Век русской Церкви: от гонений до крови до объятий до смерти

«На место совести пришла целесообразность»

— Но ведь отношения церкви и государства начались еще при жизни Христа. Времена были разные – от гонений до крови до объятий до смерти… И никуда им друг от друга не деться: верующий продолжает оставаться гражданином и так или иначе влияет на жизнь своего государства, которое, в свою очередь, неизбежно влияет на жизнь верующего, и нельзя разделить человека на две части внутри него самого. Насколько они могут быть свободными друг от друга? Одним из первых декретов Ленин узаконил отделение церкви от государства13.  Звучит притягательно, но не красивая ли это фраза, не фикция ли?

— Узаконил и тут же приказал расстрелять как можно больше священников и активных верующих. Конечно, фикция. Это понятие не отражает действительность и не может отражать ее. На самом деле это красивый лозунг с неопределённым юридическим содержанием. Да и Ленин тут не изобретатель.

Понятие «отделение церкви от государства», возникло во времена французской революции по очень серьезной причине. Католическая церковь во Франции, лоббировала, пронизывала все области государственной жизни: армию, школу, все министерства, — как мелкими капиллярами пронизывала государственный и общественный организм, связывала свободу и граждан. Выход был один: отделить государство от церкви, — чтобы оно начало жить своей светской жизнью, а не было придатком церкви.

В России было всё наоборот. Государство всегда использовало церковь как идеологию в решении своих политических и социальных задач, оно держало церковь, как шар в своих лапах, церковь была во власти государства полностью. В «Уложении о наказаниях уголовных и исправительных», подписанном Николаем I в 1845 году, была глава «О преступлении против веры и постановлений церкви». Верность Православию поддерживалась полицейскими мерами. Во Франции «отделение церкви от государства» было политическим лозунгом. Ленин использовал его как юридическую формулу, не наделив её юридическим смыслом.

По духу и темпераменту Ленин не был юристом. Он был авантюристом и ввёл в законодательную практику юридически бессодержательный термин, отвечавший его правовому нигилизму. Термин просто констатирует банальный факт: «церковь не является государственной организацией». Он и сейчас не получил законодательного определения и наполняется случайным содержанием в зависимости от меняющихся отношений между церковью и государством. А тогда в понимании Ленина это было: выделить церковь как некую отдельную структуру и потом раздавить государством со всех сторон запретами, требованиями, — выделить и уничтожить. Так он замышлял в 1918 году.

В течение 10 лет Декрет дополнялся толкованиями центральных и местных органов, усугублявшими положение церкви. Толкование термина завершилось Постановлением ВЦИК и Совнаркома в 1929 году. Церковь готовили к физическому уничтожению, и на первом этапе заперли внутри храма. Второй этап не состоялся, осуществить «безбожную пятилетку» помешала война. После войны термин остался прежним, но Сталин дал ему новое толкование, допустив Соборы 1943 и 1945 г, Патриархию и епархии с «Положением об управлении» и прочими «свободами». На новом истолковании того же термина существовала РПЦ при Хрущёве и Брежневе: государственный контроль над системой сохранился в виде «Совета по делам религий».

Термин сохраняется и сегодня, но получает противоположное толкование, поскольку государство использует церковь в своих интересах и надеется на дивиденды. Теперь государство позволяет церкви своими внутренними установлениями нарушать федеральные законы и ограничивать гражданские права верующих. Принцип «отделения от государства» возвращается к средневековой формуле: «Вассал моего вассала – не мой вассал». Гражданам, согласно Конституции РФ, по-прежнему обещана государственная защита. Мы платим налоги и выполняем другие гражданские обязанности. Можно возражать против терминов «рабство» и «крепостное право», понимая их в качестве аналогии. Но факт существенного ограничения гражданских прав священников и прихожан, прямого нарушения Конституции РФ Уставом и практикой РПЦ остаётся бесспорным: беззаконный суд, запрет обращаться в судебные и административные органы государства, ущемление и беззащитность в сфере трудовых отношений.

Скажем, в Устав РПЦ 1988 года, еще довольно приличный, введено правило, которое принципиально и сразу вводит произвол в епархиальную жизнь. В дореволюционной церкви и согласно собору 1918 года (Устав о церковном приходе) Священник мог быть переведен из одного прихода в другой по двум причинам: по церковному суду, если он осужден, или по собственному желанию: пишешь заявление и уходишь, или просишь архиерея перевести на другой приход. В 1988-м был введен новый принцип, не имеющий обоснования в канонических правилах: архиерей имеет право переводить священника «по церковной целесообразности». И таким образом священники сразу оказались закрепощенными: что хочет архиерей, то он с ними и делает.

— Именно 1988-й год можно считать началом архиерейского произвола?

— Скорее, его закреплением. Потому что до этого у архиереев была совесть, а тут с совестью становится все хуже и хуже. На место законов нравственных приходят законы прагматические, на место совести пришла целесообразность. Позиция архиерея становится циничной. В основе церковного устройства веками лежала нравственная идея, а принцип целесообразности разрушает духовную и нравственную жизнь. Его сформулировал архиерей Каиафа: «Лучше нам, если один человек умрёт за людей, а не весь народ погибнет» (Ин. 11, 50). Во исполнение этого принципа предан и распят Христос. В истории он запечатлен формулой «Цель оправдывает средства». Это заблуждение. Осуществляя принцип, средства подменяют собой цель, и она не достигается. Оскудевает любовь. Её место занимает подчинение с одной стороны и господство – с другой.

Безлюбовное единство, именуемое дисциплиной, достигает своего предела в организации ада: там нет ни любви, ни свободы. Лишь безоговорочное подчинение владыке ада – сатане. Очень скоро «церковная целесообразность» стала служить «частным интересам» епископа и превратилась в раковую опухоль, которая пожирает церковный организм: евангельские принципы, этику, совесть и вселенские каноны. В церковном вероучении целесообразность повреждает догматическое свойство соборности. Принцип целесообразности скромно помещен в главе «Приходы», но идея пользы накрыла своей тенью Устав РПЦ. Беда в подмене евангельской этики и канонической верности прагматической пользой, эффективность и успех не могут служить мерой благодатной жизни в Церкви.

— «Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь. …Но Сын Человеческий, пришед, найдет ли веру на земле?» (Лк. 18. 7-8.) Этот евангельский вопрос Спасителя обращен и к нам. Найдет?

— Если говорить о верующих, которые внутри церкви, есть как бы две категории людей. Есть люди, которые ищут сознательной духовной жизни, их интересует и проповедь, и чтение Священного Писания, — т.е. они ищут смысл. Но их очень немного. Основная церковная масса смысла не ищет, вот что важно. Почему у нас на богослужении не нужен современный, понятный русский язык, внятное чтение? Потому что не важно, какой там смысл, главное, чтоб была мелодия. Т. е. церковное богослужение превращается в какой-то музыкальный инструмент, который должен издавать определенные звуки. А какой там смысл – большинство не интересует. Большинство интересуется действиями. Для них молитва – определенная последовательность слов, и если какое-то слово окажется выброшенным или даже неумышленно пропущенным, то молитва может оказаться не действенной. И выходит, что большинство людей имеет суеверное и языческое понимание религиозной жизни.

— Но тогда – опасность раскола на приверженцев формы и сторонников смысла. Потому что Господь все равно будет находить, или, если угодно, творить Себе, как «из камней сих детей Аврааму» (Мф. 3, 9.), людей, жаждущих осмысленного существования в Церкви.

— Да, но так как большинство не за ними, то их будут изгонять, а то и истреблять, — тех, кто ищет сознательной жизни в церкви. Вспомните Великого инквизитора Достоевского, который говорит явившемуся Христу: «Зачем ты пришел нам мешать?»

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий