Константинопольские иереи: на страже устоев нации

Архимандрит Досифей,
игумен монастыря Богородицы Татарны

 Собор святой Фотинии в Иерапетре.

Однажды я сидел в коридоре у кабинета Патриарха в ожидании, пока меня примут. Рядом со мной сидел престарелый священник, также желающий увидеть Патриарха. Мы разговорились. “Я родом с Имброса и служу в храме святого Фоки в Ортакей (Месохори). У меня пятнадцать прихожан, половина из которых тяжело больны. Две мои дочери живут в Афинах. Здесь я совсем один. Свою попадью я потерял вот уже семнадцать лет назад. После ее смерти я задумался о том, чтобы уехать. Казалось, трудно тут оставаться одному, с моим-то здоровьем…

И когда я бросил горсть земли на ее гроб, отче, я будто услышал ее голос: “Батюшка мой, я столько лет служила тебе верой и правдой, а ты собираешься уехать и оставить меня одну? Кто будет зажигать лампаду на моей могиле?”

Итак, отче, я решил остаться, и вот уже семнадцать лет живу в храмовой келье, где не ступала нога женщины. Я сам со всем справляюсь. Однако лестница там очень длинная, и я больше не могу подниматься и спускаться. Ноги мои не выдерживают. У меня много болезней… Потому я и пришел к Патриарху, чтобы попросить позволения уехать к своим дочерям”.

Он первым зашел в кабинет. Следом я. Патриарх сказал мне: “Мне жаль его, он серьезно болен, стар. Однако если он уедет, храм святого Фоки будет закрыт”. На что я ответил: “Святейший, все мы имеем свои недуги. Кто больше, кто меньше. Но этот отец страдает от неизлечимой болезни – одиночества!”

Спустя два года я узнал о его смерти. Его сменил молодой, подающий надежды клирик, который и сейчас служит в храме святого Фоки в Ортакей.

Много лет назад я беседовал со священником храма Богородицы Хадзериотиссы, ныне почившим отцом Георгием. Прихожане? Ни одного. Лишь алтарники, и те – арабы. Вдовец, с дочерью на руках, инвалид. Он рассказывал мне: “Настал день Пятидесятницы. Я ударил в колокол. Это необходимо было сделать, иначе, если бы я не ударил, церковь сочли бы опустевшей и она перешла бы к Главному вакуфному управлению. Я читал, сколько мог, в полном одиночестве. Дошел до коленопреклоненных молитв. Опустившись на колени, я кое-как прочитал их, и собрался было подняться, как вдруг понял, что ноги меня не слушаются. Словно черепаха, я пополз в алтарь, нашел стул и, наконец, поднялся…”

С несколькими спутниками я отправился в паломничество в храм Благовещения в Вафеохорио, или в Святых Архангелов в Арнавуткей, уже точно не помню. Увидев нас, здешний священник очень обрадовался: “Дайте посмотреть на вас! Наконец услышим греческую речь! Нам ничего не нужно, только немного ладана, две чистые свечи и просфору!”

Однако в Константинополе много смиренных и благочестивых турок, и, пожалуй, таких большинство. Часто они оказывают нам помощь.

Однажды нынешний митрополит Каллиуполи и Мадитоса Стефан, еще будучи архидиаконом, сел в такси, чтобы поехать к своим родителям в Куртулуш. Конечно, он ходил в мирской одежде. Таксист посмотрел на него в свое зеркало и спросил на турецком:

– Вы священник?
– Да, – ответил он в недоумении, – архидиакон.

Таксист кивнул и продолжил:

– У вас тяжелая работа.
– У вас, наверное, труднее – целый день за рулем, в дороге.

– Нет, эфенди, ваша – сложнее. Если я нанесу какой-то ущерб, то заплачу за него своей бригаде или автоинспекции. А если сделаю что посерьезнее – попаду в тюрьму. Вы же, если не исполните как следует свой долг, будете иметь дело с Аллахом!

Вот такая неожиданность.

И другой случай. На острове Бургаз жил священник с пятью детьми. Однажды он связался с какой-то армянкой и оставил свою семью. Об этом узнал местный ходжи, пришел к священнику и принялся наставлять его: “Великий грех ты совершил, эфенди! Ты иерей, а это – большое дело. Ты несешь ответственность перед Богом и своим народом. Вы ни в чем не имеете недостатка. Мы знаем, что Патриархия о вас заботится. Подумай над этим. За свой поступок ты достоин позора!” К сожалению, несчастный не послушал его и лишился сана. Удивительно и печально, но сейчас он водит экскурсии по Константинополю, в том числе и в Патриархии.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

НазадНачало / Далее

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий