Богослужебно-канонические реформы в Финляндской Православной Церкви

Церковь Александра Невского (Тампере)

Финляндская Православная Церковь (ФПЦ, Suomen Ortodoksinen Kirkko) (другое название – Финляндская Православная Архиепископия (Suomen Ortodoksinen Arkkipiispakunta)) – автономная (от греч. – «независимая») церковь при Константинопольском, или Вселенском, Патриархате.

На протяжении своей истории Финляндская Православная Церковь следовала сначала националистическим, а после войны – космополитическим либеральным установкам правительства и настроениям общества.

В настоящее время ФПЦ находится в юрисдикции Константинопольского Патриархата. В 20-е гг. XX в. Константинопольский Патриархат воспользовался послереволюционными гонениями на Русскую Церковь в СССР, поддержал обновленцев и произвел раскол, отторгнув ФПЦ от Русской Церкви, несмотря на протесты св. Патриарха Тихона и русских архиереев за границей.

* * *
Православные приходы в Финляндии, относительно их богослужебных традиций, исторически можно разделить на три группы:

1. Карельские сельские приходы, имеющие особенности богослужебной жизни, сохранившиеся еще с начала XIX в. Для них было характерно отсутствие вечерних богослужений и широкое использование финского языка. Данные приходы наиболее активно участвовали в практике изменения русских богослужебных традиций. Антоний (Вадковский) в свою бытность архиепископом Финляндским сообщал, что в этих приходах видна «недостаточная преданность Церкви, а прихожане в большинстве только по имени православные, а по жизни и по духу очень мало отличались от лютеран».

2. Городские приходы, опирающиеся на богослужебную практику Выборгского Спасо-Преображенского собора (Гельсингфорс, Турку, Хамина, Кякисалми, Сортавала и др.). Здесь богослужебная жизнь преимущественно была максимально приближена к богослужениям столичных петербургских храмов и отличалась торжественностью и традиционностью. Протопресвитер Александр Шмеман, участвуя в богослужениях в Успенском соборе г. Хельсинки, писал: «В шесть часов – всенощная в Успенском соборе, поразившая меня своим имперским великолепием: хором, облачениями и т.д. Но после подлинности служб в Куопио все это кажется уже искусственно сохраняемым, музейным, неоправданным».

3. Приходы, придерживающиеся традиций Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. Влияние монастырских богослужебных традиций отчасти испытывали и окрестные карельские приходы. В основном это заключалось в наибольшей консервативности в вопросе об изменении богослужебных практик: отсутствие чинопоследований пассии, Чина Воздвижения Креста, Чина погребения Божией Матери. Уникальная традиция использования цветовой гаммы облачений и практика крестных ходов.

Предстоятель Православной Церкви в Финляндии с 1924 по 1960 гг. – архиепископ Герман (Аав) – не был сторонником унификации богослужебных традиций в Финляндской Православной Церкви, чего нельзя сказать о его преемнике архиепископе Павле (Ольмари), порой жестко требовавшем введения своих обновленческих литургических идей (т.н. «литургия архиепископа Павла», содержащая элементы греческого богослужения – «длинный вход» на Херувимской песни, служения с отверстыми Царскими Вратами, чтение вслух тайных молитв и т.д.). Вышеперечисленное разделение приходов согласно богослужебным традициям сохраняется в Финляндской Церкви и сейчас благодаря митрополиту Иоанну (Ринне), отказавшемуся от идеи архиепископа Павла ввести богослужебное единообразие.

Отметим, что будущий Архиепископ Финляндский Герман (Аав) был посвящен в епископский сан в 1923 году Константинопольским патриархом Мелетием IV без всякого пострижения в монашество и даже в рясофор. По словам Митрополита Антония (Храповицкого), «этот сомнительный епископ Герман, в мирском одеянии, подбритый и подстриженный, расхаживает по улицам города на соблазн православным и для злорадства иноверцев».

В статье «Православной энциклопедии», посвященной архиепископу Герману (Ааву), можно прочитать: «На проводившихся с 1926 г. по инициативе Германа съездах духовенства принимались решения по переводу надписей на иконах с церковнославянского на финский язык; изменению внешнего вида облачений священнослужителей по греко-католическим образцам; отмене обязательного ношения священниками рясы и восьмиконечного «русского» креста, вместо которого был введен четырехконечный крест, крепившийся на цепочке, составленной из соединенных между собой свастик; духовенству дозволялось остригать волосы и брить бороды, женатым клирикам разрешалось ношение обручальных колец на левой руке; при строительстве православных храмов предписывалось брать за образцы лютеранские кирхи или придерживаться византийского стиля и др.».

Подтверждением данных утверждений служит заявление архиепископа Германа от 1928 г.: «Моей главной целью является постепенное национализирование Финляндской Церкви, которое в первую очередь должно выразиться во введении финского языка на богослужениях и перемене славянских надписей на иконах на финские. Далее я проектирую ввести в обиход новые облачения. Они будут узки, сделаны из мягкой материи. Украшения на них будут бело-синие (цвет финляндского государственного флага), а в Карелии – черно-красные. Уже в настоящее время наши церкви постепенно перекрашиваются в бело-синий цвет. Что же касается постройки новых, то они более не будут иметь русского стиля. Последний будет или северный, или византийский. Точно так же наши священники впредь не будут носить русского двойного креста. Звенья цепочки будут иметь форму свастики».

 

На протяжение всего периода управления ФПЦ Архиепископ Герман (Аав) проводил активную политику экуменизма и финизации, устраняя всё русское из жизни церковной структуры.

В 1950 г. архиепископ Герман сделал запрос в Константинополь о присылке ему греческих богослужебных книг и чинопоследований, а также просил прислать ему фасон восточной рясы, «чтобы узаконить ее как официальную одежду священного клира Финляндской Православной Церкви». Как отмечал журнал Константинопольской Патриархии «Ортодоксия», на данную просьбу Преосвященного Финляндского «было решено послать надлежащий ответ и выслать ему все, что он просил».

В первой половине 20-х годов меняется и внешний вид большинства православных священнослужителей Финляндии: многие из них начинают коротко подстригать или вовсе сбривать бороды. Возможно, это было связано с желанием не выделяться в обществе.

Приведем отрывок из письма валаамского иеросхимонаха Михаила (Попова) архиепископу Рижскому Иоанну (Поммеру), из которого явствует, что на собраниях духовенства Финляндской Православной Церкви в 20-е гг. XX века высказывались следующие предложения, касающиеся изменения богослужебно-приходской жизни:

– сокращение постов,

– изменение вечерних богослужений (замена канона на пение духовных кантов, а вместо шестопсалмия и кафизм на утрени произносить проповедь),

– изменения при совершении Божественной Литургии (убрать ектению об оглашенных и часы, тайные молитвы читать вслух),
– разрешить совершение венчаний на дому и во всякое время, за исключением первой и Страстной седмиц Великого Поста,
– упразднить ношение рясы, заменив ее на kaftaani – сюртук лютеранских пасторов,
– духовенству разрешить стричься, бриться и посещать общественные и увеселительные заведения,
– Пасхальное богослужение совершать только утром,
– в храмах установить скамьи и иконы повесить на такой высоте, чтобы не было возможности к ним прикладываться.
Однако данные предложения не были введены как обязательные для всех приходов Финляндской Православной Церкви.
* * *
Следует особенно остановиться на вопросе церковного календаря в ФПЦ.

Под влиянием обновленческих реформ Константинопольского Патриарха Мелетия Метаксакиса и под давлением финского правительства, ФПЦ, возглавляемая Германом Аавом, проводит целый ряд преобразований в духе модернизма и экуменизма. ФПЦ принимает новый календарный стиль, и – единственная из Православных Церквей – западную Пасхалию. В 1924 г. Герман Аав впервые совершил пасхальные богослужения по западному календарю в нарушение канонов Вселенских Соборов о правилах празднования Пасхи.

Вопрос о календарном стиле наряду с проблемой автокефалии был еще одним камнем преткновения в отношениях между сторонниками «финского» и «русского» направлений внутри Финляндской Церкви. Григорианский календарь использовался в гражданской жизни в Финляндии еще в великокняжеский период. После провозглашения страной независимости сторонники преобразований и реформ внутри Финляндской Церкви попытались ввести новый календарный стиль и в церковную жизнь. Как отмечалось в письме валаамских иноков, Патриарх Тихон еще в 1917 г. предоставил право предстоятелю ФПЦ архиепископу Серафиму (Лукьянову) «разрешать духовенству тех приходов, где это окажется неизбежным, совершать в праздничные дни положенное по уставу праздничное богослужение по новому стилю»; о Пасхе речь, однако, не шла. Таких приходов, по утверждению авторов письма, оказалось около 5. Однако вопреки данному разрешению в них стали праздновать по новому стилю не только «неподвижные» праздники, но и «подвижные», в том числе и Пасху.

В октябре 1921 г. церковный Собор в Сортавале принял решение о переходе Финляндской Православной Церкви на григорианский календарь и об обращении к Патриарху Тихону с просьбой дать на это свое благословение. Патриарх в ответном послании отказался благословить переход на новый стиль, сославшись на то, что этот вопрос он не может решать единолично и что подобное решение является прерогативой всей Вселенской Церкви. По решению Церковного управления меморандум Патриарха не был опубликован в Финляндии, но его копии появились в приходах и вызвали у части православных недовольство реформаторскими мероприятиями.

Архиепископ Серафим (Лукьянов) поначалу поддержал принятие григорианского календаря, однако, ознакомившись с ответом Патриарха Тихона, он счел себя обязанным подчиниться его предписанию и принять меры к возвращению старого стиля. Министерство церковных дел и просвещения в письме архиепископу Серафиму от 31 декабря 1921 г. предостерегло его, однако, от каких-либо насильственных мер против сторонников нового стиля. На церковном Соборе 1922 г. архиепископ Серафим предложил отмечать праздники и по юлианскому, и по григорианскому календарям в зависимости от предпочтений конкретного прихода. Собор тем не менее принял решение сохранить новый стиль. Архиерей отказался утвердить это решение. 10 июля 1923 г. Серафим получил послание от Константинопольского Патриарха Мелетия IV Метаксакиса, который сообщал о решении, принятом на недавно проведенном совещании («Всеправославном конгрессе») православных Церквей, о введении нового стиля во всех православных государствах (см. http://www.blagogon.ru/digest/419/): «Вам придется, без сомнения, незамедлительно распространить действие нового стиля на все приходы архиепископии, ибо со стороны православных Церквей решено окончательно принять оный к употреблению и в церковном отношении с начала будущего октября месяца», – писал Вселенский Патриарх Мелетий.

Конфликт архиепископа Серафима со сторонниками преобразований внутри Финляндской Православной Церкви закончился вмешательством светской власти. Указом президента Финляндии К. Й. Стольберга от 29 декабря 1923 г. архиепископ Серафим был отстранен от управления Финляндской Церковью и отправлен в Коневский монастырь. Должность архиепископа Финляндского была временно упразднена. В 1925 г. архиепископом Карельским и всея Финляндии был избран вышеупоминавшийся Герман (Аав).

Валаамский монастырь в начале 1920-х гг. был вовлечен в затяжной конфликт по поводу перехода Финляндской Церкви на григорианский календарь. Поначалу, как только новый календарь был принят, финляндские монастыри подчинились указаниям церковного руководства. Однако после отказа Патриарха Тихона благословить нововведение Валаамский, Коневский и Линтульский монастыри обратились в Церковное управление с просьбой сохранить для них юлианский календарь. В борьбе вокруг календарного стиля сыграла свою роль позиция, которую занял глава РПЦЗ митрополит Антоний (Храповицкий), который имел давние связи с Валаамской обителью. Поначалу митрополит Антоний советовал валаамским монахам не противиться введению нового стиля. В письме на Валаам от 14 ноября 1921 г. он, в частности, писал: «Что касается до нового стиля, то хотя и грустно праздновать Рождество Христово и Пасху не вместе со всею Христовою Церковью, но пока сношений с Россией нет, еще грустнее было бы для Валаамской обители праздновать не вместе с православною финляндскою паствою, и когда уже последняя перешла на новый стиль, то оставаться на старом не пристало и для Вашей святой обители». Однако позднее тональность писем митрополита резко изменилась: он стал призывать сторонников старого стиля твердо стоять на своем. Его призывы оказывали влияние на «старостильников». Их упорство не было поколеблено даже после того, как стало известно о том, что т.н. «Всеправославный конгресс» представителей православных Церквей летом 1923 г. принял решение о канонической допустимости нового календарного стиля и что Патриарх Тихон дал на это свое благословение.

Волнения в монастыре усилились накануне Пасхи 1924 г., когда монахи стали добиваться разрешения церковных властей праздновать ее по старому стилю. Монастырь вступил в конфронтацию с Церковным управлением и епископом Германом (Аавом). Последний обратился в Константинопольскую Патриархию с запросом о праздновании Пасхи в 1925 г. и получил указание праздновать по новому стилю. В 1925 г. епископ созвал Поместный собор Финляндской Церкви, на котором большинством голосов было принято решение «вопрос о стиле… считать навсегда поконченным и больше не принимать его на рассмотрение». Представители монастырей, однако, объявили это решение неканоническим и заявили, что не будут ему подчиняться.

Антиправославная деятельность новостильника Германа (Аава) в Валаамском монастыре в 20-е годы – осуждение, запугивание, насильственное выселение из обители православных подвижников, сохранявших верность церковному календарю, а тем самым Апостольскому учению и Священному Преданию Христовой Церкви, подробно описана в журнале «Русский паломник»: «1924, 25 июня... Сегодня встречали Епископа Карельского (Германа)... Вид у него странный, без волос (стриженый и бритый как пастор протестантский), и на левой руке носит два обручальных кольца... Некоторые наши отцы и миряне не подходили под благословение, считая его за неправильно поставленного...» (1992. № 6. С. 100).

Конфликт между Валаамским монастырем и Церковным управлением пытался разрешить бывший Финляндский архиепископ митрополит Сергий (Страгородский). В послании члену управления С. Солнцеву он недоумевал, почему новая церковная власть не может проявить снисхождение по отношению к валаамским монахам, желающим отмечать церковные праздники по старому стилю. Монастырю в то же время Сергий советовал не прерывать отношения с «новостильниками» и «каноническим и законным» епископом Германом. Монастырское руководство также спрашивало совета у митрополита Евлогия (Георгиевского), с благословения которого епископ Вениамин (Федченков) советовал монахам согласиться на новый стиль.

Часть монастырской братии согласилась подчиниться указаниям церковного руководства, однако некоторые продолжали упорствовать.

Кампания неповиновения продолжалась в Валаамском монастыре и далее. В декабре 1925 г. в финляндское Церковное управление поступило послание Вселенского Патриарха, в котором содержалось предписание отмечать Пасху 1926 г. всем без исключения по григорианскому календарю. Часть братии, однако, вновь отнеслась к этому негативно. Игумен Павлин, который ранее пытался преодолеть монастырскую оппозицию, на этот раз отказался от борьбы. После прочтения послания Вселенского Патриарха о праздновании Пасхи на собрании в монастыре он сказал, что выполнение им данного распоряжения может вызвать новый раздор среди братии: «Ввиду этого нравственный долг побуждает меня для внутреннего мира нашей обители праздновать Пасху по старому стилю, что и будет исполнено. Хотя возможно, что за это меня церковная власть привлечет к ответственности».

Для преодоления «смуты» в Валаамском монастыре Церковное управление и поддерживавшие его светские власти прибегли к решительным действиям. Дело 137 монашествующих было передано на рассмотрение управления. 40 человек были сосланы в дальние скиты. 43 монаха, 12 из которых имели финляндское гражданство, были привлечены к церковному суду. Суд вынес решение о выселении с Валаама 31 монаха (еще один сам изъявил желание покинуть обитель) и высылке их в Сербию или Россию (по сведениям полиции, валаамские и коневские монахи, собиравшиеся выехать в Сербию, среди которых были и такие, кто не принимал участия в кампании протеста, намеревались основать там собственный монастырь). Лишь после этих репрессивных мер большинство оставшихся насельников Валаамского монастыря согласились принять григорианский календарь.

Конфликты, связанные с переходом на новый стиль, имели место не только на Валааме. Так, в сводке сыскной полиции сообщалось о неофициальном собрании 15 февраля 1925 г. членов хельсинкского православного прихода, на котором критиковалась политика епископа Германа и Церковного управления в области календаря. После этого священник Васильев отказался совершать пасхальные службы по новому стилю. 120 голосами против 80 был поддержан старый стиль. 7 декабря 1925 г. протоиерей Григорий Светловский был по распоряжению выборгского губернатора выселен из Терийоки в Выборг за пасхальное богослужение в 1925 г. по старому стилю. В Коневском монастыре в начале 1926 г. против распоряжения Вселенского Патриарха о праздновании Пасхи по новому стилю выступил игумен Амфилохий, поддержанный частью монастырского руководства и братии. Церковное управление под председательством епископа Германа Аава 8 февраля 1926 г. приняло решение отрешить от должности Амфилохия и четверых членов монастырского правления. Дело игумена Амфилохия и еще 10 человек (6 иеромонахов, 3 иеродиаконов и 1 монаха) рассматривалось в июле того же года в церковном суде. За отказ признать новый стиль и подчиниться указаниям архиепископа Германа суд вынес решение подвергнуть указанных лиц наказаниям.

Итак, с 1920-х гг. финляндские православные приходы фактически разделились на финско-карельские, где богослужение совершалось на финском языке и церковные праздники отмечались по григорианскому календарю, и русские, где использовались церковнославянский и русский языки и частично сохранялся юлианский календарь.

Хотя официальный переход ФПЦ на новый стиль произошел еще в 1924 году, каждый приход имел право сам определять, какому стилю следовать. Об этом свидетельствуют, например, дебаты на VI Церковном Соборе в 1955 г., вызванные предложением Церковного Управления о праздновании по новому стилю праздников Благовещения Пресвятой Богородицы и Рождества Иоанна Крестителя. Спор пришлось решать голосованием: 17 делегатов выступило за сохранение старого стиля, а 13 поддержало инициативу Управления.

В настоящее время все приходы и монастыри ФПЦ совершают богослужения по новому стилю, т.е. придерживаются григорианского календаря и новой пасхалии. Как объясняют в ФПЦ, Православная церковь Финляндии празднует Пасху и переходящие праздники вместе с Лютеранской церковью «ради того, чтобы не вносить духовный и культурный диссонанс в общество и в семьи». Однако такое решение приводит к вопиющему нарушению церковных канонов, ибо 7-е Апостольское правило не разрешает праздновать святую Пасху ранее иудейской Пасхи и в один день с иудеями: «Если кто, епископ, или пресвитер, или диакон святой день Пасхи прежде весеннего равноденствия с иудеями праздновать будет: да будет извержен от священного чина».

Сюда же относится и 1-е правило Антиохийского Собора, которое гласит: «Все дерзающие нарушати определение святого и великого Собора, в Никее бывшего, в присутствии благочестивейшего и боголюбезнейшего царя Константина, о святом празднике спасительныя Пасхи, да будут отлучены от общения и отвержены от Церкви, аще продолжат любопрительно восставати противу доброго установления. И сие речено о мирянах. Аще же кто из предстоятелей Церкви епископ, или пресвитер, или диакон, после сего определения дерзнет к развращению людей, и к возмущению Церквей, особитися, и со иудеями совершати Пасху, такового святый Собор отныне уже осуждает быти чуждым Церкви яко соделавшегося не токмо виною греха для самого себя, но и виною расстройства и развращения многих. И не токмо таковых Собор отрешает от священнослужения, но и всех дерзающих быти в общении с ними, по их извержении из священства. Изверженные же лишаются и внешния чести, каковые были они причастны по святому правилу и Божию священству».

Приведенное правило Антиохийского Собора для нас тем в особенности знаменательно, что оно не только запрещает праздновать Пасху с иудеями, но указывает, что такое же запрещение было вынесено и определением I Вселенского Собора.

Также следует учитывать, что новый стиль и новая пасхалия заставляют идти против Святого Евангелия нарушением хода евангельской истории. Из Евангелия видно, что Христианская Пасха совершалась после иудейской. Но у ФПЦ, в силу новой пасхалии, не только бывают годы, когда Пасха совпадает с иудейской, но когда она совершается до Пасхи иудейской.

Новая пасхалия, которой придерживается из всех поместных Православный Церквей только Финляндская, приводит Православную Церковь в Финляндии к нарушению этих правил, т.к. при этом Пасха часто празднуется прежде иудеев.

Напомним, что по старому, юлианскому календарю в настоящее время живут Иерусалимская, Русская, Сербская и Грузинская Церкви, а с 2015 года и Польская Православная Церковь.

Источник: Благодатный Огонь

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий