Церковь в глазах общества

Социологическая служба «Среда» представила итоги исследования общественного мнения о Церкви: какой ее видят в России сегодня и какой хотели бы видеть.

Церковь и общество. Крестный ход

О настоящем и будущем Русской Церкви так или иначе размышляют примерно три четверти россиян.

В сегодняшнем облике Церкви прежде всего заметны такие черты как «приверженность традициям, охранение прошлого» и «помощь людям, приходская и социальная работа» (обе характеристики – по 30%), «великолепный обряд, красота и пышность богослужений» – 22%, «открытость для всех, понятность и приветливость» – 21% и Церковь как «важная часть российской государственности, государственное ведомство» – 17%.

Церковь «помогающая, открытая, аскетичная» — это ожидаемый образ. На чем сошлись решительно все группы респондентов, так это на том, что «все – за участие Церкви в воспитании детей и молодежи», «все – против богатства в Церкви», отметила руководитель «Среды».

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин, комментируя данные об отношении к богатству и аскетизму, признался, что сам «внутренне бунтует при виде священников-мажоров», «вызывающей роскоши» в Церкви. С другой стороны, он заметил: «Не думаю, что будет благом для Церкви, если мы позволим загнать духовенство в социальные маргиналы, если мы позволим убедить себя, что священник должен жить хуже всех. Тогда священниками станут гастарбайтеры или сумасшедшие». По словам о. Всеволода, бедный священник – это в первую очередь позор для паствы.

Regions.ru попросили священнослужителей прокомментировать итоги исследования и слова о. Всеволода.

Сюжеты: Мнения священнослужителей

Протоиерей Александр Кузин
клирик храма Космы и Дамиана в Шубине

Протоиерей Александр Кузин Люди в Церкви видят позитивный образ, который для них привлекателен, и они к нему приближаются или хотят приблизиться. Бывает, что для большинства Церковь перестает являть такой образ, что произошло, например, во времена революции, когда многие от нее отвернулись или взбунтовались. Но от этого Церковь не перестала существовать, и в тяжелейшие времена продолжала нести служение по спасению человека. Так что мнение человеческое, и даже людей благонамеренных, переменчиво, и такие перемены уже происходили на наших глазах.

А священники, «мажоры» они или нет, такие же люди как все. Мы в Церкви должны видеть тело Господне, которое является для нас спасением наших душ. Церковь всегда свята и непорочна, несмотря на то, что люди Церкви не всегда являют собой положительный образ.

Есть одна байка на эту тему. В одном селе говорят: «Наш священник хороший, он бессребреник, самый бедный, и мы его любим». А в другом селе говорят: «У нашего священника самый богатый дом, вот так мы его любим!». Мне бы хотелось, чтобы священников любили как во втором селе. В любом случае священников любят и уважают такими, какие они есть, а если кто-то не хочет уважать, то помоги Господь понять такому человеку, что священники берутся из обычной среды и общества, где нет абсолютно безгрешных людей.

Протоиерей Александр Добродеев
заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами
и правоохранительными учреждениями

Протоиерей Александр Добродеев Церковь будет существовать до скончания века, как бы ни хотели ее «модернизировать».

Церковь в XIX веке по своему богатству превосходила современную в десятки раз. Тогда священников было по сравнению с нынешним положением в 10-20 раз больше, было больше монастырей, храмов, икон. А тогда не было современных методов строительства, технологий писания икон, писали все вручную. За ХХ век Церковь обокрали, унизили и низвели ее до минимума. И по сравнению с теми миллиардами, которыми обладают богатые люди в нашей стране, Церковь нищая. Золотые купола и красивые здания храмов – это все наследство. По некоторым подсчетам, до революции было 240 миллионов икон, а осталось 3 миллиона. Краденые иконы осели в западных хранилищах, ими свободно торгуют.

Сегодня капеллан в Англии получает зарплату из государственного бюджета в несколько миллионов рублей, и это нормально. А доходы раввина и православного священника различаются в десятки раз. Кстати, в Израиле желающим стать раввином государство оказывает серьезную помощь: таких людей освобождают от воинской повинности, открывают двери лучшие вузы страны, государство платит высокую зарплату. И это правильно. Если у нас государство не хочет оказывать помощь священникам, тем, кто занимается с народом самыми высокими делами на земле — духовными, это значит, что государству не нужен народ. Ему нужны миллиарды, недра и прочее, но люди не нужны. А без людей какое будущее мы будем иметь?

Церковь не хранительница прошлого, а как раз хранительница будущего: она охраняет людей от пороков, от потока нечистоты, который льется отовсюду. И если мы обессилим Церковь, нам нечем будет противостоять этому потоку.

Я считаю, государство, которое ограбило Церковь в ХХ веке, обязано все ей вернуть. И если это произойдет, народ воспрянет, Церковь вздохнет и сможет активнее вести деятельность по просвещению людей.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий