Беседа с архимандритом Силуаном, настоятелем монастыря преп. Серафима Саровского в Италии

  Беседовал инок Всеволод

— Разскажите о состоянии католичества в Италии.

Архимандрит Силуан в Джорданвилле, 2002 г.  — Скажу сначала немного об итальянском народе.

Со времен второй мировой войны в итальянском народе наблюдается снижение национальной самобытности.

С падением фашизма в Италии стало развиваться американское влияние в экономике, культуре, музыке, кино, причем впитывались худшие элементы. Таким образом американская культура скрестилась с древним полуязыческим мировоззрением. В Италии ныне гражданския власти зачастую боятся проявлять свою религиозность. Италия живет в противоречии: сильный папизм, а с конца ХVIII-го и, особенно, в ХIХ-ом веке — антиклерикализм.

Важный момент в истории Католической церкви — Второй Ватиканский Собор (середина 60-х гг.), новейшую историю Католической церкви надо изучать именно с него. Этот Собор имеет огромное значение, потому что он является последним Собором, так как Соборы уже не нужны, ибо папа — непогрешим. Как раз в то время, когда проходил Собор, я поступил в университет. Тогда все верующие люди разделились на две группы. Первая — те, кто надеялись, что Католическая церковь вернется к святоотеческим истокам. Особенно во Франции и Германии были сильныя патристическия изследования. Верующие этой группы думали, что Собор пересмотрит схоластическия программы (литургику, богословие и т. п.) и вернется на святоотеческия позиции.

А вторая группа, подверженная протестанскому влиянию, хотела идти в ногу со временем, — путем модернизации и т.п.

Последствия Собора были катастрофическия, оне видны даже сейчас — в кризисе духовности народа, в безверии, секуляризации.

После этого Собора последняя часть святоотеческой традиции была уничтожена (в литургике и богословии). И был обоснован релятивизм, нравственный и догматический. Например, некоторые богословы пишут книги, в которых полностью игнорируется Божество Господа Иисуса Христа. Поскольку они красиво и складно излагают свои мысли, никто даже не пытается их обличать.

Вот пример. Двое бывших католиков, которых мы недавно крестили, искали до прихода в Православие догматическаго обоснования своей веры, постоянства в догматике, чтобы знать, где правда, а где ошибки. Есть два типа приходящих к Православию итальянцев. Первые приходят из среды очень благочестивых католиков, изучающих патристику, историю Церкви; они углубляют свою веру и приходят к выводу, что Церковь, в которую они верят, — это уже не Католическая церковь. Начинают искать — и, естественно, находят Православную Церковь.

Вторые приходят от безверия, атеизма и агностицизма, они ни в чем не уверены. Им Католическая церковь не нравится с самаго начала, потому что они видят там административное давление, чрезмерно развитыя социально-финансовыя структуры и то, что на духовные вопросы никто не обращает внимание. В Католической церкви разрыв между догматикой, литургикой, пастырской работой и жизнью сохранился со средних веков до настоящаго времени.

В нашем монастыре, с самаго его основания, было решено, что литургический язык будет литературный итальянский язык. Чтобы народ понимал, что говорит с Богом, а не в супермаркете. В современной католической Церкви выбран слишком простой разговорный язык. Те, кто к нам приходят, во-первых, понимают язык на котором мы служим, а, во-вторых, чувствуют его возвышенность. Мы поем на службе своим голосом, а во многих храмах католических в Италии поют под акомпонимент современных музыкальных инструментов. Для нас важно церковное благолепие.

Сейчас мы сделали интернетную страничку, выпускаем православный журнал на итальянском языке. Приходят к нам, в неэкуменическую юрисдикцию, и православные, не желающие попасть в экуменическое движение через современное Православие в Италии.

 

Архимандрит Силуан в Джорданвилле, 2002 г.

 - Разскажите о своей жизни?

 - С детства был я в религиозной семье, бабушка возила в доминиканский монастырь, где пели по-григориански, и детския впечатления остались на всю жизнь. Меня воспитывали католическия монахини, которыя часто давали нам строгия, аскетические советы. Дети моего поколения были очень религиозны, я часто исповедовался. После окончания в 1977 г. философскаго факультета Флорентийскаго университета, где я занимался психологией, я поступил в Григорианский университет.

В 1979 году я был рукоположен в католическаго священника, и для чего? Для того, чтобы фактически разрушить ту религиозность, которую мое поколение имело с детства.

В 1984 году я решил перейти в Православие...

 - Что самое главное в Православии?

— Именно то, что современный мир забыл и потерял. Если была написана Правда, с большой буквы, то подобает прожить жизнь в поиске и познании этой Правды. Если же этой Правды нет, тогда человек обречен на отчаянную жизнь и такую же смерть. Господь Иисус Христос сказал, что Он есть Путь, Истина и Жизнь. Смысл нашей жизни — как можно громче, мощнее и шире доносить эту Правду людям. Часто случается в Церкви, что некоторые забывают об этом, утопают в частностях, концентрируют внимание на личностях, в базарных спорах. Однако, вокруг нас пустой мир, погрязший в отчаянии, в который мы должны принести Правду Господа Иисуса Христа, и должны принести целую правду, неповрежденную, чистую и православную. Когда инославные видят все наши внутренние споры, среди православных, мы представляемся им скандалистами, и они не доверяют нам, и таким образом мы отталкиваем их от Истины, а они очень нуждаются в Православной Истине.

 

2002 г.

Джорданвилль

 Источник

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий