Праздник омовения ног на острове Патмос

Омовение ног ученикам. мозаика нартекса кафоликона, православный монастырь в Греции Осиос Лукас

На Патмосе, святом острове Божественных Откровений, вот уже четыреста лет существует традиция каждый год, в Великий Четверг, проводить реконструкцию Тайной Вечери. Эту традицию не смогли угасить ни время, ни многолетнее турецкое, итальянское и немецкое владычество. Это самое прочное звено в цепи единства христианского населения нашего святого острова – самого северного из островов Додеканесского архипелага, ярким маяком и грандиозным духовным акрополем которого он остается по прошествии стольких лет.

Остров Патмос

Это театрализованное представление является обрядом – одновременно величественным, религиозным и живописным. По сей день, согласно традиции, действие этой реконструкции происходит в древних городах Иерусалиме и Антиохии. Это одно из самых важных событий святых дней Страстной недели не только для Патмоса, но и для близлежащих островов – Самоса, Икарии, Лероса, Калимноса, а некогда – и для прибрежных городов Малой Азии.

Во времена итальянской оккупации существенно сократилось число паломников, которые с благоговением посещали наш остров, чтобы наблюдать этот замечательный праздник. Сейчас, после освобождения, праздник омовения ног снова обретает былой блеск и становится величайшим духовным событием в тихой и размеренной жизни нашего острова.

Первые упоминания о священном празднике омовения ног датируются IV веком. Они встречаются со времен Эльвирского собора, созванного около 300 года от Рождества Христова. Этот обычай существовал во многих средневековых монастырях и епископиях. Даже византийские императоры, в подражание кроткому Назаретянину, в своем дворце омывали ноги двенадцати бедных жителей и в завершении одаривали их.

Этот праздник-реконструкция не что иное, как воспоминание и подражание учению Христа, который, омыв ноги своих учеников, хотел своим простым и одновременно символическим примером научить нас безграничному смирению по отношению к ближним.

В Великую Среду на одной из двух центральных площадей города (плошадь Ксанфу и патриарха Феофила II попеременно) бригадой рабочих городского совета устанавливается большой деревянный помост. На языке острова он называется «умывальница». Так его называют и дети, и взрослые. На рассвете в день Великого Четверга происходит украшение помоста: хоругви, серебряные кресты, арки из ветвей пальмы и мирта, богатые ковры, застилающие пол, придают ему особенную красоту. Центральная арка, обрамляющая вход, изготавливается из благоухающих островных весенних цветов, среди которых преобладают усыпанные цветами ветви фиалок и нарда, обладающего характерным ароматом. На помосте располагаются двенадцать сидений, шесть справа и шесть слева. Посередине, напротив входа, устанавливается кресло игумена. В центре ставится небольшой стол со стоящей на нем серебряной умывальницей.

Растущие близ площади высокие деревья укрывают невесомой тенью зеленой листвы толпящийся народ, который, стоя под жарким весенним солнцем в полной тишине, с трогательным благоговением наблюдает величественное развитие этого религиозного представления. Монастырская братия исполняет роль двенадцати апостолов, воссоздавая мистическое действо Тайной Вечери.

Великий Четверг, одиннадцать часов утра. В монастыре завершилась Божественная литургия Василия Великого, где раздается особый антидор – margariti, который жители острова хранят для тяжелых моментов жизни, чаще всего связанных со смертью. По старой традиции, монахи во главе с игуменом направляются в церковь Пресвятой Богородицы. Все священнослужители одеты в одинаковые богатые красно-золотые византийские облачения, которые дошли до нас с Византийского времени в прекрасной сохранности.

Медленно звонят монастырские колокола. Их тяжеловесный звон наполняет собой воздух. Сладостная весенняя природа очаровывает. Все жители острова на протяжении всей недели с великим сокрушением духа и умилением переживают смиренные Страсти Господа.

Из церкви Богородицы священники, каждый из которых носит имя одного из учеников Христа, попарно направляются на подготовленную площадь. За ними, в сопровождении четырех дьяконов, следует одетый в алую мантию игумен, держащий в руках посох и небольшое украшенное золотом Евангелие. Все они, как монахи, надевают клобуки, что придает их медленному шествию зрелищность и серьезность. Впереди идет простой монах, неся в руках массивный серебряный подсвечник и воду для омовения в серебряном кувшине. Завершает процессию екклисиарх, обладающий самым красивым голосом из всех как протопсалт монастыря, и поет псалом: «Помилуй мя Боже…». Ученики и Учитель пребывают в одну из часовен – св. Фотини или св. Георгия, в зависимости от выбора площади – где совершается обряд омовения. Открывает церемонию церковный староста, который встает напротив помоста на самом видном месте и читает соответствующие отрывки из четырех Евангелий.

Четыре дьякона с большими серебряными кадилами провожают священников-учеников на помост, поднявшись на который, священники низко кланяются друг другу и занимают свои места по обе стороны помоста. Они садятся в той последовательности, в которой Учитель брал их себе в ученики на пути через Галилею, начиная с сыновей Зеведея. Так, на помост поднимаются все двенадцать апостолов. Последним идет Иуда. Раньше его роль исполнял гражданин, «мирской» человек, а не клирик. В качестве вознаграждения он получал 50 монет и творог. Затем эта роль стала исполняться одним из монахов. Наконец, на помост поднимается игумен со стоящими подле него дьяконами. Тем временем екклисиарх начинает протяжно петь непревзойденным византийским мелосом тропарь «Егда славнии ученицы на умовениии вечери просвещахуся» и катавасию «Союзом любве связуеми апостоли». Когда все занимают свои места, начинается развертываться действие священной Тайной Вечери – сначала в диалогах, затем следуют два символических действия.

В первой части, которая в свою очередь членится на три, великий Учитель любви велит апостолам «любить друг друга». Это происходит посредством краткого диалога, насыщенного боговдохновенными смыслами. Далее следует вторая часть – омовение ног учеников, что представляет собой наглядный пример смирения Иисуса. Тема третьей части – волнение Господа и его молитва на Елеонской горе, где он испытывается как человек, чтобы в конце концов все преодолеть и как Бог одержать триумфальную победу.

Евангелист с хорошо обозримого места мелодично и протяжно читает отрывки из Евангелий от Иоанна, Матфея и Марка, где разворачивается диалог между Учителем и учениками. Перед каждым вопросом и ответом он повторяет: «он же сказал», «они же сказали». Первым читается Евангелие от Марка: «Призвал Иисус двенадцать учеников Своих и начал говорить им о том, что предстоит Ему», после чего следует диалог, составленный из всех Евангелий – Иоанна (4:10-11), Матфея (20:22-29), Марка (10:32-45), где излагается все, что случится с Иисусом в будущем, и в завершении апостолы получают завет любить друг друга.

После этого диалога следует вторая часть – омовение ног учеников. Евангелист читает Евангелие от Иоанна: «Зная, что Отец все дал Ему в руку, и что Он от Бога исшел и к Богу идет, – встает с вечери и снимает одежду. И взяв полотенце, Он опоясался. Затем льет воду в умывальницу. И начал Он мыть ноги учеников». В этот момент игумен подпоясывается бархатной алой ризой – «полотенцем» – и наливает воду из кувшина в умывальницу. Омовение ног учеников начинается с Иуды, и это не что иное, как окропление символически открытых ног монахов с помощью кропила и цветочной эссенции – известной на нашем острове розовой воды. Эта часть (вместе с эпизодом отречения Петра, навсегда запомнившимся в исполнении блаженной памати монаха Бакратакиса), где после упрека со стороны Учителя Петр соглашается омыть «не ноги только, но и руки и голову», является самой впечатляющей.

«Тогда приходит Иисус в местность, называемую Гефсимания, и, взяв с Собой Петра и обоих сыновей Зеведеевых, начал скорбеть и молиться», – читает евангелист, и игумен вместе с тремя перечисленными учениками спускается с помоста и направляется на край площади, в то время как ученики остаются напротив помоста рядом с главным входом и становятся на колени по повелению Учителя: «Побудьте здесь и бодрствуйте со Мною».

Так начинается третья часть представления – испытание Назаретянина, душа которого чувствует грусть из-за предстоящей смерти, но, в конце концов, Он восклицает: «Не как Я хочу, но как Ты». Одновременно испытывается и верность учеников своему Учителю в самый тяжелый момент Его жизни. На краю площади игумен начинает молиться перед реликвией монастыря: образом Христа Грядущего – древней иконой иконостаса, написанной в редкой византийской технике. Это изображение молитвы Иисуса на Елеонской горе. «Отче, да минует Меня чаша сия…». И снова: «Не как Я хочу, но как Ты…» (Матф. 26:40 – 42). И Он возвращается на место молитвы. Тревога и печаль одолевают Его. Он повторяет: «Не может чаша сия миновать?». И во второй раз Он возвращается к ученикам и видит, что веки их отяжелели. И третий раз Он молится Небесному Отцу, укрепившись в роли, которую Он призван сыграть в спасении человеческого рода. «Близок час, и Сын Человеческий предается в руки грешников», – решительно восклицает Он, подойдя в третий раз к ученикам, уже пробудившимся от глубокого сна.

Три ученика встают с колен и вновь вместе с игуменом поднимаются на помост. Здесь завершается символическая сцена Тайной Вечери. Игумен становится на входе на помост, держа Евангелие и небольшой букет майорана, чтобы окропить людей освященной водой из умывальницы. Подходя к нему, люди целуют святое Евангелие и желают друг другу долгих лет жизни.

Наконец, в том же порядке под громкие удары колоколов монастыря монахи возвращаются в свое вечное пристанище – византийскую крепость, ставшую на века святым ковчегом самых значительных национальных и духовных сил страны.

Народ, просвещенный, с высоко парящей душой, расходится по домам спокойный и восторженный, чтобы прожить оставшиеся дни Страстной недели с таким же благоговением, духовным умилением на лоне расцветшей весенней природы и умиротворенной тишины нашего всем известного Патмоса – острова, вдохновившего на Божественные откровения.

Журнал “Творчество Греции”, 1 мая 1951 г.

Перевод с новогреческого: редакция интернет-издания “Пемптусия”.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий