Белые голуби

Продолжение. Начало 

Мельников-Печерский П. И.

VIII

Павел Иванович Мельников-Печерский. Белые голуби Хлысты и скопцы, как было уже сказано, наружно исполняют все обряды православной церкви, ходят часто в церковь, исповедуются, причащаются и слывут за самых благочестивых людей. Привлекаемых в свою ересь они сначала в продолжение некоторого времени держат в полной уверенности, что они истинные православные христиане.

«Попы нас не поучают, так надо самим книги читать», -- говорят они соблазняемым и сначала учат их: непрестанно творить молитву Иисусу, ходить как можно чаще в церковь, чтить православных священников и проч. После того хлысты внушают им, что «есть на свете праведные люди, в которых пребывает благодать святого духа, а в иных и сам бог живет; такой человек, говорят они, может вязать и решать, выводить грешные души из ада в царство небесное», но кто именно эти люди и где они находятся — пока умалчивают. Затем хлысты поучают, что должно "терпеть все беды, все напасти и скорби, вести жизнь воздержанную, всячески уничижать себя, служить всем и у всех быть в повиновении, не есть мяса, не пить вина и пива, не употреблять табаку, не поминать имени дьявола, в случае же крайности называть его «врагом», или «нехорошим», не петь мирских песен, не плясать, не сказывать и не слушать сказок и всегда пребывать в целомудрии. Завлекая постепенно в свои сети не знающего их настоящего учения, хлысты приглашают наконец его на свои беседы, но в это время ничего противного православию не делают и не говорят, а только читают церковные книги, толкуют их и поют иногда псалмы Давидовы. Доведя завлекаемого до того, что он станет во всем им верить, начинают ему открывать, что люди, в которых пребывает дух святой, находятся между ними, что истинная христова вера погибла на земле и сохранилась только в их обществе, что никаких книг не нужно, кроме единой «Книги Голубиной», «Книги Животной», то есть живущего внутри человека и поучающего его духа. Наконец они объявляют совращаемому, что бог всегда пребывает с ними, и если кто поступит в их общество, на того снидет святой дух так точно, как древле сошел он на апостолов.

Когда совращенный изъявит согласие на вступление в секту, ему велят несколько дней поститься и пребывать в уединении. В назначенное время приходит за ним старшина общины, или же сам кормщик корабля. В одной руке держит он икону (обыкновенно нерукотворенного образа или же другую какую-либо), а в другой зажженную свечу. Он вводит совращенного в собрание («беседа», «святой круг», «собор», «корабль»), где сидят на лавках с одной стороны мужчины, с другой женщины, все босые, или в одних чулках, одетые в длинные белые рубахи особого покроя, а в переднем углу под образами отдельно сидит женщина (богородица или пророчица), также вся одетая в белом. Комната ярко освещена восковыми свечами и лампадами.

—  Зачем пришел ты? -- спрашивает приведенного богородица.
—  Душу спасать, -- отвечает наученный заранее неофит.
—  Хорошо душу спасать, -- замечает ему богородица. -- А кого даешь за себя порукой?
—  Самого Христа, царя небесного, -- отвечает тот.
—  Смотри же, чтоб Христос от тебя поруган не был, -- говорит богородица.

Затем обращаемого приводят к присяге пред иконой, которую нес перед ним кормщик. Присяга состоит в следующем:

1. Святую веру приняв, от нее никогда не отступать.

2. Чаще в церковь ходить, исповедоваться и причащаться в церкви, но священнику на исповеди про свою веру ни слова не говорить.

3. Если случится за святую веру пострадать, не бояться ни тюрьмы, ни ссылки в Сибирь, ни самой смерти, тело свое отдать на раздробление, а про веру свою никому ничего никогда не открывать. Никому не сказать, какое божье дело будет открыто: ни отцу, ни матери, ни роду, ни подродку, ни попу отцу духовному, ни другу своему мирскому, хотя бы огонь принять, хотя бы кнут принять, хотя бы топор принять, а если божие дела не сохраню, на пути божьем не устою, то да победит меня господь в сем свете и в будущем веке.

—  В сие время ангел божий сходит с неба, -- говорит богородица неофиту, -- и пишет твою душу в том, что она обещала служить богу до конца жизни верно.

После того кормщик велит приходящему просить весь корабль молиться за него. Тогда все садятся в «круг» и напевом простонародной песни начинают петь так называемую ими «молитву господню», которою начинаются все хлыстовские и скопческие моления. Во время пения ее все правою рукой бьют такт по коленкам, на которых разостлан платок или белое полотенце («знамя»).

Дай нам, господи, к нам Иисуса Христа,
Дай нам, сударь сына божия и помилуй, сударь, нас.
Сошли к нам духа святого, утешителя!
Пресвятая богородица, попроси, мой свет, за нас
Света сына своего Иисуса Христа!..

Свет тобой спасен, государыня,
Без тебя, мой свет, много грешных на земле,
На сырой на земле, свет, на матушке,
На матушке, на кормилице.1

1Хлыстовской «молитвы господней» есть несколько редакций. Это варианты одной и той же песни.

После того трое или четверо мужчин или женщин входят в круг, спускают с плеч рубахи по пояс и, взяв длинные холщовые или полотняные белые полотенца («знамена»), развешивают их себе на плечи, затыкают концы за пояс и начинают, припрыгивая, кружиться посолонь. Это называется радением. Во время радения поют песни. Таких песен у нас под руками сто шестьдесят четыре. Вот некоторые из них:

I

Наша матушка родная
В полку пребывала,
В полку она пребывала,
Чудеса творила.
Чудеса она творила,
С нами говорила:
«Уж вы, девушки, девицы,
Духовны сестрицы,
И вы богу назвалися,
Служить ему отдалися,
Вы служите, не робейте,
Живу воду пейте,
Внутреннего змея
Вы в себе убейте,
На вас платьицо-то бело
Сама матушка надела,
Она о вас порадела,
Вами завладела».
Богу слава и держава
Во веки веков. Аминь.1

1 Эта песня пророчиц поется женщинами, обращаясь к женщинам же.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий