Белые голуби

V

Так называемые «пророчествующие» или «созерцательные» ереси (хлысты, скопцы и другие) основаны на учении о таинственной смерти и таинственном воскресении. Под именем таинственной смерти они разумеют состояние полного бесстрастия и святости. Хлысты, составляющие первоначальный толк пророчествующих ересей, так излагают свое учение:

Назначение человека состоит в том, чтоб умереть, воскреснуть и сделаться ангелом, ибо все ангелы суть не что иное, как отжившие люди, сподобившиеся таинственного воскресения. Есть смерть о Адаме и есть смерть о Христе, есть мертвые о Адаме и есть мертвые о Христе. Смерть о Адаме есть последствие греха прародительского, исполнение божеского приговора над первым преступником: «Земля еси и в землю отыдеши». Смерть о Христе есть смерть таинственная, состоящая в умерщвлении своей воли, себялюбия и гордости, в умерщвлении плоти, в полнейшем бесстрастии и святости. За сею смертью следует «погребение о Христе», то есть отвлечение мыслей от всего внешнего и углубление в самого себя как в могилу. В тайнике всякой души есть «начаток духа божия», говорят хлысты, и если кто таинственно умрет и «спогребется Христу крещением в смерть», то есть по предуготовительном умерщвлении воли и плоти низойдет в самого себя, тот услышит в себе внутреннее слово духа божия, говорящее в нем, и в глубине души своей найдет царствие божие, которое «внутрь нас есть». Кто услышит в себе этот голос «внутреннего евангелия», тот таинственно воскрес. С той минуты он делается «храмом божьим, и дух божий живет в нем», с той минуты он, «умерший (таинственно), оправдится от греха», сделается безгрешным, и тогда ему как «праведнику закон не лежит», тогда он «несть во плоти, но в дусе, понеже дух божий живет в нем». {Так учила принадлежавшая к хлыстовщине и считающаяся основательницей секты «лазаревщина» Арина Лазаревна, настоятельница Зеленогорской общины (в Нижегородском уезде), умершая в 1841 году (на самом деле первым проповедником этой секты, называемой также «фарисейскою» и «богомолами», был крестьянин деревни Черетева, Муромского уезда, Дмитрий Бодростин, умерший лет сорок тому назад). Арина Лазаревна была из Мордвы, ее считали святой. Слушать ее пророчества и за советами приезжали к ней многие православные, и она успевала увлекать за собой не только крестьян, но даже некоторых лиц из дворянства и духовенства. Советник нижегородского губернского правления Ларионов, помощник управляющею удельной конторы Виноградов, благочинный села Ревезени священник Афанасий и архиерейский духовник инок Дамаскин в конце тридцатых годов сделались последователями учения Арины Лазаревны. Из них благочинный до такой степени уверовал в святость ее воли, что когда она, умирая, завещала гроб со своим телом вынести из кельи не в дверь, а в окошко, он в ризах полез пред гробом в окно, но, будучи тучен, завяз. В 1842 году, уже по смерти Арины Лазаревны, секта была открыта. Учение ее изложено в особой рукописи. Последователи этой секты не верят в христов и в иркутского искупителя. Они не признают и того, что в таинственно воскресшего вселяется сам бог, но говорят, что такой человек озаряется особенной благодатью божьей, которая дарует ему силу творить чудеса и пророчествовать, но что эта благодать тотчас же оставляет человека, как скоро он подвергнется греху, особенно же если он нарушит целомудрие. Верования их о бесплотных духах такие же, как и у хлыстов, они говорят, что ангелы не были сотворены бесплотными, но суть души отживших людей (то же говорит и шведский мистик и духовидец Сведенборг). Ангелы — души людей праведных, дьяволы — души людей грешных, и те и другие имеют сношения с здешним миром. Как на земле люди двух полов, так и ангелы и дьяволы двух полов. Ангел женского пола есть тайная милостыня, дьяволы женского пола приносят людям болезни, старшая из них Иродиада, падчерица царя Ирода, наносит самые мучительные лихорадки. Православную церковь последователи лазаревщины, так же как скопцы и хлысты, признают внешней, а свою — внутренней или апостольской. Для спасения нужно пребывать и в той и в другой, говорят последователи Арины Лазаревны. Милостыни должны быть непременно тайными. Позволительно украсть у богатого, чтобы помочь бедняку. На беседах внутренней церкви последователи Арины Лазаревны читают и толкуют книги духовного содержания, поют псалмы, читают поучения и, приходя в исступленное состояние (без плясок или радений), пророчествуют и рассказывают про разные видения. О таинственной смерти и таинственном воскресении думают одинаково с хлыстами. Из дела об арзамасских хлыстах видна связь с ними Арины Лазаревны. Пророк Никифор Майданский показал: «Благочинный села Ревезени отец Афанасий и Арина Лазаревна еще прежде Радаева делали мне такие же наставления. Учение Арины Лазаревны состояло в учении о тайной милостыне, она говорила, что это ангел женского пола. Она (Арина Лазаревна) показывала мне семь небес, на которые восходит тайная милостыня через трубочку. Арина Лазаревна учила и тому, что явная милостыня до бога не доходит, и что в случае неимения чего подать, должно украсть у богатого и подать. Вследствие сих учений сделалось доступно и мне видеть эти небеса и трубочку, через которую доходит тайная милостыня». Никифор Майданский был на похоронах Арины Лазаревны и тоже лез за нею в окошко.}

Вот основные начала учения «людей божьих», сходные с началами учения квакерского. Это-то учение, свободное от безобразной примеси изуверства, до которого дошли некоторые хлыстовские «корабли» (общины), и увлекает от времена до времени в хлыстовщину людей набожных и благочестивых, но недальних разумом, увлекает даже людей образованных, склонных к мистицизму, как, например, лет пятьдесят тому назад увлекло оно министра народного просвещения и обер-прокурора синода князя А. Н. Голицына, тайного советника В. М. Попова, Тургенева, генерала-от-инфантерии Головина с его женою, статского советника Пилецкого, князя Енгалычева, инженер-капитана Буксгевдена, коллежского асессора Родионова, камергера Еленского, баронессу Буксгевден, статскую советницу Татаринову, помещика Дубовицкого и многих лиц петербургского образованного общества. Но мистическое учение о таинственной смерти, перешедшее в толпу людей необразованных, большею частью даже неграмотных, поддерживаемое юродивыми и блаженными, содержимое изуверами и суеверами, не могло не усвоить диких форм бешеного фанатизма, противных истинной религии, здравому смыслу и доброй нравственности.

Для объяснения чудовищности ереси «людей божьих» достаточно изобразить таинственно-воскресшего пророка, этой степени, к достижению которой стремится все принадлежащее к так называемым пророчествующим ересям.

Таинственно-воскресший, взамен умерщвленной им воли, получает волю божественную. В него вселяется святой дух, и с этой минуты, что он ни делает, что ни говорит, не он делает, не он говорит, но сам живущий в нем бог. Поэтому все веления такого человека исполняются прочими с безусловной покорностью, со слепой верой, как веления самого бога. Если он, как это часто бывает у хлыстов, дурачится, прикидывается юродивым, во всех его дурачествах, во всех его соблазнах видят какую-то особенную премудрость божию, которая хотя не умершим еще о Христе и непонятна, но во всяком случае требует благоговейного подражания и исполнения, «зане буее божие — премудрее человек есть». Делает таинственно-воскресший пророк самый безнравственный поступок, противный правилам самой ереси, и в таком случае смотрят на него с благоговением, и в таком случае в поступке его видят особые, неведомые простому смертному тайны божественного смотрения. «Хотя Радаев и прелюбодей, -- говорили арзамасские хлысты при допросах, -- но от того соблазна другим не бывало, ибо он в этот грех впадал не по своей воле, а по воле святого духа». Велит он сделать преступление, какого бы рода оно ни было, без размышления оно совершается, как повеление самого бога. Никто не смеет подумать, что совершено преступление, ибо не пророк повелел совершить его, а сам бог, не преступление совершено, но исполнена святая воля божья.

Состояние таинственно-воскресшего, по понятиям хлыстов, исполнено высочайшей степени блаженства, так что ни на земле, ни на небесах нет ничего ему подобного. Он, как вместивший в себя духа святого и сделавшийся богочеловеком, наслаждается тем блаженством, которым наслаждается само божество; сила его равна силе самого бога. «Если бы послали меня во ад, -- писал Радаев: — и там никакая сила не может меня коснуться, хотя бы и в рай, и там больше радости не встречу». Эта сила всемогущества, которую получает таинственно-воскресший, не знает никаких преград и препон, для нее нет ничего невозможного. "Душа моя поставлена в состояние апостольское, -- говорил Радаев в письме своем к священнику Минервину, -- заменяет место Христово; сия-то душа наделяется властию столь великою, что и поверить вам даже сомнительно, потому что она творит то же, что и Христос. Я могу свидетельствовать о себе, и священнику Минервину, -- заменяет место христово; предсказывает будущее посредством живущего в нем духа. Он проникает своим взором в седьмое небо. Он влечет к себе людей не только словом, но и таинственной силой, ему данной. На людей он низводит дух святой и по своему усмотрению одному дает златые венцы, другого вселяет в небесный горный Иерусалим, третьего делает серафимом и дает ему шесть огненных крыл. Он властен возводить души из ада в рай, и когда придет из Иркутска искупитель со страшным судом, таинственно-воскресший раздвинет всех близких к нему, сядет подле Христа и станет судить свой «корабль», кого куда. Земной власти над ним не существует. «Дух святой, -- писал Радаев, -- поставил меня выше всякого начала и власти».

Радаев говорил своим односельчанам: «Я имею власть вязать и решать, возводить грешныя души из ада и давать им царство небесное, и если вы попросите меня придти на кладбище и поклонитесь всем селом, то всех покойников, во аде находящихся, введу в царство небесное, а когда настанет страшный суд, то я раздвину всех близких ко Христу, сяду около него и стану судить вас, то есть собранных на радении, кого куда». Показания хлыста Лобанова и других в «Следственном деле об арзамасских хлыстах».

Как будто истинный богочеловек, он, входя в православную церковь, изгоняет оттуда тех, которые, по его мнению, недостойны стоять пред богом. Все правители, все цари земные — рабы его. Не он подлежит их суду, но они его, ибо он бог, а они его создания. Этого мало, даже на небе нет над ним власти. «Бог на меня не гневается, -- писал Радаев, -- я все равно как верный и любимый сын, уже исполнивший волю отца и за то имеющий во всем свою волю. На мне отец уже взыскать ничего не хочет, да и не может».

Таково состояние таинственно-воскресшего. Непогрешимость папы, божественность далай-ламы, хутухт и хубильханов ничто в сравнении с непогрешимостью и божественностью хлыстовского или скопческого христа или пророка! Это нечто вроде «старца горы», начальника секты ассасинов, бывших в Сирии во времена крестовых походов. Если бы кормчий какого-нибудь «корабля», в припадке бешеного самообольщения, вздумал отринуть все доселе содержимые хлыстами правила и самые пророчества, сейчас на радениях сказанные, самую так называемую «книгу животную», сказав, что все это больше не спасительно, ученики его в ту же минуту признали бы это за «волю божью».

Такова власть, находящаяся в руках «кормщиков» хлыстовских и скопческих кораблей. Так беспредельна покорность пред ними верующих в божественность их духа. Было бы излишне доказывать, что такие сектаторы не могут быть терпимы в государстве благоустроенном.

Вся цель людей, принадлежащих к пророчествующим сектам, состоит в достижении апотеозы таинственно-воскресшего: каждый хлыст, каждый скопец стремится к тому, чтобы еще в здешнем мире сподобиться таинственного воскресения, но если кто из них не достигает на земле такого состояния, тот умирает в полной надежде на будущее блаженство. Скопец и хлыст верят, что телесная смерть есть освобождение «духовного тела из тела душевного, этих риз кожаных», в которые облек бог Адама, в наказание за его гордость, и которые в сей жизни надобно поэтому умерщвлять смирением, постом, целомудрием, оскоплением. Как скоро человек освободится от этих оков, он в душевном теле, еще не воскресший, является уже «в сонме людей божьих», которых собирает иркутский христос отец-искупитель на Востоке. Таким образом, по смерти он переходит в состояние «умерших о Христе», которые, так же, как и здесь составляют на небе «круги» или «корабли» и совершают такие же, как и здесь, радения. Эти круги называются «восточным сонмом», или «дольними небесами». Воскресшие таинственно здесь, после телесной смерти, не идут с умершими о Христе в «дольния небеса», но тела их духовные переносятся прямо в высшие селения блаженства, на седьмое небо, где они составляют свои «круги», в которых также производятся радения. Это те самые «небесные круги», говорят хлысты, с которых для благовещания деве Марии слетел архангел Гавриил. Эти круги населены ангелами, то есть хлыстами, в земной жизни своей таинственно-воскресшими после таинственной смерти. {Понятия арзамасских хлыстов об ангелах заимствованы из лжеучения лазаревщины, утверждающей, будто ангелы суть души отживших людей, сподобившихся на земле таинственного воскресения. Радаев, при разговорах со мной в 1850 году, говорил, что ангелы на небесах совершают радения, но без телодвижений, ибо дрожь и корчи происходят от совершающейся внутри пророка борьбы св. духа с темными силами, которым на небеса доступу нет, оттого там и радеют без дрожи и без корчи, но сидят или лежат. В здешнем свете «на кругах» учат простых людей таинственно-воскресшие, а на небесах таинственно-воскресших, то есть ангелов, поучает сам Христос. На вопрос: сколько же там кругов, Радаев сказал: «счету нет», а когда, желая навести его на разговор об Иване Тимофеевиче, о Лупкине и других христах, я спросил «Как же Христос успевает на всех кругах бывать», -- Радаев отвечал: «Много там христов-то». Не знал ли о Суслове и других хлыстовских христах Радаев, не хотел ли говорить о них, но всегда уклонялся он от разговоров, если они касались этого предмета. Только один раз проговорился он об иркутском искупителе, и то уже в 1852 году. В августе этого года был я у него в тюрьме и на вопрос: «что, скучно в остроге?» — Радаев отвечал: «Что делать? Держут вот третий год, -- и потом сквозь зубы, тоном угрозы, примолвил: — Когда Петр придет, что скажут». «Про какого Петра говоришь ты?» — спросил я его. -- «Нет, это я про приятеля одного вспоминаю, -- сказал Радаев, -- про Петра, из Крутого Майдана (село Арзамасского уезда); ушел на золотые прииски, так не знаю, воротился или нет». И затем ни слова не отвечал на мои вопросы.}

Скоро, думают хлысты и скопцы, наступит время торжества людей божьих. Раздастся глас архангела, воскликнет к людям божьим христос Иван Тимофеевич. {То есть Суслов, первый христос людей божьих, а теперь «пророк над пророками в кругах небесных», как говорят хлысты.}

Вслед за гласом его раздастся «труба божья». Величиной та труба от земли до седьмого неба, затрубит в нее сам господь саваоф, Данила Филиппович. И снидет с кругов небесных на дольние небеса — в восточный сонм людей божьих — отец-искупитель иркутский Петр Федорович. И все жители дольних небес, то есть «мертвии о Христе» (хлысты и скопцы), еще не достигшие на земле таинственного воскресения, в это время воскреснут. Тогда дольние небеса, теперь нами видимые и собственно для жилища «мертвых о Христе» созданные, как более не нужные, распадутся, над землей же явится «небо ново», и сама земля обновится, и пойдет отец-искупитель с умершими о Христе и теперь воскресшими от восток солнца до запада и навстречу ему, по воздуху, на облаках полетят все хлысты и скопцы, еще в живых на земле оставшиеся. И придет отец-искупитель в Москву и зазвонит в царь-колокол. По этому «третьему гласу» {Первый глас — глас архангела, второй — труба божья, третий — звон царь-колокола.} пойдут с отцом-искупителем в Петербург люди полки полками, а с небес слетит вся сила небесная, то есть все в земной жизни таинственно-воскресшие. И сядет сила небесная кругом отца-искупителя, и каждый ангел начнет судить корабль, в котором, живши на земле, был кормщиком. Затем начнется общий страшный суд над всеми мертвыми о Адаме, то есть не хлыстами и не скопцами, после чего настанет блаженное царство людей божьих: «пройдут беды, и долготерпение соберется, суд же един пребудет, истина станет, и вера возможет, и дело последовати будет, и мзда покажется, и правды воспрянут, и неправды не возобладают».

Таковы верования хлыстов и происшедших от них скопцов относительно будущей жизни, таковы надежды их на жизнь загробную. Конечно, ни одно человеческое верование не представляет своим последователям столь обольстительных надежд, столь полного торжества в будущем. Не одни таинственно-воскресшие, всякий вошедший в общество «людей божьих», всякий наконец оскопившийся имеет полную уверенность в неотъемлемом блаженстве, его ожидающем. Ничто не ограничивает его в здешней жизни, он не боится осуждения в будущей, не страшится правосудия небесного. В фанатическом ослеплении хлыст или скопец принимает слова исступленных изуверов за волю божью, и нет закона, нет правила, которые бы удержали житейскую нравственность его в постоянных и непреложных границах.

Продолжение следует

Мельников-Печерский П. И. Собрание сочинений в 6 т.
М., Правда, 1963. (Библиотека «Огонек»).Том 6

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий