«Огласительные поучения» святителя Амвросия Медиоланского

Евхаристия — небесный пир

Отрывочные свидетельства огласительных поучений о внешней обрядовой стороне евхаристии восполняются богатством богословского учения об этом таинстве. Здесь святитель Амвросий также использует ветхозаветные образы для доказательства того, что «таинства Церкви древнее [обрядов] синагоги и превосходят манну» (De myst. 44). Прообразами евхаристии были хлеб и вино, предложенные Мелхиседеком Аврааму (ср.: Быт. 14, 14–18). Сам же Мелхиседек, без отца, без матери, без родства, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни (ср.: Евр. 7, 3) является образом Христа (De sacr. IV, 10–12; V, 1; De myst. 45, 46). Манна в пустыне, хлеб ангельский (ср.: Пс. 77, 25), который одождил Господь с неба (ср.: Исх. 16, 4. 13–15), всего лишь тень евхаристии. Манна была подвержена тлению, и все, кто ел ее в пустыне, умерли (ср.: Ин. 6, 49) (De sacr. IV, 24; De myst. 47, 48). Но евхаристия — таинство «с неба», ее установитель — Христос (De sacr. IV, 13). Евхаристия именуется у святителя «небесным таинством», «таинством святого алтаря», «Хлебом насущным и ежедневным», «небесным пиром», «Божественным даром», «Хлебом жизни, сошедшим с неба», «таинством плоти Христовой», «Телом Христовым», «укреплением души», «духовной пищей», которой Христос питает Свою Церковь (De sacr. IV, 13; V, 1, 24; VI, 24; De myst. 43, 47, 53, 55, 58). Однако внешний вид святых таин может вызвать удивление, ведь «это только пища, притом обычная и хорошо знакомая» (De sacr. IV, 7, 8). В ответ на недоумение Амвросий излагает свое учение о евхаристии.

На алтарь полагается хлеб и поставляется чаша с вином и водой (De sacr. V, 2). Эти обычные вещества являются таковыми до сакраментальных слов, но, как только приблизится время совершения святого таинства и освящения, священник произносит не свои слова, но слова Христовы, которые и совершают таинство (De sacr. IV, 14). В подтверждение святитель Амвросий цитирует фрагмент евхаристической молитвы, который является самым ранним свидетельством текста анафоры римского обряда (De sacr. IV, 21, 22, 26, 27). До слов Христовых на алтаре — хлеб и вино, но после них — это Тело Христово и Кровь Его, искупившая людей. «Следовательно, слово Христово совершает это таинство», заключает святитель (De sacr. IV, 23). Примеры из Библии доказывают утверждение святителя. Небо, земля, моря и всё существующее произошло словом Господним: Он сказал — и они явились; Он повелел — и они создались (Пс. 32, 9; 148, 5). Слово Христово настолько действенно и заключает столь великую силу, что производит то, чего прежде не существовало. Тем более оно может изменить существующее в то, чем оно не было прежде. Слово Христово может изменять и изменяет, когда хочет, естественный порядок. Рождение Христа от Девы произошло вопреки установлениям и порядку естества. Жезл Моисея превращался в змея и разделял морские воды вопреки закону природы. Воды египетских рек и горький источник Мерры под действием благодати изменили свое природное свойство. Вопреки свойству железа всплыл топор, когда пророк Елисей бросил в воду топорище (De sacr. IV, 15–18; De myst. 51). Эти примеры показывают, что сила благодати превосходит природу и даже изменяет ее. И если столь велики были действия пророческого слова, то что сказать о слове Творца? «Если слово Илии имело такую большую силу, что низводило огонь с неба, то неужели слово Христа не будет иметь силы, чтобы изменить природу стихий? Ведь создать новую природу вещей — это не меньше, чем изменить ее» (De myst. 52). Наконец, Сам Господь засвидетельствовал, что мы принимаем Его Тело и Кровь. Неужели мы можем сомневаться в истинности Его слов? (De sacr. IV, 23). Поэтому мы, когда подходим для принятия святых таин к священнику, на его слова: «Тело Христово», отвечаем: «Аминь», что значит «истинно» (De sacr. IV, 25; De myst. 54). Амвросий отвечает также на вопрос, почему после освящения мы видим не плоть и кровь, но всё те же хлеб и вино. (De sacr. VI, 2). Слово Христово, учит святитель, изменяет и прелагает естественные законы. До произнесения слов Христа приношение на алтаре называется «хлебом и вином», но, когда они будут произнесены, приношение именуется «Телом и Кровью Христа». Когда ученики услышали слова Христа о том, что Он даст есть Свое Тело и пить Свою Кровь, многие не стерпели этого и отошли от Него (ср.: Ин. 6, 61–68). У них был страх перед настоящей кровью. Поэтому, чтобы не было ужаса и отвращения при виде настоящей окровавленной плоти и чтобы «благодать искупления была сохранена», а «цена искупления не стала бы напрасной», мы принимаем таинство «в подобии». По снисхождению Божию мы принимаем Тело и Кровь Христовы в том «виде» или «образе», в котором мы можем их воспринимать. При этом мы «обретаем благодать и силу истинной природы» (De sacr. IV, 20; VI, 2–3). Кроме того, Тело Христово не телесная пища, но духовная. Это — Тело Бога, а у Бога Тело духовное (De myst. 58). Как Господь Иисус причастен и Божеству и телесности, так и мы, принимая плоть Его, посредством видимой пищи причащаемся Его невидимой Божественной сущности (De sacr. VI, 4). Таким образом, на алтаре пребывает истинная плоть Христа, которая была рождена от Девы, была распята и погребена (De myst. 53). Плодами вкушения таковой пищи являются «оставление грехов», «духовная радость», «напоение Духом Святым», «укрепление и веселие сердца», «вечная жизнь и нетление» (De sacr. IV, 24, 28; V, 8, 17; De myst. 47, 48, 58). Для выражения духовного подъема от плодов таинства святитель Амвросий использует поэтические образы Псалтири и Песни песней, которые становятся у него настоящим гимном евхаристии (De sacr. V, 5–17; De myst. 43, 55–58). Он призывает своих слушателей принимать с благоговением «Хлеб насущный» ежедневно. Ведь тот, у кого есть рана, ищет лекарство. Наша рана — подверженность греху, а лекарство — «небесное и святое таинство» евхаристии. «Я, согрешающий непрестанно, должен постоянно иметь лекарство» (De sacr. IV, 28; V, 25; VI, 24).

Молитва Господня

Святитель завершает огласительные поучения толкованием молитвы Господней и наставлением о том, как следует правильно молиться. Освободившись от рабства греху через рождение в купели крещения, новокрещеный становится сыном Бога по благодати и получает право называть Бога Отцом (De sacr. VI, 19). Объясняя вкратце все прошения молитвы Господней, святитель Амвросий более подробно останавливается на прошении о «хлебе насущном». Призывая слушателей принимать хлеб жизни ежедневно, он восклицает: «Живи так, чтобы ты был достоин принимать его каждый день!» (De sacr. VI, 24–26) В учении о молитве Амвросий говорит о том, где и с каким душевным настроением следует творить молитву, что недопустимо при молитве. Он учит, из каких частей должна состоять молитва, с чего следует ее начинать, как должно излагать Богу свое прошение и чем должна молитва оканчиваться. Образцом для личной молитвы должна служить молитва Господня и псалмы пророка Давида (De sacr. V, 18–29; VI, 11–25).

В своих огласительных поучениях святитель Амвросий предстает перед нами не только как мудрый пастырь, тонкий психолог и знаток духовной жизни, но и как глубокий богослов и искусный толкователь Священного Писания. Его огласительные поучения являются ценнейшим источником практически для всех богословских дисциплин и заслуживают самого серьезного внимания и глубокого изучения.

Примечания:

Botte B. Ambroise de Milan. Des sacraments. Des mysterès. Explication du Symbole. Introduction // Sources chrétiennes. Vol. 25 bis. Paris, 1961. P. 7–45; Gładyszewski L. Św. Ambroży z Mediolanu. Wyjaśnienie Symbolu. O tajemnicach. O sakramentach. Wstęp // Źródła myśli teologicznej. Kraków, 2004. S. 5–44.
Ambros. Mediol. Ep. XX, 4, 6 // PL. 16. Col. 995.
Botte B. Notes critiques // Sources chrétiennes. № 25 bis. Paris, 1961. P. 198.
4 Ks. Stanisław Czerwik. Św. Ambroży — Mistagog starożytnego Kościoła — O misterium i mistagogii // http://www.kkbids.episkopat.pl/uploaded/a16/SW.AMBROZY.pdf.
Ambros. Mediol. De off. ministr. I, 4 // PL. 16. Col. 25.
Botte B. Introduction // Sources chrétiennes. № 25 bis. Paris, 1961. P. 33.
Кунцлер М. Литургия Церкви. M., 2001. Т. II. C. 185.

8 Неоднократное упоминание о Кресте Господнем как необходимом условии освящения воды позволяет предположить, что при водоосвящении совершалось крестное знамение (De sacr. II, 6, 13; De myst. 10, 11, 14, 20, 28).

Сокращения:

Амвросий Медиоланский (Ambros. Mediol.):
De myst. — De mysteriis
De off. ministr. — De officiis ministrorum
De sacr. — De sacramentis
Ep. — Epistolae
Expl. Symb. — Explanatio Symboli
LXX — перевод семидесяти (Септуагинта).
PL — Patrologiae cursus completus. Ser. Latina / Ed. J.P. Migne.

Источник

 

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий