества является долговременным, все остальное себя исчерпывает. Когда человек познает сладость уединенной молитвы, когда он ощутит прикосновение благодати, тогда он старается избегать лишних контактов с людьми, потому что это рассеивает и отвлекает от самого дорогого, что есть в жизни – общения с Богом. А святые вообще говорили, что если человек не скажет себе, что в мире я один, я и Бог, то он покоя себе не найдет. Он будет постоянно уязвляться замечаниями, тем как к нему относятся ближние. Мнительность будет буйствовать в таком человеке, опоры не будет, потому что ни в чем земном стабильности нет. Это волнующееся житейское море; только в Боге будучи укорененными обретем вожделенный покой и радость.

И чтобы обрести такое состояние – дай Бог нам обрести истинного духовника.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий