Правда о «гонениях» на зилотов, занимающих монастырь Эсфигмен на Святой Афонской Горе

3. Краткая историческая справка

В начале семидесятых годов XX века на Святой Афонской Горе возникло волнение в связи с экуменическими контактами Вселенской Патриархии. Наряду с другими протестами многими Священными Монастырями Святой Горы было применено временное прекращение поминовения имени тогдашнего Вселенского Патриарха. Тем не менее ни одна из прекративших поминовение Патриарха обителей не прервала церковного общения с другими господствующими монастырями Святой Горы, а также с Православной Церковью в целом, и, конечно же, не перешла в иную церковную юрисдикцию, что, безусловно, запрещается на Святой Горе. Единственным исключением, к сожалению, стал тогда Монастырь Эсфигмен, в который в то время пришли из мира люди, чуждые святогорского образа мышления. Эти люди навязали свои взгляды остальным насельникам обители, в результате чего Эсфигмен отсек себя от всего святогорского организма. Для более чем тысячелетнего статуса Святой Афонской Горы этот поступок был нелеп и недопустим.

Так, помимо простого прекращения поминовения имени Вселенского Патриарха, Эсфигмен прекратил тогда церковное общение со всеми остальными святогорскими монастырями и со всеми Поместными Православными Церквями (это прерванное общение не восстановлено и по сей день). В то же время Монастырь Эсфигмен вступил в полное и исключительное церковное общение с одним из ответвлений так называемых «Истинно Православных Христиан». Необходимо заметить, что различные ответвления «Истинно Православных Христиан» не имеют церковного общения даже между собой. С того времени и до сего дня в число насельников Эсфигмена принимаются лишь те, кто находится в церковном общении только и исключительно с вышеуказанным ответвлением, тогда как члены других церковных юрисдикции из обители изгоняются. Отпадение Эсфигмена от церковного общения стало явным в 1972 году, когда представитель монастыря в Священном Киноте отказался присутствовать не только на общих богослужениях в Священном Храме Протата, но даже на краткой и скромной молитве, которая читается совместно представителями святогорских монастырей перед началом заседаний Священного Кинота. После того как Священный Кинот неоднократно убедился в истине вышесказанного, он, в качестве начальной меры, временно исключил представителя Эсфигмена из своих членов, прося монастырь вернуться к каноническому порядку и ожидая этого возвращения. Но возвращение так и не осуществилось, и отпадение Эсфигмена приняло окончательный характер – не только в церковном, но и в административном отношении. Несмотря на неоднократные приглашения Священного Кинота, Эсфигмен перестал присылать в него своего представителя (кроме единственного случая в 1972 году) или эпистата, не принимал никакого участия ни в одном совместном деянии Кинота, а также не допускал последний осуществлять законные действия по отношению к себе как к святогорскому монастырю. Стараясь изменить взятый Эсфигменом гибельный курс, Священный Кинот начиная с 1974 года принял несколько решений о выдворении Игумена и Эпитропов Эсфигмена за пределы Святой Афонской Горы. С того времени вышеназванные лица лишились статуса святогорских монахов, однако, пренебрегая решениями Священного Кинота (эта политика пренебрежения без изменений осуществляется ими с того времени по сей день), они продолжали управлять монастырем и его имуществом. С того времени управление монастырем приняло противозаконный «статус». Святая Гора никогда не признавала этого противозаконного управления, относясь ко всем деяниям и решениям незаконного руководства монастыря как к несуществующим. За все время этого противозаконного управления Эсфигменом в нем дважды – в 1975 и в 1999 годах – были проведены выборы «игуменов», которые, конечно же, никогда не были признаны Святой Афонской Горой. Кроме того, согласно У.Х.С.Г., при отсутствии законного управления принятие в монастырь новых монахов было незаконным и недействительным, и, следовательно, после кончины старых, канонических членов общежития братства Монастыря Эсфигмен больше не существует. Есть лишь группа лиц, незаконно занимающих монастырские здания и обладающих всеми признаками «особого братства», существование которого недвусмысленно запрещено У.Х.С.Г. (статья 183). Эта группа лиц старательно занимается «перетягиванием» в свое мудрование других, что также запрещено законом (статья 184). Из всего этого следует, что вышеуказанные лица обладают всеми отличительными признаками раскольников, что с еще большей строгостью запрещено Конституцией Греции (статья 105) и У.Х.С.Г. (статья 5).

Одновременно с этим, вышеуказанные лица не позволяют компетентным органам власти осуществлять контроль над зданиями, реликвиями и святынями монастыря, тем самым отрицая законную власть Греческого Государства и его законы. Кроме того, они не позволяют Священному Киноту осуществлять контроль над монастырскими святынями, также нарушая соответствующие законные постановления. Одновременно лица, о которых идет речь, при отсутствии определенных У.Х.С.Г. полномочных органов, распоряжаются движимым и недвижимым имуществом монастыря, будучи, таким образом, виновными в захвате власти и связанных с этим правонарушениях.

Несмотря на то что на протяжении тридцати лет Святая Гора никогда не признавала беззаконных действий вышеназванных лиц, Она проявляла по отношению к ним терпимость, надеясь на их возвращение в канонический святогорский чин. Святая Гора никогда не применяла к эсфигменитам насилия, скорее, напротив, — человеколюбиво помогала им как физическим лицам в их нуждах. Но в конечном итоге за эту помощь Святой Горе было отплачено черной неблагодарностью. Все эти годы как со стороны Святой Горы, так и со стороны Вселенской Патриархии делались многочисленные попытки сближения с Эсфигменом. Все эти попытки остались безрезультатными.

Напротив, все это время лица, занимающие монастырь Эсфигмен, своими действиями преследовали одну скрытую цель: использовать снисходительное отношение к себе со стороны святогорцев, чтобы добиться признания и узаконения своего противозаконного положения. Однако эта скрытая цель Эсфигмена – получить законный юридический статус в связи с ежегодной выплатой экономической помощи – была хорошо видна все эти годы и стала особенно заметной с 1996 года, когда эсфигмениты добились выплаты им экономической помощи за все прошедшие годы вплоть до последнего времени (запрос в Государственный Юридический Совет 2002 года). Приблизительно с 1995 года Эсфигмен усиливает попытки узаконить свое положение. Эти попытки достигли апогея в 1999 году, когда Эсфигмен возглавил новый «игумен» Мефодий. С этого времени становится ясно, что не остается ни малейшей надежды на возвращение Эсфигмена в канонический святогорский чин. О своих притязаниях на признание и узаконение занимающие Эсфигмен лица заявляют уже открыто, тем самым делая невозможными любые попытки сближения и диалог с ними. Характерна последняя встреча Комиссии Священного Кинота с представителями лиц, занимающих Эсфигмен. Сам вышеуказанный отец Мефодий на эту встречу не явился, высокомерно поручив своим представителям передать от его имени требование, чтобы Священный Кинот или Губернатура Святой Горы пригласили его официальным письмом, в котором к нему обращались бы как к «Архимандриту» и «Игумену Священной Эсфигменской обители». Это и стало последней точкой во всех попытках найти взаимопонимание с занимающими Эсфигмен лицами.

Для того чтобы защитить Священную обитель Эсфигмен и статус Святой Афонской Горы, Священный Кинот был вынужден не предоставлять вышеназванной группе занимающих монастырь лиц того, на что они не имеют права по закону, так как противоположные действия могли бы быть расценены как их косвенное признание и узаконение. С этого времени вышеназванные лица начинают организованную кампанию по искажению действительности, умышленно крича о «жестоких мерах», представляя Священный Кинот палачом, а себя – мучениками. Кроме того, они подстрекают на протесты своих друзей и защитников, которые время от времени устраивают волнения и беспорядки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий