Христос совершает литургию, а не священник

Митрополит Афанасий Лимассольский

Митрополит Афанасий Лимассольский

Когда священник что-то говорит на Святой Литургии или в Таинствах, то это не просто молитва, которая может сбыться, а может и не сбыться.

Когда священник что-то говорит в Таинствах, через свое Священство, это уже считается совершившимся событием. Например, когда он благословляет воду и она становится святой водой, не существует такой вероятности, что она не станет святой водой.

Когда священник читает молитву над человеком или благословляет его, исключено, что это благословение не станет благословением, независимо от того, кто является священником. Он может быть и самым грешным, окаянным, вором, лжецом, грешником – это не имеет значения.

С того момента как он стал каноничным священником и если Церковь его не извергала из сана, его благословение и Литургия равносильны той Литургии, которую служил бы Сам Христос.

То есть если бы у нас была Литургия, которую служит Сам Христос, и Литургия, которую служит этот священник, то какая из Литургий обладала бы большей силой? Обе одинаково. Потому что Христос совершает всё во всех, а священник является служителем.

Разумеется, недостойный священник сгорает, служа недостойно, ведь Святые Тайны – это пламя, превращающее его в пепел. Но сгорает ли он, превращается ли в пепел – это его дело, мы не можем ни осуждать его, ни выносить ему приговор. Существуют компетентные церковные органы, которые могут исследовать эти вопросы. Нас интересует, каноничен ли священник, не извержен ли из сана, и если это так, то он в силу своего Священства совершает Святые Таинства.

Святитель Иоанн Златоуст говорит, что в его времена некоторые почитали хороших священников. Это делаем и мы, просто так, по-человечески, то есть:

– Пришел такой-то батюшка! О, он святой человек! – и все спешим приложиться к его руке.

Приходит и другой батюшка, который, увы, не святой или мы его не приняли за святого. Ну, ему просто скажем: «Благословите, отче», – если вообще скажем и это. И то, что мы берем у него благословение, – это хорошо, но что оно означает?

Священство – это не вопрос личной святости. Свят он или грешен – это его дело. Ты, когда почитаешь святого священника, почитаешь не Священство, а святость. А когда почитаешь какого бы то ни было священника, ты в лице священника почитаешь Священство, а почитая Священство, почитаешь Христа, являющегося источником Священства и Великим Первосвященником Церкви.

Поэтому и в одной из молитв на Святой Литургии говорится: «Потому что Ты – Приносящий и Приносимый, Приемлющий и Раздаваемый, Христе Боже наш».

Это Христос совершает Литургию, а не священник, Он Тот, Кто и приносит дар, и приносит Себя, Он и дар, и Податель дара, Он совершает всё во всех.

Священство мы чтим, чтим благодать Святого Духа, действующего через священника. Поэтому горе было бы нам, если бы Церковь зиждилась на субъективной святости, то есть если бы было так, что если священник свят, значит, и Литургия правильная, а если священник грешен, тогда она недействительна. Такого нет. Таким образом, когда священник совершает Таинства, всё Божие благословение и благодать передаются через Священство человеку.

Скажете мне: «Почему благословение одних священников имеет силу, а других нет?» Это не зависит от священника, это происходит из-за того, что мы не принимаем его с верой, потому что мы люди и у нас есть свои человеческие немощи. У нас оказывается больше веры, когда мы принимаем благословение от святого священника, потому что мы заранее настраиваем себя своей верой и говорим: «Он святой, хороший», – и т.д. и так благодаря вере предрасполагаем себя к нему.

Надо ходить на Литургию, даже если мы стоим так, как пни. Кто-нибудь скажет: «Я не такой, как надо, ничего в этом не понимаю, у меня там ум не сосредотачивается».

А ты иди, какой бы ни был. Один старец говорит: «Когда заходишь в магазин благовоний, то, сам того не желая, выходишь, и одежда твоя благоухает, даже если не купишь ничего». Так происходит, говорит, и когда ходишь на Литургию.

Может, ты и не смог совершить ничего духовного, но даже одно то, что ты пошел, что постоял там как пень, – это уже что-то. Так что скажи себе: «Пойду такой, какой есть, – бревно необтесанное. Ведь Бог и необтесанное бревно умеет отполировать». А если не пойдешь потому, мол, что «я не могу, не сосредотачиваюсь», тогда всё пойдет хуже и хуже, и ты уже никогда не исправишься.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий