О развитии идеи «Киевского патриархата» в украинском униатстве

После II Ватиканского собора восточная политика Святого Престола продолжала сохранять свою двойственность: поощрялась деятельность украинских греко-католиков, но одновременно развивались экуменические контакты с Русской Православной Церковью и межгосударственные отношения с СССР.

Однако когда к 1969 г. стало очевидно, что советское руководство ни при каких условиях не согласится на легализацию Греко-католической Церкви на территории Украины, Ватикан оказался в затруднительном положении. Чрезмерно активизировавшиеся и усилившиеся униаты превращались из средства давления на руководство СССР и Московский Патриархат в тормоз для развития отношений между Ватиканом и Советским Союзом и экуменической деятельности Католической Церкви. Дальнейшее укрепление позиций украинских униатов могло спровоцировать серьезное осложнение отношений с Москвой, чего Павел VI не желал и опасался.

В Украинской Греко-католической Церкви, напротив, понимание невозможности ее легализации в СССР вызвало резкое возмущение и стремление предпринять агрессивные меры в отношении Москвы. В Ватикане такое поведение униатов стало вызывать раздражение, усугубленное тем, что Святой Престол регулярно вынуждали вновь возвращаться к вопросу об учреждении Киевского патриархата. Недовольный позицией официального Ватикана кардинал Слипый стал все чаще действовать, не согласовывая свои шаги с Папой и Конгрегацией Восточных Церквей. Это вызвало заметное охлаждение отношений между Святым Престолом и украинскими католиками, которым было дано понять, что вопрос о патриархате не может быть решен положительно, хотя и не отвергается однозначно и навсегда.

3 октября 1969 г., накануне закрытия синода украинских униатских епископов, государственный секретарь Ватикана кардинал Жан Вийо44 пригласил к себе главу греко-католической митрополии Виннипега Максима Германюка и сообщил ему о том, что в данный момент учреждение Украинского униатского патриархата невозможно по трем причинам. Во-первых, этому препятствует общая религиозная ситуация, и создание патриархата может усилить религиозные гонения в СССР. Во-вторых, патриархат может вызвать проблемы в сфере экуменизма и нанести вред только начавшим формироваться и еще очень непрочным отношениям между Ватиканом и Православными Церквами, прежде всего — Московским и Константинопольским Патриархатами, и вообще может поставить под угрозу дальнейшее развитие диалога с ними. В-третьих, по мнению кардинала Вийо, учреждение униатского патриархата может быть расценено советскими властями как прямое политическое оскорбление45.

Синод украинских епископов принял к сведению заявление госсекретаря Ватикана, но, тем не менее, в своем заключительном заявлении вновь выразил решительное намерение добиваться патриаршего достоинства для главы Украинской Греко-католической Церкви. Униатские иерархи объявляли, что будут «выполнять свои пастырские обязанности на основе принципов церковного права и под руководством митрополита и Верховного Архиепископа, который по желанию украинских верующих должен носить титул Патриарха»46. Это решение синода, подписанное всеми его участниками, было передано Папе Павлу VI. На синоде было также составлено пастырское послание украинского греко-католического епископата к верующим, в котором было отражено намерение добиваться учреждения патриархата.

10 апреля 1970 г. Папа повторно передал украинским униатам через Конгрегацию Восточных Церквей свой отрицательный ответ на просьбу об основании Украинского патриархата. Послание кардиналу Слипому было подписано ее префектом — кардиналом де Фюрстенбергом47. В нем, в частности, сообщалось: «Святейший Отец лично принял дело близко к сердцу и уполномочил меня 4 апреля сообщить Вашей Эминенции от его имени и с его разрешения окончательное решение. Исполняя это поручение, передаю Вашей Эминенции сообщение о том, что всем аспектам этого оформленного дела уделено надлежащее внимание, а особенно — причинам канонического порядка. Основания для учреждения Украинского Киево-Галицкого Патриархата несмотря на имеющееся к тому стремление выглядят недостаточными, а потому прошение об учреждении патриархата не может быть утверждено»48.

Обеспокоенный тем, что украинские униаты все более выходят из-под контроля, Папа аннулировал ранее предоставленные Украинской Греко-католической Церкви права. Униаты лишались возможности формировать синод и возвращались к прежним формам организации церковной жизни на основе епископской конференции, что давало Ватикану возможность более надежно регулировать их деятельность.

На II Папском синоде епископов Католической Церкви в 1971 г., униатские иерархи во главе с кардиналом Слипым в присутствии Папы в резкой форме выразили свое недовольство восточной политикой. Святого Престола. Ответной реакцией Ватикана стало аннулирование прав кардинала Слипого как верховного архиепископа и подчинение униатских архиереев непосредственно Папе через Конгрегацию Восточных Церквей. Слипый тем самым лишался возможности назначать и рукополагать епископов и управлять епархиями в диаспоре, став, по сути, лишь почетным главой украинских униатов без какой-либо реальной юрисдикции над ними.

В создавшейся ситуации Слипый решился объявить себя патриархом в одностороннем порядке — без папского благословения. Слипый, раздраженный на Папу и Римскую курию и сознающий, что ему остается всего лишь несколько лет жизни, на Пасху 1975 г. без какого-либо согласования со Святым Престолом неожиданно подписал свое Пасхальное послание к пастве титулом «Смиренный Иосиф, патриарх и кардинал»49.

Возможно, первоиерарх украинских униатов надеялся, что Ватикан задним числом утвердит самопровозглашенный патриархат, но Рим не признал новой амбициозной титуляции украинского кардинала. Тем не менее, большинство униатских иерархов, клир и паства Иосифа Слипого с этого времени начинают именовать патриархами его самого, а впоследствии и его преемников — кардиналов Любачивского50 и Гузара51. Сам кардинал Слипый с 1975 г. и до конца жизни продолжал подписывать патриаршим титулом все свои официальные и частные документы и письма. Рим не признал «патриаршества» Слипого и его преемников, но все же избегал каких-либо резких форм порицания украинских униатов за предпринимаемые ими в одностороннем порядке меры.

В начале понтификата Иоанна Павла II политика Святого Престола в отношении украинских униатов не претерпела существенных изменений, являясь, по сути, продолжением курса Павла VI. В то же время Иоанн Павел II продемонстрировал, что стремится взять дела Украинской Греко-католической Церкви под личный контроль, чтобы сделать ее более управляемой и контролируемой. Это проявилось в проведении в Ватикане папских синодов украинских епископов и выдвижении в преемники кардиналу Слипому в качестве верховного архиепископа Украинской Греко-католической Церкви Мирослава-Ивана Любачивского — архиерея, более лояльного и послушного Ватикану и более прогнозируемого в своих действиях, чем Иосиф Слипый.

Данные меры также были призваны нейтрализовать негативное влияние униатов из украинской диаспоры на экуменический диалог между Католической и Православной Церквями и отношения между Святым Престолом и руководством СССР.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий