Игумен Рыбко: На месте Патриарха я бы продал Breguet

Первое антикоррупционное: Вы служите с 94 года, неужели больше никто не приносил крупные пожертвования?

Сергий Рыбко:(задумывается): Знаете, как один раз было? В 95 году нам перечислили около 500 000 рублей. Денег мы не видели, зато в Храм явилась некая бригада. Когда утром я пришел на службу, при входе в Храм стояли человек 20 мужиков, сбивали штукатурку и матерились. И так каждое утро, пока шли работы. В общем, за перечисленные деньги бригада сделала проход и содрала штукатурку. А в конце приходит ко мне бригадир и говорит: «Батюшка, финансирование кончилось. Если хотите, то платите, мы продолжим». Я им сказал, что и без них справлюсь. Работники уехали. Так что государство один раз все-таки выделяло деньги. Кто там и какие откаты кому давал, я не знаю.

Первое антикоррупционное: В последнее время священнослужители были задействованы в ряде скандалов. Алексей Подобедов на спортивном БМВ протаранил две иномарки. Месяцем раньше священник на «Мерседесе» насмерть сбил мальчика. Что вы на этот счет думаете?

Сергий Рыбко: Конечно, я их оправдать не могу. У меня самого машины нет. Но что я могу сказать? Естественно, я это все никак не оправдываю.

Первое антикоррупционное: Откуда у священнослужителей такие дорогие авто?

Сергий Рыбко: Среди моих друзей-священников нет людей с «Мерседесами». В лучшем случае подержанная иномарка, и ту подарил сын какой-нибудь.

Первое антикоррупционное: А кто патриарху Breguet подарил стоимостью 30 тыс. евро?

Сергий Рыбко: Ну есть у Патриарха часы дорогие, которые ему президент подарил. Вот если бы вам президент часы подарил, вы бы приняли?

Первое антикоррупционное: А вы?

Сергий Рыбко: Я бы принял. Я уважаю президента. А потом продал бы сразу. И на Храм все деньги пустил. У меня был один священник в гостях. Он рассказывал: «Мне на панагию пожертвовали 10 000 долларов, и я не знаю, что делать. Ведь если дали на панагию, правильно ли деньги на Храм отдать?» В итоге он пошел, занял панагию у другого владыки на полгода поносить, и сказал спонсору, что это та панагия, которая куплена на его деньги. А деньги на Храм потратил (смеется). Такая коррупция наоборот.

Первое антикоррупционное: все эти истории с часами и квартирами искажают образ РПЦ?

  Сергий Рыбко: Я все равно хочу, чтобы вы понимали, что чаще всего священник – это бедный человек. У него средняя зарплата — 15 000 рублей в провинции. А так… в семье не без урода. Вы же знаете, даже один из апостолов оказался Иудой.

  Первое антикоррупционное СМИ: Ощущаете сращивание Церкви с государством? Вам не кажется, что у общества есть некий протест против такого тесного сотрудничества?

  Сергий Рыбко: Знаете, мы уже наступали на эти грабли. Когда Петр 1 отменил патриархов, подчинил Церковь государству. Это была эпоха застоя. В этом состоянии мы уже были, и оно нам не нужно. Но лично на себе я это не ощущаю.

Накануне выборов Лужкова до нас дошло указание ныне покойного Патриарха: вы, конечно, вправе голосовать, кто за кого хочет, но если прихожане будут спрашивать, то сами понимаете, что старый друг лучше новых двух. Это все, что было рекомендовано. А от Кирилла я таких указаний не слышал.

Первое антикоррупционное СМИ: С коррупцией часто сталкиваетесь?

Сергий Рыбко: Вы поймите, у меня ни кола, ни двора, мне ничего не надо. Единственный раз в строящемся Храме пожарники пытались что-то там с меня срубить. Я принципиально взяток никому не даю, и давать не буду. И им взятку не дал. Так в результате они на Пасху перекрыли нам богослужение. То есть, запретили служить на Пасху. Ну, я, естественно, отслужил, и в результате они подали на меня в суд. Я даже просидел в клетке (смеется).

Пришла судья, говорит: «Батюшка, вы меня простите, мне очень стыдно, я по закону вас должна осудить. Вот можно, я вам самое мягкое наказание дам – штраф в 1000 рублей? Вы не обидитесь?». Я говорю, что нет, конечно (смеется). Получил, в общем, штраф в тысячу рублей за несанкционированное богослужение на Пасху вопреки запретам пожарников. Вот такой вот был случай. Еще архитектор мне рассказывал, как в одной епархии предложили построить несколько Храмов, это было при прежнем начальнике Москвы. Но при этом откат требовался – чуть ли не 90%. Вот он и сказал, что лучше вообще ничего строить не будет, чем на таких условиях.

Коррупция еще может существовать в иконописной мастерской. Это такая вещь в себе. Например, спонсоры могут заказывать иконостас . У нас при Храме есть мастерская, все доходы идут на Храм. А есть частные иконописные мастерские. Это коммерческие предприятия. Если там спонсор находится, он проплачивает иконостас, и часть средств мастерская возвращает ему в виде отката. Такие вещи я слышал. Кстати, в Священном Писание есть пример намерения взятки (смеется).

Первое антикоррупционное: Расскажите.

Сергий Рыбко: В Новом Завете описывается случай, когда прокуратор Феликс «чаял нечто получить» от плененного Апостола Павла. Там так написано: «Притом же надеялся он, что Павел даст ему денег, чтобы отпустил его: посему часто призывал его и беседовал с ним».

Первое антикоррупционное: И как же поступил апостол Павел?

Сергий Рыбко: Он отказался!

Первое антикоррупционное: Хороший пример. Отец Сергий, а какая в среднем зарплата у священника?

Сергий Рыбко: В среднем – 25-30 тысяч рублей.

Первое антикоррупционное: А у вас какая зарплата?

Сергий Рыбко: Я зарплату не получаю, да она мне и не нужна. Я беру 7 000 рублей, и ежемесячно помогаю моей маме. А все, что мне необходимо, мне Храм предоставляет.

Первое антикоррупционное: У монахов есть зарплата?

Сергий Рыбко: У приходских монахов может быть. У белого священника дети и семья. Они должны получать зарплату, детей нужно лечить, учить, иметь дом. А я монах. Я дал обет безбрачия. Хотя мое самое любимое таинство – это венчание. Я люблю, когда молодые радуются.

Первое антикоррупционное: Вы вот в этом служебном помещении при храме живете?

Сергий Рыбко: Да, этажом выше.

Первое антикоррупционное: Вы счастливы?

Сергий Рыбко: Ой, абсолютно. С тех пор, как я стал монахом и пришел в Церковь. Знаете, в христианстве слово «счастье», оно, как бы, не котируется. Есть такое слово «радость». Оно более многогранное. Я «радостен», скажем так. И мне ничего не нужно. Единственное, хочется успеть что-нибудь еще сделать хорошее.

Первое антикоррупционное: У нас есть два вопроса, которые мы задаем нашим собеседникам. Попытайтесь ответить на них, не задумываясь.

Сергий Рыбко: Хорошо.

Первое антикоррупционное: Кто виноват?

Сергий Рыбко: Коммунисты.

Первое антикоррупционное СМИ: Что делать?

Сергий Рыбко: Пытаться понять суть православия: «Возлюби ближнего своего как самого себя». Тогда мы будем непобедимы.

Первое антикоррупционное СМИ

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

2 комментариев к записи “Игумен Рыбко: На месте Патриарха я бы продал Breguet”

  1. Анатолий:

    Всем Доброго дня!

    Очень хорошая и поучительная статья, спасибо о. Сергию за откровенность.

    • admin:

      Да, согласен.

      Церкви не надо боятся нарывов.

      Нужно вовремя их вскрыть и тогда и не будет распространятся разные метастазы

Оставить комментарий