О «православии» антихалкидонских монофизитов

Протоиерей Феодор Зисис

Православие и нехалкидонские исповедания. Общая оценка диалога

Как известно, в настоящее время Право­славная Кафолическая Церковь ведет богословский диалог с различными христиански­ми конфессиями. Среди этих конфессий при­сутствуют также и монофизиты, которых также называют еще и антихалкидонитами, или же прохалкидоиитами, или древними во­сточными церквами, или, совершенно вопреки Священному Писанию «православными востока».

Специально для ведения этого диа­лога был создан так называемый Смешанный Богословский Комитет с участием представи­телей халкидонского и нехалкидонских испо­веданий. В результате деятельности этого ко­митета возникло соглашение, согласно кото­рому выходичто в области догматики и веры Православных ничего не разделяет с антихалкидонитами, и что расхождения, имевшиеся до сего времени, возникли исклю­чительно вследствие неправильного толкования богословской терминологии. Теперь же, дескать, она понимается как надо и, трудами и усилиями нынешних специалистов-богосло­вов, в полном согласии со Святыми Отцами. Да и сам разрыв антихалкидонитов с Право­славной Церковью имел-де причины полити­ческие, а не догматические.

Такое представление, которое, как уви­дим далее, не только не соответствует действительности, но и целиком возникло в ре­зультате сознательного стремления исказить ее, впервые появилось в среде участников первых четырех неофициальных встреч Православных и антихалкидонских церквей, причем встречи эти, что примечательно, состоялись по инициативе Всемирного Совета Церквей.

В таком же духе действовала и созданная вслед за тем официальная Межправославная Богословская Комиссия; в этом же духе про­исходили и все последующие встречи в рамках Смешанного Богословского Комитета.

Нашлись даже некоторые участники этих встреч и официальные представители различных Церквей, которые утверждали, что Пра­вославие антихалкидонитов находится вне всяких сомнений, и что, следовательно, спе­циальный богословский диалог не нужен, так как еще более запутает дела. Они также предлагали, чтобы Церкви, прекратив богословские прения, немедленно перешли бы к провозглашению единства, так как уже более пятнадцати веков потеряны на бессмыслен­ные распри. По мысли этих людей, Церковь все эти долгие века заблуждалась, а множе­ство поколений Святых и учителей Церкви, осуждая монофизитов, яковитов, акефалов, севериан и тому подобных, ошибались. Вы­ходит, что множество простых умом, но про­свещенных духом святых старцев, которые, как мы читаем в «Отечнике», даже не разго­варивали с антихалкидонитами, пока те не раскаются и не признают решений Четверто­го Вселенского Собора, также заблуждались.

Несомненно, ни Святые Отцы, ни бла­женные духом старцы не были скуднее современных богословов ни умом, ни любовью; напротив, исполненные всяческой пастырской заботы, они стремились наставить отпав­ших на путь истинной веры, без которой не будет спасения. Ибо действительно любящим можно назвать лишь того, кто говорит прав­ду, какая бы она ни была, но не того, кто почему-либо старательно скрывает ее и стре­мится обмануть, сообразуясь с временным и человеческим, а не с вечным и Божиим. В сознании Церкви на этот счет неясностей нет: бывает добрый мир и согласие, и есть плохой мир и дурное согласие. Плох тот мир и плохо то единство, которые пренебрегают различи­ем в вере, ибо только единство веры и «обще­ние Святого Духа», за установление которых Церковь постоянно молится, только они и могут быть прочным, неколебимым основани­ем настоящего мира и согласия, ибо только такое единство имеет глубочайшую, мисти­ческую основу. А когда такого мистического единства нет, тогда бывает дурное согласие и ложный мир, лишь внешне прикрывающие незаживающую язву разделения и распада; в таких случаях предпочтительнее "славная война, чем мир с отверженном Бога"1.

Идея, что можно провозгласить сначала тождество, а затем и единство Православныхи антихалкидонитов, впервые появляется на заре нашего века, еще даже до того, как началось движение за восстановление римс­ко-католической Унии и возникло Экуменическое движение с его протестантским духом релятивизма и синкретизма.

Не в последнюю очередь благодаря этому протестантскому релятивизму и синкретиз­му, идея о тождестве Православных и анти­халкидонитов получает широкое распростра­нение внутри экуменического движения. С этих пор монофизитов величают антихалкидонитами, прохалкидонитами, сторонниками древних восточных исповеданий и даже пра­вославными востока. Так были разрушены границы, положенные от Бога, как сказано: “не переноси границ, положенных от века отцами нашими”. Так были созданы предпо­сылки к тому, чтобы в сознании Церкви монофизиты, всегда бывшие нераскаявшимися еретиками, без покаяния и обращения стали бы сонаследниками Православия. Требуют даже и от самих Православных, чтобы они признали антихалкидонитов Православны­ми.

Смешение и путаница превосходит здесь уже всякое разумение. Еще каких-нибудь де­сять лет назад при словах «Межправослав­ный комитет» или «Православные Церкви» всякий посчитал бы, что речь идет о помест­ных Церквях, образующих Православную Кафолическую Церковь, первенствующий по чести престол среди которых принадлежит Константинопольской Патриархии. Ныне же это не стало более очевидным, так как по инициативе экуменистов и по нашей же, то есть Православных, снисходительности, «Межправославный Комитет» может теперь включать и монофизитские церкви коптов, сирояковитов, армян, эфиопов и прочих. Первоучитель же религиозного синкретизма, еще ранее протестантов, есть римский папа, как это видим из того положения римско-католической унии, что иные исповедания, признав первенство папы, вольны сохранять свою веру и даже самые свои ереси.

Другим пагубным следствием этой пута­ницы является то, что многие православные богословы утратили религиозное самосозна­ние и потеряли чувствительность ума. Это относится, прежде всего, к тем, кто каким-либо образом связан с Всемирным Советом Церквей и одержим духом экуменизма. Это, происходящее, как сообщается, «вследствие объективных богословских изысканий» и прикрываемое громкими именами видных экуменистов отупение богословских умов уже коснулось и консервативных богословов. Так, например, те участники межконфессио­нального диалога, которые сначала были неколебимы во мнении, что общение и объеди­нение с антихалкидонитами возможно лишь при условии признания ими Четвертого и всех последующих Вселенских Соборов, ныне уж не столь непреклонны. После нео­фициальной встречи с антихалкидонитами в Женеве, убедившись, что признания поста­новлений Вселенских Соборов с их стороны ожидать бессмысленно, эти православные бо­гословы призывают дать новое толкование решений Четвертого Вселенского Собора с тем, чтобы антихалкидониты могли его при­нять.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий