Почему священник проголосовал за присоединение Крыма к Российской Федерации?

Священник Димитрий Шишкин

Священник Димитрий Шишкин, известный православный публицист, живет в Симферополе, является священником Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, настоятелем храма Покрова Пресвятой Богородицы в посёлке Почтовое Бахчисарайского района. В день референдума подобно многим своим соотечественникам в Крыму пошел на избирательный участок и сделал свой выбор. Мы поговорили с о. Димитрием о том, за что он проголосовал, почему сделал именно этот выбор, о будущем Крыма, Украины и России и о смысле происходящих событий.  

– О. Димитрий, за что вы проголосовали на референдуме 16 марта?

– За возвращение домой, в Россию, других вариантов не могло быть. Я всегда чувствовал себя русским, родился и вырос в Крыму, моя семья живёт здесь больше ста лет, и никогда у меня не было сомнений по поводу того, к какому миру я принадлежу. Последние двадцать к этому вопросу лет я относился следующим образом: когда Крым стал Украиной, я с этим фактом смирился, как законопослушный гражданин. У меня был паспорт Украины, и я формально являлся гражданином этого государства, но «по духу» всегда считал, что живу в России и моя Россия – это Крым. На референдуме я просто обозначил галочкой свое мироощущение и миропонимание, и я думаю, что большинство людей в Крыму так чувствуют и понимают…

– Что стало причиной референдума на ваш взгляд?

– Майдан и то безумие, которое он породил, навязывание стереотипов, «ценностей», которые просто неприемлемы ни в Крыму, ни на юго-востоке. Я думаю, что Украину можно было бы сохранить при грамотной национальной политике, если бы дали изначально возможность юго-востоку жить в более тесном сотрудничестве с Россией, а центральной и западной Украине дали бы большую возможность для кооперации с ЕС. Это все можно было бы осуществить в пределах одного государства, но проблем начались тогда, когда стали навязывать стандарты западных областей восточным и южным. Если вспомнить историю, то Украина изначально была разделена на три части – западную – Галичина, центр – Малороссия и юго-восток – Новороссия. Каждой из этих частей присуща своя самобытность, но власти не хотели это учитывать все 23 года. Малороссия – это собственно украинский менталитет, то своеобразие, которое отражено в лучших литературных образцах, Новороссия – это прямо российские приобретения екатерининских и последующих времен, и там, в основном, живёт русскоговорящее население, ну а Галиция – в каком-то смысле это форпост борьбы западного мира с Православием, с Русской культурой. Сейчас это воспаленный нерв Украины, именно там сознательно взращивалось болезненно-обострённое национальное самолюбие. Но это всегда был очень нестабильный регион и в разные времена там преобладали разные настроения. Большинство населения Украины – это вполне адекватные люди, которые любят свой язык и страну, но у которых нет этой безумной ненависти к русским. Мало того, я общаюсь с людьми из Западной Украины, и мне говорят, что даже там не все разделяют бандеровские идеи. К власти в Киеве сейчас пришла прозападная оппозиция, представленная в основном партией Батькивщина. На эту партию, условно говоря, сделаны ставки Западом, потому что украинский национализм, исповедуемый ею, относительно умеренный, но в тоже время достаточно русофобский – это то, что Запад устраивает в плане сдерживания России. Цель этой группы – полная интеграция Украины в западную модель существования. Но главная проблема на Украине сейчас состоит в том, что праворадикальные националисты, совершившие переворот и приведшие к власти нынешнее руководство, ставят перед собой иные задачи. Их цель – это построение унитарного государства с жесткой неонацистской, бандеровской идеологией, максимально независимого от кого бы то ни было, и никакие «европейские ценности» им не нужны. Эта группа, относительно малочисленная, но агрессивная, готова идти на смерть и убийство и решительно настроена навязывать свое мнение большинству. В тоже время существует юго-восток со своим особенным, самобытным мироощущением, с желанием добрососедских отношений с Россией, и сдавать позиции он не намерен. Те законы, которые сейчас принимаются Верховной Радой, во многом в результате влияния праворадикалов – это законы националистические, их никогда не примет ни восток, ни юг. Беда этой власти, которую и властью назвать нельзя, состоит в том, что она не готова прислушиваться к мнению значительной части граждан Украины, не желающих ни кабальных отношений с евроструктурами, ни диктатуры фашиствующих националистов. Нынешняя власть не желает и не умеет договариваться с собственным народом, если мнение этого народа отличается от стандартов майдана. И в этом ещё одна большая проблема, потому что если бы нынешние узурпаторы имели хоть немного благоразумия – можно было бы сохранить целостность страны. Но желание навязать всему народу Украины «галицкий стандарт» – привело к окончательному расколу. Поэтому вина за то, что сейчас произошло, лежит не только на прежней власти, погрязшей в коррупции, но и на нынешних временщиках, одержимой прозападной националистической и русофобской идеей, не способной объединить страну. Украина – прекрасная страна, в которой в большинстве своём живут добрые и мирные люди, но сейчас власть в свои руки взяли люди совершенно безумные, одержимые какими-то больными и неосуществимыми идеями. Новые правители требуют от востока строгого соблюдения законов, которые сами нагло попрали на глазах у всего мира. Кто же станет их слушать?! У людей, поправших закон нет морального права требовать исполнения закона от других. Своими действиями они открыли ящик Пандоры, закрыть который теперь будет непросто. Это возможно только путём возвращения жизни страны в законное, правовое поле. Но когда происходит вооруженное свержение власти – начинают действовать другие, звериные законы выживания, где побеждает сильнейший. Возникает ситуация, когда все борются против всех, отстаивая каждый свою правоту, и о каких-то общих правилах говорить уже трудно. Нужно молиться, чтобы всё закончилось мирно. И хоть по факту мира уже нет – и в Киеве люди погибли, и Харькове, и в Донецке… но нужно хотя бы на этом остановиться. И то, что это безумие анархии и самозванства не может продолжаться долго – это очевидно.

– Как будут развиваться события дальше? Украина перестанет существовать или она все-таки сохранит свою целостность, но уже без Крыма?

– Во-первых, подобные оценки нужно делать осторожно, потому что человек предполагает, а Бог располагает. Крым вернулся в Россию, это факт. Но Украина… Мы все верующие люди и просим у Бога помощи, чтобы эта страна пришла в себя, возвратилась к тем духовным, нравственным основам, на которых стоит, на которых тысячелетие строила свою жизнь – к православной вере, православной традиции, православной культуре. Об этом мы молимся. Украина как государственное образование может сохраниться, но должны произойти очень глубокие перемены. Я верю, что народы Украины, Белоруссии и России будут жить вместе в согласии. То, что происходит сейчас – это если угодно определённое помрачение, одержимость. И мы верим, что это не моет продолжаться долго. Знаете, как говорится в молитве: «яко исчезает дым да исчезнут». Вот именно так всё и будет. Когда? Хочется верить что скоро. Я глубоко убеждён, что, в конце концов, на Украине воцарится тот мир, о котором молятся пред Престолом Божиим преподобные Киево-Печерские отцы, но не тот порядок, о котором мечтают последователи Степана Бандеры или агенты Западного влияния.

– Каким вы видите будущее УПЦ (МП)?

– Все страсти улягутся, и как существует Русская Православная Церковь в пределах России, Украины и Белоруссии, так она и дальше будет существовать. В этом я ни на минуту не сомневаюсь.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий