Беседа с митрополитом Морфским Неофитом (Масурасом)

Митрополит Неофит (Масурас)

Владыка, из вашей биографии мы знаем, что вы были послушником у старца Иакова Эвбейского. У вас есть опыт быть послушником. Что значит — быть послушником?

Это значит, что ты доверяешь своему старцу, потому что послушание начинается с доверия.

Прежде всего это доверие опыту старца или старицы, игумена или игумении монастыря, потому что когда я доверяю духовному опыту своего старца, это значит, что я начинаю к нему прислушиваться. Вдумайтесь, ведь само слово «послушание» содержит в себе этот корень «слушать». И когда я доверяю старцу и слушаю его, нахожусь у него в послушании, это помогает в итоге мне найти свой собственный путь и найти внутри себя своего личного Бога. Послушание всегда связано с доверием, и это мы можем видеть на примере с сатаной, для которого самым главным является поколебать доверие послушника к своему старцу. Известен пример из Герондикона, когда спрашивают у послушника: «Как ты видишь своего старца?» И он отвечает в первый месяц: «Как Ангела». Через год старец спрашивает своего послушника: «Как ты меня видишь?» Он отвечает: «Как человека». Через три года тот же старец спрашивает: «Как ты меня видишь, дитя мое?» И послушник отвечает: «Как демона». Это значит, что для послушника демон открыл свой адрес. Такое очень часто бывает в монашеской жизни. И не только в монашестве, это часто бывает и в браке, который начинается с доверия, а заканчивается враждой. Состоящим в браке надо все время задаваться вопросом: «Как я вижу свою жену или мужа?» — так же, как монах постоянно задается вопросом: «Как я вижу своего старца?» И идти на исповедь. По-другому невозможно существовать.

А почему одни люди бывают послушными, а другие люди не бывают послушными. Это особое дарование? Или это результат воспитания и самовоспитания?

Это и то, и другое. Есть люди, у которых и характер, и воспитание какие-то особенные. Я лично не был рожден, чтобы быть послушным. В других домах мы видели, что было послушание, вежливое обращение. В нашем доме самым главным была свобода мысли и свобода выражения. Этому учили нас родители. Получается, что приходит монах в монастырь обычно в возрасте 25-30 лет, и к этому времени его характер сформировался. Он приносит с собой все то, что у него уже есть внутри. Но монастырь существует для любого характера, точно так же, как жизнь в браке — для любых характеров. Подтверждение этому мы видим на примере общежития апостолов. Потому что двенадцать апостолов являют собой двенадцать абсолютно разных характеров. Что общего имеет утонченный, образованнейший Иоанн Богослов с эксцентричным Петром? Я вот лично, например, Петр. И чем больше количество братии, тем больше разных характеров мы видим. Поэтому, в особенности игумены монастырей, где подвизается очень много братий и очень много сестер, не должны предъявлять никаких требований к характерам. И ни в коем случае игумену или игумении не нужно смешивать послушание с военным распорядком. Иначе нам нужно открывать немецкий военный лагерь, по-другому это не назовешь, это будет уже не монастырь. Послушание находится внутри человека. Это его собственное внутреннее свободное решение. И когда мы многолетним своим опытом учим себя, допустим, находиться в послушании у матушки Сергии, или находиться в послушании у старца Симеона, или у кого бы то ни было, то через время мы понимаем, что мы находимся не у них в послушании, а у Самого Господа нашего Иисуса Христа, и что в лице наших старцев мы видим сокрытыми все заповеди нашего Господа.

А в современном обществе возможен такой путь послушания, какой был в древние времена?

Я не знаю так хорошо современное российское общество. Есть старинный святогорский анекдот о том, какая разница между греческим и русским монахом. Говорит русский старец своему послушнику в русском монастыре св. Пантелеимона: «Дитя мое, прыгай в море». — «Благословите, владыка», — и тут же падает в море. Говорит греческий старец: «Дитя мое, прыгай в море». Послушник спрашивает: «Почему?» Это нам показывает, какие раньше были русские. Они начинали с субординации, и это приводило их в итоге к послушанию. А греки изначально были совершенно другими. Им всегда важно было понять причину, то есть объяснение тому, почему они должны быть послушными.

Сейчас мне уже пятьдесят лет, я — епископ, и я должен сказать, что для того, чтобы монастырь был успешным и хорошо продолжал свой путь, старцы должны находиться в послушании у своих монахов. Точно так же, как и в семье. Если семья хорошая и если в семье все благополучно, там родители находятся в послушании у своих детей. Когда простой монах видит, что старец заботится о нем, думает о нем, уступает ему во многом, тогда он понимает, что старец дает ему пример Самого Христа. Потому что наш Господь Иисус Христос пришел на землю не для того, чтобы получить власть, а для того, чтобы служить нам, людям. И вот, когда ты видишь, что старец делает абсолютно все для тебя, это вызывает в тебе ответные теплые чувства любви, и ты видишь в лице своего старца Христа, и начинаешь его любить и уважать. Вы думаете, что я порядок устраиваю у себя в епархии? Совсем нет. Своим примером я стараюсь все время вдохновлять, а не устраивать какой-то жесткий порядок.

Очень часто бывает, что старцу, епископу или родителю попадается непослушный священник, ребенок, монах, который совершенно не хочет слушаться. И тогда что делать: выгонять нашего ребенка? Конечно, нет. В этой ситуации возможен только один выход. Нужно преклонить колени и помолиться Господу нашему, чтобы Он просветил меня, сказать: «Ну, я не знаю, Господи, помоги мне понять, что я должен сделать с этим священником у себя в епархии, или что я должен сделать с этим монахом, или что я должен сделать со своей дочерью в этой ситуации?» И только Господь может Своим светом нас просветить в этот конкретный момент и указать нам правильное решение. А мы должны всегда иметь перед собой пример нашего Господа Иисуса Христа, Бога Отца и Святого Духа, который нас учит, что мы должны всегда находиться в послушании и таким образом проявлять свою любовь, и только это может привести к хорошему результату.

Вот вы меня спрашивали о старце Иакове. Он никогда не требовал послушания, он говорил: «Вы не должны меня слушаться, потому что я — дохлая собака». Представляете, человек вот так говорил про себя, это святой человек, который совершал чудеса, который во время литургии видел своими глазами Ангелов. И его смирение нас учило. Я был диаконом. Я к нему приезжал, а он мне рассказывал о своих проблемах! Меня это, конечно, очень смиряло. Он мне уже тогда говорил, что я буду епископом, и я понял, почему он так делал: он меня еще тогда учил, как быть епископом, как правильно становиться отцом.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий