Митрополит Павел: «Вокруг Церкви собираются люди, которые создают свои политические партии»

Я читаю иногда «откровения» в интернете, где пишут: мол, попы такие, попы сякие. Какой только грязью не поливают там Церковь и священников! И в результате – священник сегодня – это настолько унизительно, что иногда опускаются руки, диву даешься, откуда берутся после всего силы для подвижнической жизни у наших священников? Служение священника – это не только служба в храме, но и разные требы: исповеди и причащения больных и умирающих, отпевание и погребение умерших, духовная опека прихожан, которые не могут прийти в церковь. И бывает, что это разные, далеко отстоящие расстояния в течение одного дня. А епископам, архиепископам, митрополитам, управляющим жизнью Церкви, приходится ехать за многие сотни километров. И для этого необходима машина, потому что часто на груди у священника находятся Святые Дары – великая Святыня, которую нельзя подвергать никакому риску в общественном транспорте. И вот здесь «ревнители из интернета» кричат в один голос: «у попа машина!». А почему он не может иметь машину? А когда говорят: «пусть священник продаст машину и поделится с нуждающимися», то я спрашиваю: а вы почему не делаете этого, почему не даете им? «Проповедник» Сандей имеет массу имущества, но никто не возмущается. А священников бьют, потому что надо посеять недоверие к Церкви. Поливают и филаретовских раскольников, потому что война идет против Православной Церкви.

Мы живем в последние времена, когда нас приносят в жертву, думая, что делают богоугодное. Люди, только что пришедшие в Церковь, не постигшие даже азов вероучения, не проникшись словом Божиим, начинают сомневаться, видеть врагов в священниках. Так бывало и прежде. Вспомните, что делали с пророками книжники и фарисеи. И сейчас я удивляюсь, а судьи кто? Откуда они знают, сколько я даю на больницы? А сколько они принесли на Церковь, чтобы она могла нуждающихся поддерживать? Вот я сам из Ровенской области. Там тоже такие умники есть. Когда собирают деньги на церковь, они кладут гривну, потому что мелочи, видно, нет. И при этом хотят, чтобы в храме было светло, тепло, чтобы купол не тек, чтоб было убрано, чтобы были регент, батюшка и староста. А как они, читают Священное Писание? Десятину он должен дать, чтобы и мы могли дальше дать людям.

Мы, Церковь, арендуем свои монастыри и храмы у государства, хотя мы их и строим, и реставрируем. Мы платим все налоги. Коммунальные платежи у нас по промышленным тарифам. Все хотят видеть все в благолепии и красоте. А откуда все это берется? Само собой не делается. И при этом еще и судят нас.

Я смотрю на этих писак и думаю: какая скудость ума. Ты сам бесчинствуешь, пьешь, ешь и не думаешь о последствиях. Господь стоит и смотрит на это. А ведь об этом сказано: в чем застану, в том и сужу. И суд будет нелицеприятным. Киев большой город, а храмы иногда стоят пустыми. А если объявляют, что приехал какой-то «целитель-проповедник», к нему толпы бегут. Вынужден напомнить вам, люди: надо подумать о своей жизни; если вы ходите во тьме, зачем вы вините свет?

– Вас не смущает, что вход в Лавру стоит сейчас больше 10 долларов и эти деньги взимает музей, а люди винят в этом монахов. Не добавляет и авторитета история с моделью Владой Прокаевой, назначенной руководить музеем, а потом заявившей, что получила эту должность за взятку.

– К великому сожалению, люди, так называемые обыватели, не умеют, а часто и не хотят, провести черту между заповедником «Киево-Печерская Лавра» и монастырем Свято-Успенская Киево-Печерская Лавра. Поэтому события заповедника ложатся пятном и на монастырь. Вход к нам бесплатный с 5 часов утра до 22 часов. К кадровым вопросам заповедника мы не имеем никакого отношения. Прихожане жаловались, что в верхнюю Лавру плата за вход все растет и растет. Знаю, что последняя цена была 50 грн. Сейчас, после возмущения людей, плату, говорят, понизили. Да, Верхняя Лавра – это все-таки монастырь, там и Трапезный храм, и Успенский Собор, и еще четыре храма, которыми распоряжается музей.

Но убрать музей из Лавры нереально. Мы не в силах это сделать. Я сейчас в Успенском Соборе начну войну, потому что мы его сами реставрируем, а музей туда пускает экскурсантов за деньги. Все же расходы несем мы.

Если кому кажется, что монахи наживаются, пусть поживет с нами один день. Со мной побудет и увидит, сколько надо людей в день накормить, скольким помочь. Сколько людей обращаются ко мне с просьбой о помощи. Я никому не отказываю. Деньги, полученные при венчании или крестинах — отдаю потом нуждающимся и это не рекламирую. Помогать – миссия Церкви. Церковь выделяет пожертвования на больницы, детские дома, дома престарелых, но делает это, не афишируя. Я в 52 года хожу и прошу не для себя, а для того, чтобы отремонтировали дорогу и отреставрировали Успенский храм. Я и там не попал и здесь не угодил. Меня такая логика человеческого мышления поражает. Может, я родился не в то время.

Как-то включил украинское телевидение и увидел, как можно клеветать на истину. Выступает один профессор-теолог и рассказывает, что греко-католическая церковь было гонима, а Московский Патриархат был продажным и сдавал КГБ верующих людей. Но ни один православный священник после ареста не попал в Америку. В Сибирь попадали, в Лукьяновскую тюрьму, на тот свет попадали. А иерархи греко-католиков благополучно оказались за границей. Я сам священник советского времени, я все это знаю. Люди боялись обращаться за требами в церковь, и я их понимал, потому что приходили люди в погонах и снимали данные из церковных книг. Но я писал, когда и кто крещен и венчан, не указывая адреса. Говорил, что я не ЗАГС. Потому на меня и были гонения в то время. Но так поступали многие.

Мы хулим советскую власть, но и нынешняя не намного лучше. Нам не выделяют земли для строительства церквей, требуют взятки. Все дают и мы должны – за каждую справку, за введение каждого объекта в эксплуатацию.

– Но братия же радовалась, что в Украине избран православный Президент, который ходит в Лавру.

– Он очень хороший человек. Но служивые – это другое. Мы дожились до того, что охрана в храм заходит с собаками. Якобы так они обеспечивают безопасность. Сколько я наслушался от народа по этому поводу! Мы совершаем Таинство Причащения, а собака – возле Престола. Это ж осквернение, после такого надо читать чин освящения храма. А служивые этого не понимают. Президент стоит спокойно, молится, а вокруг него бесконечные разговоры по рациям, когда молчать должна «всякая плоть человеча».

– Патриарх Алексий II крайне редко посещал Киев, Патриарх Кирилл у нас частый гость. Это укрепляет позиции Украинской Православной Церкви?

– Трудно сказать, как нам это помогает. Просто Святейший должен навещать свою паству, должен приезжать и молиться вместе с народом. Ни Патриарх Алексий ІІ, ни Патриарх Кирилл ничего плохого не несли Украине и не несут. Не они закрывали наши церкви и разделяли православный люд. Патриарх Алексий II в свое время вручил нашей Церкви Томос об автономии. Не стоит кого-то обвинять в наших бедах. Патриарх наш имеет титул Московский и всея Руси. Да, мы – Украинская Православная Церковь. У Блаженнейшего митрополита Владимира всегда было особое положение. И у нашей Церкви особое положение. Сегодня мы действительно Автономная Церковь со всеми ее правами, только бы была она в мудрых управляющих руках.

 

Источник: zvestia.kiev.ua

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий