О духовной и канонической ответственности рясофорных иноков

Монах Диодор (Ларионов)

Постриг в монашество

Вопрос о рясофорном иночестве волнует очень многих, поскольку напрямую касается не только канонического статуса рясофорных иноков, но так же их внутреннего самосознания и понимания своей идентичности. О том, какое место занимает степень рясофора в монашеской традиции, об акривии и икономии применительно к монашескому  и рясофорному постригам доклад иеромонаха Диодора (Ларионова), подготовленный к предстоящей богословской научно-практической конференции «Монастыри и монашество: традиции и современность».

Не имея возможности в настоящий момент составить полноценное исследование по проблеме рясофорного иночества и его канонического статуса, предлагаю некоторые замечания о духовной и канонической ответственности рясофорных иноков. На мой взгляд, данные замечания уместны в рамках начавшегося обсуждения духовных и канонических проблем, связанных с монашеским статусом, поэтому и вопрос о рясофоре заслуживает внимания как частный случай, поскольку речь, по сути дела, сводится к рассмотрению пункта IV.b проекта «Положения о монастырях и монашестве», в котором сказано:

«Иночество (рясофорное послушничество, рясофор). Если это предусматривает внутренний устав монастыря, по благословению епархиального архиерея и при добровольном письменном согласии послушника может быть совершен особый чин облачения последнего в рясу и клобук с возможным изменением имени. Оставление монастыря рясофорными иноками является каноническим преступлением и наказывается епитимией, определяемой епархиальным архиереем по представлению игумена».

В дискуссии по этому вопросу были предложены различные точки зрения: с одной стороны, многократно высказывалось пожелание различать «рясофорное послушничество» и «рясофорное иночество», со ссылкой на традицию, согласно которой рясофорное иночество есть первая ступень «единого монашеского пострига» (и здесь под рясофорным иночеством понимается приобретение канонического монашеского статуса), с другой стороны, отмечалось, что рясофорное иночество, то есть постриг по «Последованию одеяния рясы и камилавки», в который вкладывается смысл первой ступени монашества, — явление довольно новое, которое не предусматривалось канонами, а потому облачение в рясофор и не влечёт никакой канонической ответственности. В связи с тем, что вопрос о рясофорном иночестве волнует очень многих, поскольку напрямую касается не только канонического статуса рясофорных иноков, но и в определённой мере их внутреннего самосознания, понимания своей идентичности, существует настоятельная необходимость проанализировать имеющиеся канонические и святоотеческие свидетельства, а также свидетельства, содержащиеся в литургических памятниках, на основании которых можно было бы сделать вывод о том, какое место занимает степень рясофора в монашеской традиции. Дополнительно, на мой взгляд, важно определить, в каком смысле говорится об акривии и икономии применительно к монашескому постригу и рясофорному постригу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий