Старец Порфирий (Баирактарис): Да будут все едино

С читателями «Татьяниного дня» архимандрит Георгий поделился своими воспоминаниями о своем духовном отце старце Порфирии (Баирактарисе).

Встреча со старцем

Старец Порфирий был великим старцем не только для Греции, но и для всего православного мира, и для России. Он всегда говорил, что благодать от Бога он получил через русского подвижника старца Димаса в Кавсокаливах на Афоне. Старец Порфирий пришел туда в возрасте двенадцати лет. И до последних мгновений жизни вспоминал того русского аскета.

– Как Вы познакомились со старцем Порфирием?

–  Это произошло в 1985 году. Уже тогда он был известен в Греции. После первой встречи в моей душе появилось горячее желание встретить его снова и спросить, есть ли воля Божия стать мне монахом. В декабре того же года я вернулся к старцу. Посетителей в тот момент у него не было. Он встретил меня словами: «Я ждал тебя».

Отец Порфирий с духовными чадами

Я спросил о монашестве. «А чем ты занимаешься?», – поинтересовался он. «Несу воинскую службу в Афинах». Он переспросил: «Чем-чем?» Тогда я ответил, что у меня есть большой участок земли, на котором я посадил много оливок и хотел в дальнейшем заниматься земледелием, чтобы быть ближе к Богу. Он описал в деталях мой участок и добавил: «Напротив того склона, где ты посадил оливки, находится монастырь Богородицы. Между монастырем и твоим участком есть река, но вода в ней на зиму пересыхает…» Я в недоумении слушал его, думая, откуда же все это ему известно. Он тотчас ответил на мои мысли: «Откуда я это знаю? С детства я жил с подвижниками на Святой горе Афон. Я и сейчас там» (хотя беседовали мы в Мелеси). Тут я понял, что Господь посреди нас, и Он открыл старцу мою жизнь. Это был потрясающий опыт!

Дальше Геронда сказал, что на вершине участка стоит домишко. Я ответил, что там у нас действительно есть один сарайчик. «На том месте  хорошо бы устроить небольшой монастырь», –  озвучил он мою сокровенную мечту, о которой не знал никто, кроме Господа. Я спросил отца Порфирия: «Геронда, откуда Вы это знаете?» Он ответил: «Я просто это знаю». Так старец Порфирий покорил мое сердце. Он дал мне номер телефона, по которому ему звонили духовные чада. И попросил меня хранить втайне наш разговор и его дар прозорливости: «Поезжай в Трикалу, никому не рассказывай о том, что я сказал тебе, и все так и произойдет».

Келья старца Порфирия в Священном Исихастирии Преображения Господня в Милеси

Мы попрощались. В келью зашли два военнослужащих, с которыми сперва Геронда отказался говорить. Один из них заплакал. Старец увидел его огорчение и пригласил к себе в келью со словами: «Заходи, земляк Феодора» (так меня звали в миру). Тот стал сопротивляться: «Нет, я родился в Сербии». Но Геронда настаивал: «Ты из Трикалы». Тогда юноша вспомнил, что на самом деле его отец был родом из Трикалы! Выйдя из кельи старца, он радостно сообщил мне: «Старец Порфирий сказал, что ты станешь монахом» (а мне на мой вопрос о монашестве Геронда не ответил). В тот миг я ощутил и радость, и огорчение одновременно. Радость от того, что узнал правду, и моя душа упокоилась, и огорчение потому, что не хотелось рвать связи с миром, с семьей, да и вообще со всем, что у меня было.

Вот так мы познакомились со старцем Порфирием. Накануне Пятидесятницы 1999 года он позвал меня к себе, чтобы спросить о моей жизни (в то время я был послушником в Кавсокаливах). Я отвечал ему с вдохновением и уверенностью, что по его молитвам, слава Богу, все хорошо. «Я дам тебе подарочек, – сказал он, –  чтобы тебя благословить, и тогда придет благодать Божия, без которой ничего в духовной жизни не происходит».

Через шесть месяцев в последний вечер перед его кончиной, он позвал меня к себе снова. Я сидел подле той кроватки, на которой он испустил дыхание. Он хотел мне сказать, что на следующий день я закину сеть в море (я нес рыбацкое послушание в Кавсокаливах). «Те рыбы, которые ты поймаешь, отдай в монастырь в Афинах». Дальше он уже не мог говорить, потому что силы его покинули, но он не хотел, чтобы я уходил от него. Я припал головой к его руке, молясь о последних мгновениях его жизни. Не отпуская меня от себя, Геронда хотел передать мне свои благодать и молитву, чтобы я мог с его благословением служить Господу и Церкви.

Могилка старца Порфирия на Святой Горе Афон

Могилка старца Порфирия на Святой Горе Афон

На следующий день 2 декабря 1999 года он ушел из жизни. Но, уходя, оставил мне его молитву, его благословение. Его последними словами были: «Да будут все едино».

 Из духовного наследия старца1

Важно войти в Церковь, соединиться со своими ближними, с радостями и печалями всех людей. Будем воспринимать их как своих родных, молиться о всех, болеть о спасении их и забывать самих себя. Сделаем для них все, как и Христос для нас. В Церкви мы становимся едино с каждым несчастным, страдающим и грешным.

Никто не должен желать спасения лишь себе, без спасения других людей. Это ошибка – молиться о себе, чтобы спастись самому. Мы должны любить других и молиться, чтобы не погиб никто, чтобы все вошли в Церковь. Когда мы отделяем себя, мы – не христиане.

Для людей Божиих расстояний не существует, пускай это будет даже тысячи километров. Как бы далеко ни находились наши ближние, мы должны поддерживать их. Когда нас соединяет Христос, расстояний нет.

***

Чтобы сохранить единство, мы должны слушаться Церкви, ее епископов. Слушаясь Церкви, мы слушаемся Самого Христа. Христос хочет, чтобы мы стали одним стадом с одним пастырем (Ин.10,16). Будем переживать за Церковь, будем сильно любить ее. Не будем терпеть того, чтобы осуждали ее представителей. На Святой Горе я научился православному духу, глубокому, святому, молчаливому, без раздоров, ссор и осуждения. Не будем верить тем, кто осуждает клириков. Даже если своими глазами увидим, что какой-нибудь клирик делает что-либо предосудительное, не будем этому верить, не будет об этом думать и разносить повсюду. То же и в отношении к мирским членам Церкви, к каждому человеку.

Все мы – Церковь. Когда Церковь осуждают за ошибки ее представителей с той целью, чтобы якобы помочь исправлению, то совершают огромную ошибку. Такие люди не любят Церковь. Не любят, конечно, и Христа. Мы тогда любим Церковь, когда своей молитвой объемлем каждый из ее членов, и делаем то, что делает Христос: жертвуем собою, бодрствуем, делаем все, как и Он, Который, будучи злословим, не злословил взаимно; страдая, не угрожал (1 Петр. 2,23).

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий