К истории одной секты

Святой праведный Иоанн Кронштадтский в Вятке.

 Полетаева Т.А.

В сборнике «Миссионерское обозрение» за второе полугодие 1910 г. находится ряд статей, посвященных секте иоаннитов («хлыстов-киселевцев»), которая возникла на почве злоупотребления именем великого российского пастыря св.прав. Иоанна Кронштадтского (1829—1908), канонизированного в 1990 г.

Поводом для возникновения секты внутри Православной Церкви в 1892 году было почитание священника, обладавшего большим пастырским опытом душепопечения и даром благодатной любви, и поэтому снискавшего большое уважение и любовь к себе среди простого, но в массе своей малообразованного народа. Св. прав. о. Иоанн Кронштадтский достоин подражания своей живой верой и преданностью Православной Церкви и благочестивой жизнью. Но, как часто бывает в жизни, на любви народной к светлой личности великого пастыря, стали спекулировать люди, смутно себе представлявшие истины Православия, но зато отчетливо понимавшие, каким образом можно улучшить свое материальное положение. Основоположниками настоящего сектантского движения, несколько десятков лет дискредитировавшего и Православную Церковь и имя великого пастыря, были малограмотные, и в то же время предприимчивые люди.

Документально подтверждено, что о. Иоанн, еще в 1892 году самолично, узнав о зарождении весьма тревожной тенденции среди своих многочисленных посетителей, поручил священнику Александро-Невской церкви в Кронштадте опросить женщин-паломниц на предмет отношения к его личности. В докладной записке о. Иоанну священник Андрей Шильдский извещал, что из 28 опрошенных им паломниц 18 совершенно искренно считают о. Иоанна: Спасителем, Троицей, пророком Илией. Типичные высказывания и грамотных, и неграмотных паломниц: «другого Бога для меня нет, кроме батюшки…», «Образ Спасителя для меня все равно, что портрет о. Иоанна» . Источником этих мнений, так искренне воспринятых простыми верующими, была жительница Ораниенбаума Порфирия Киселева. В 1896 году в докладной записке Санкт-Петербургскому епархиальному начальству мещанин г. Сергача Иван Смирнов сообщал об образовании в Кронштадте новой секты во главе с Порфирией Киселевой и главным распространителем учения крестьянином Василием Пустошкиным, который занимался сбором значительной суммы денег якобы на коляску о. Иоанну. В секте оказались торговцы и служащие Кронштадта. Теперь уже само епархиальное начальство известило о. Иоанна о необходимости принятия мер предосторожности против злоупотреблений и религиозных заблуждений среди его посетителей.

По свидетельству миссионера Буминова, в 1901 году о. Иоанна буквально преследовал по пятам крестьянин Виноградов в сопровождении группы «женщин-сестер». Сей Виноградов публично проповедовал, что о. Иоанн – Христос, часто мешал во время богослужений, умудрился издать печатные листки с малограмотным стихом и изображением себя, держащего фотографию о. Иоанна, а потом весьма успешно торговал этими листовками среди простого народа, продавая их по 15 копеек и говоря при этом, что деньги от продажи идут на пользу бедным. Неоднократно Виноградова задерживала полиция во время его появлений в Кронштадте и возвращала в деревню, но он с завидным упорством возвращался. Как показывают материалы судебных разбирательств, мошенники типа Виноградова разъезжали по России, распространяя всякую ложь об о.Иоанне и выманивая у доверчивых людей деньги.

К 1902 году относится сообщение о том, что сектанты устраивают бесчиние в Ораниенбаумском соборе, пишут кощунственные акафисты в честь о. Иоанна, прерывают выкриками службы, которые ведет о. Иоанн. В проповедях сектантов появляется эсхатологический оттенок, при этом о. Иоанн выдается сектантами за пришедшего Христа. Кощунственные проповеди иоаннитов, как они сами себя начали называть, зачастую сопровождаются сбором «пожертвований». Особенно легко поддавались провокациям, как показывают отчеты и докладные записки, женщины и молодые девушки.

В 1902 году сведения о секте впервые появились в периодической печати. Ссылаясь на журнал «Миссионерское обозрение» за 1902, I.С., автор статьи об иоаннитах в № 7-8 «Миссионерского обозрения» за 1910, пишет, что о. Иоанн в адрес особенно активного проповедника – крестьянина Костромской губернии Ивана Пономарева послал грозное письменное обличение, а затем по ходатайству Костромского епископа Виссариона лично съездил в Солигаличский уезд для вразумления сектантов на месте. Предприимчивый Пономарев устроил в своем доме в деревне Хорошево настоящий храм: возвел над крышей крест, комнату заставил иконами. Здесь этот едва грамотный, но обладавший неуемной фантазией крестьянин регулярно собирал жителей деревни, проводя с ними «молебны», читая доморощенные молитвы, в том числе и составленные в честь о. Иоанна (типа «Свят Ильич, свят Сергиев, троице, помилуй нас...»). Выяснилось, что такого рода деятельностью, завоевавшей большую популярность среди местных жителей, Пономарев занимается уже более 10 лет. Живая фантазия Пономарева, отмечает I.C., это малый пример, которых в российской глубинке были просто миллионы. Фантазии Пономарева сопровождались мистическими видениями, которые убеждали его в своей правоте. Можно легко догадаться, какого характера были эти видения.

Прибыв в д. Хорошево, о. Иоанн обратился к народу от имени Св. Синода, гневно обличая деятельность Пономарева как еретика и богохульника, кощунника и лицемера. Много душевных сил потратил о. Иоанн на то, чтобы добиться раскаяния Пономарева, и лишь под угрозой анафемы и отлучения от причастия заставил его в присутствии народа отречься от своего учения и снять крест с дома. Однако, как показали следующие события, раскаяние Пономарева было лживым. После отъезда о. Иоанна воду, которую освятил пастырь, Пономарев вылил в свой колодец и, объявив его святым, якобы освященным о. Иоанном, стал с успехом торговать из него водой.

С 1905 года иоаннитами заинтересовались светские газеты, а с 1906 г. сектанты сами стали заниматься издательской деятельностью. Появился их журнал «Кронштадтский маяк» с многочисленными приложениями. Главным редактором журнала стал некий Максимов с сомнительной репутацией издателя бульварных листков, а ответственным редактором – крестьянин Большаков, до этого 27 лет служивший в банях Петрова. Естественно, что журнал этот был рассчитан на совершенно невежественных читателей. Однако в нем публиковались и отрывки из статей, и высказываний о. Иоанна – конечно же, без его ведома и согласия, пишет I.C.

В 1907 г. в числе приложений к своему журналу иоанниты выпустили книжку «Ключ разумения», в которой попытались свести воедино свое учение. То, что это учение идет вразрез с православным, подтверждают такие примеры, как уже известная кощунственная спекуляция на имени о.Иоанна Кронштадтского (один из их опусов гласил, что «о.Иоанн … соединен с Господом нераздельно, в одно лицо»), «открытия» иоаннитов о том, что « как Иоанн Креститель перед Спасителем, так Лев Толстой перед Антихристом») и что «до Страшного Суда осталось только 15 лет» (эти цитаты из книги «Ключ разумения» приведены свящ. А.Здравомысловым в его статье об иоаннитах в № 7-8). В 1909 г. в учении иоаннитов добавилось положение об «уже» происходящем Суде Божием, в связи с чем сектанты усиленно рекомендовали православным ехать в Кронштадт к о. Иоанну, чтобы успеть записаться в «книгу жизни». (К слову сказать, эти и ранее приведенные факты, засвидетельствованные православными миссионерами на страницах «Миссионерского обозрения» около 100 лет назад, доказывают неправомерность высказываний некоторых современных светских религиоведов, как, например, Д.Таевского о том, что «Существенных различий в вероучении и культе между иоаннитами и РПЦ нет». Эта фраза, кстати, звучит очень странно и нелогично, потому что после Д.Таевский сам же и пишет, что «Иоанн Кронштадтский почитается наравне с Христом, именуется „селением Божиим“, „жилищем Св. Троицы – Бога Отца, Сына и Святого Духа“).

В беседах со священниками сектанты вели себя осторожно, но зато давали волю своему энтузиазму, проповедуя среди простого малограмотного народа. Прот. Максим Худоносов в своей статье об иоаннитах, помещенной в №10 за 1910 год, писал, что сектанты, в основном женщины, будто бы „по благословению батюшки“ продают брошюры „Кронштадтского Маяка“ с веночками из шерсти и мишуры. Брошюры были заполнены бессистемными в изложении изречениями вперемежку с цитатами из Библии.

На IV Всероссийском миссионерском съезде 1908 сектанты были разделены на две разновидности: просто мошенники и шарлатаны, использующие имя о.Иоанна Кронштадтского для корыстных целей, уверяя при этом, что их благословил на то о. Иоанн и искренне заблуждающиеся, убежденные в истине тех нелепостей, что проповедовали иоанниты (название иоанниты съезд решил тогда оставить за сектантами).

Пропаганда сектантства велась особенно усиленно в глуши и на окраинах. Многочисленные распространители брошюр о пастыре бродили по дорогам России. На Иркутском миссионерском съезде, также проходившем в 1908 г., на общем собрании было заявлено, что, согласно отчетам сибирских православных миссионеров, секта иоаннитов ведет активную деятельность в Сибири. В № 7-8 „Миссионерского обозрения“ за 1910 г. в статье священника А. Здравомыслова сообщается о проникновении иоаннитов в Екатеринбургскую епархию в 1909 году. Руководителем группы, действовавшей в с. Губернском, был некто В.Воронин. Священник Здравомыслов описывает подробности деятельности сектантов, и сообщает, что лично им были проведены беседы с указанным Ворониным. Наблюдая за деятельностью сектантов, священник А.Здравомыслов отмечал, что более всего привлекают они к себе прихожан храмов своим показным благочестием во время богослужений („Уж очень усердно они молятся“, признавались отцу А. прихожане, поддавшиеся было учению иоаннитов). Когда же сам о.А.Здравомыслов стал проводить беседы с призывами к прихожанам быть осторожными в общении с иоаннитами, то выяснилось много мелких подробностей, начиная с пития особой „иоаннитской“ водицы, которую практиковали сектанты, и заканчивая серьезными намерениями некоторых прихожан продать в пользу иоаннитов свои дома. Приводятся священником А. Здравомысловым и такие частные факты из деятельности сектантов, как откровенный разврат, преподносимый доверчивым жертвам под видом „изгнания бесов“. В разделе „Хроника“ „Миссионерского обозрения“ за 1910 г. сообщается, что иоанниты были замечены в Бийском уезде. Сюда они пришли в монашеской одежде и стали совершать в одном из сел ежедневные молебны, не брезгуя также подделкой чудес, которые „совершали“ подобно фокусникам на глазах невежественного и доверчивого народа. „Братцы и сестрицы“, как правило, покидали села, где они проводили подобные „молебны“, нагруженные холстом и деньгами.

В 1912 г. Св. Синод, принимая во внимание угрожающий для мира Церкви характер пропаганды сектантов, именовавших себя иоаннитами, определил называть их впредь в официальных церковных актах и в миссионерской полемике с ними „хлыстами киселевского толка“ или просто „хлыстами-киселевцами“, по имени главной основательницы Матрены (у сектантов – Порфирии) Киселевой. В постановлении Св. Синода сказано о мерах, предпринятых по борьбе с распространителями хлыстовщины: журнал и брошюры, защищающие „кощунственное, богохульное и еретическое учение“ предписано предать осуждению, а всем миссионерам иметь „неослабленный надзор за книгоношами этой секты и пресекать всеми законными способами их вредную деятельность“. Кроме того, высшая церковная власть была вынуждена призвать священников во всех приходах „обратиться ко всей российской православной пастве с посланием от имени Св. Синода, в каковом послании выяснить гибельность лжеучения хлыстов-киселевцев и призвать к покаянию тех, кто поддался его обольстительному влиянию“, о чем, нужно было известить всех по духовному ведомству.

О. Иоанну это движение приносило немало огорчения и забот. При всей своей кротости и любвеобильности пастырь не мог воздержаться от сурового осуждения нечестия сектантов и мошенников-распространителей, злоупотреблявших его именем. О.Иоанн прямо и весьма строго обличал, как он сам говорил, „ходячие бредни религиозного характера“, неоднократно на глазах у всех посетителей с гневом отбрасывал фотографии со своими изображениями, которыми торговали особо предприимчивые сектанты среди доверчивых богомольцев. В газете „Русское знамя“ за 1908 г. № 180 была помещена заметка, в которой говорилось о том, что когда о.Иоанн пребывал в Ярославской губернии и узнал об очередных выходках „столпов“ иоаннитства Петрова и Пустошкина, он в сердцах сказал: „Я и раньше заявлял, что с иоаннитами ничего общего не имею, и теперь я, как православный священник, перед вами проклинаю их“. Протоиерей Максим Худоносов сообщал, что в личной беседе с ним о. Иоанн незадолго до кончины своей отзывался о сектантах с отвращением как об „изступленных невеждах“. Об этих и подобных высказываниях пастыря в адрес сектантов сами иоанниты, естественно умалчивали. О. Иоанн публиковал многочисленные циркуляры – воззвания к православным, предостерегающие их против иоаннитов. Приходилось ему также неоднократно выступать в печати с обличениями и по поводу проникновения распространителей его портретов в воинских частях.

О своей борьбе с сектантами о. Иоанн писал в подробных отчетах в Св. Синод, публиковавшихся в „Церковном вестнике“. В этих отчетах находятся обращения о. Иоанна к сектантам, в которых он говорит о себе, что он „обыкновенный грешный человек, хотя и священник“. Записаны слова о. Иоанна к народу на литургии: „О Господи, до чего я дожил…Всем и каждому говорю: я обыкновенный грешный человек, я грешу каждый день и сам подлежу суду Божию...“. Как легко увидеть связь этих слов о. Иоанна с его откровением о себе в книге „Моя жизнь во Христе“, где он с сокрушением пишет: „ когда я посмотрю внутри себя в сердце свое, Боже, Боже мой, что я вижу! Бездну согрешений вольных и невольных, бездну немощей, искушений, скорбей, теснот, страхов, козней вражиих, тьму непроглядную, вижу в себе иногда настоящий ад кромешный“ (т.2, изд.1894,с.85).

Заканчивая этот ретро-обзор по страницам журнала „Миссионерское обозрение“ за 1910 год, добавим для справки, что движение хлыстов-киселевцев (иоаннитов) в наше время еще существует, хотя и в незначительных размерах (после революции сектанты пополнили ряды катакомбной церкви, а сейчас, согласно современным исследователям, в небольшом количестве живут в Псковской, Воронежской областях, Краснодарском крае и некоторых других районах России).

Изучение деятельности сектантов-»иоаннитов" показывает, что почвой для распространения секты была малограмотность (в том числе и религиозная) простого народа. В наше время религиозная просвещенность общества (несмотря на более высокий уровень светской образованности) еще недостаточна. Учебно-просветительская и миссионерская деятельность Русской Православной Церкви активно развернулась только в последнее десятилетие после практически полного отсутствия этой деятельности на протяжении 70-летнего периода. Настроения и чувства, которые иногда возникают среди мирян в отношении к некоторым священникам, обладающим большим духовным даром, конечно, нельзя сравнить с теми, что руководили православными людьми, почитавшего великого пастыря, но у малограмотных простых почитателей приняли кощунственные формы. И все же нужно иметь в виду, что подобные искажения (именно искажения, а не благочестивые чувства) в наше время могут создавать большие психологические трудности как для священников, так и для самих их почитателей, у которых формируется неадекватное представление о Церкви и о своем духовном пути.

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий