О взаимопонимании

Священник Павел Адельгейм

священник Павел Адельгейм

Евангельская притча (Мф.20,1-16) рассказывает о конфликте, в котором обе стороны отстаивают свою правоту. Каждая защищает свою позицию и не признаёт чужую правоту. Рано утром хозяин виноградника нанял подённых работников по динарию за день. Через три часа хозяин увидел на рынке других работников и спросил, отчего они праздны.

— Никто не нанял нас.
— Идите в мой виноградник, и я заплачу вам

Спустя три часа, хозяин снова увидел праздных работников и пригласил в свой виноградник. За час до окончания работ хозяин пригасил ещё несколько работников, которым в тот день никто не предложил работу. Вечером хозяин заплатил всем работникам по динарию. Увидев, что хозяин заплатл по динарию пришедшим в конце дня, пришедшие первыми ожидали получить больше, и обиделись но получилв по динару. Хозяин сказал одному из них:

— Друг, я не обидел тебя, заплатив, согласно уговору. Ты позавидовал, что равную плату получили те, что меньше трудились. Своим добром я вправе распорядиться, и дать им наравне с тобой.

Хозяин полагал, что в обиженном говорит зависть. Наверное, он прав. Но работник мог сослаться на общепринятый принцип справедливости: за одинаковый объём работы при равных условиях полагается равная плата. Договор не нарушен, но принцип справедливости не выдержан. Хозяин на него не ссылается. Он отстаивает своё право быть щедрым. На основе этой притчи святой Иоанн Златоуст построил пасхальную проповедь. Он равно призывает постников и невоздержанных, тружеников и ленивых принять награду не по справедливости, а по милости Хозяина Пира. Он даром предлагает всем участвовать в общей радости на Пире веры. Победа Спасителя над смертью и адом даруется всем, кто способен сорадоваться.

Справедливость и милость выражают различное устроение человека. Для одних мерой отношений к человеку является справедливость, другие видят норму человечности в великодушии и щедрости. Человеку свойственны пороки: жадность и зависть. Заповедь запрещает грех и называет победителей греха подвижниками. Из этих оценок мы исходим в суждениях о себе и других. Различие в исходных позициях мешает понимать друг друга. У христиан должен быть один нравственный критерий. Практика эту мысль не подтверждает. У христиан разные нравственные критерии, часто основанные не на Евангелии. Отсюда следует печальный вывод.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий