Благолюбие. Том III

Благолюбие. Том III-IV

монах Павел

Тема 4. О том, что христианин должен подчинять все помыслы Христу, ибо духовные люди (в том числе и некоторые миряне) даже через скверные вещи приходят к благим помысла

А. Из жития святой Пелагии

Однажды антиохийский первосвященник вместе с подчиненными ему епископами сидел перед храмом мученика Иулиана и беседовал о душеполезном. Мимо проезжала Пелагия в своем обычном украшенном драгоценностями наряде, стоя в колеснице, которую сопровождала большая толпа. Воздух вокруг наполнился благоуханием ароматов, соперничавшим с блеском ее драгоценных камней и жемчугов, сверкавших всеми цветами радуги. Когда пастыри увидели, с каким дерзким бесстыдством она проезжает мимо, то некоторые из них тут же осудили ее за кричащую роскошь, свойственную блудницам. Ибо они видели только то, что было выставлено напоказ и что мешало увидеть скрытое от их проницательного взора — святые отцы только покраснели от смущения и отвернулись.

2. Лишь один Нонн рассмотрел ее, и вывод его созерцания был прямо противоположным. Только его души коснулось тонкое сожаление, от которого, как от лучины, в нем загорелся огонь добродетели. В отличие от других отцов, он не спускал с нее глаз и, пока она ехала, внимательно разглядывал ее. Она уже давно скрылась из виду, а он все еще продолжал смотреть ей вслед.

Наконец, Нонн глубоко вздохнул, и на его глаза навернулись слезы. Блаженный муж стал оплакивать самого себя и говорить, что ему самому в осуждение то, как она себя украшает. «Она, — считал Нонн, — влюбляясь в тленные тела и оскверняя себя, хотя и обладает подлинно цветущей телесной красотой, не ленится однако приумножать природную красоту чудесами своей изобретательности. С помощью одежды и косметики ей удается достичь необычайного блеска только для того, чтобы заполучить горькое рабское наслаждение. А мы, когда Возлюбленный нашей души и Любящий нас бессмертен, когда нас ждет неувядающая благодать и вечные обители (на небесах), настолько пренебрегаем украшением своей бессмертной души, что беззастенчиво срамим ее естественную красоту. Мы глумимся над собой и жалким образом отделяем себя от несказанного и дивного наслаждения. Неужели мы забыли о том, какие муки нам приготовлены и что Суд над нами будет суровым?»

Когда блаженный Нонн так говорил себе, думаю, он видел не только настоящее, но и предвосхищал будущее. Он (наверняка) знал — очень скоро Пелагия и духовной красотой превзойдет телесную, и своими духовными подвигами блудница станет выше самих епископов.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий